Утёнок и Лебедь

8. О том, как Утенок впервые увидел лебединую стаю

Следующие несколько дней из дома я выходила очень осторожно. Сначала в щелку между дверным косяком и дверью подъезда высовывался мой нос, принюхивался к наличию чужого одеколона, потом выглядывал правый глаз, просматривал крыльцо и ступеньки, следом за ним появлялся левый, вместе они сканировали двор на нежелательное присутствие Лебедей разной степени неадекватности, и только потом на улицу вышагивал перепуганный Утенок.

Но, к счастью, Максим, похоже, потерял ко мне интерес. Я его не видела ни в доме, ни в академии. На его странице инстаграма появлялись новые снимки, мой опускался в ленте.

В группе я заняла нишу странной, необщительной девочки-тени. Надо мной никто не смеялся, не унижал, но и не замечал. Словом, моя жизнь медленно начала налаживаться: Лисовский остался в прошлом, как и одноклассники, Лебедь больше не пытался меня выслеживать, а я погрузилась в учебу. И последняя стала моей новой головной болью.

Я не без оснований боялась вылететь из академии, не дожив даже до первой сессии. Ближайшие полгода нам с однокурсниками предстояло вновь встретиться с такими общими дисциплинами, как история, русский язык и математика. Да, назывались они теперь красивыми названиями вроде «высшая математика», но суть была та же. Мои головные боли вроде интегралов, истории великих сражений да приставки «не» догнали меня в вузе. И от этой встречи я чуть ли не рыдала. Особенно когда все преподаватели в один голос и с первых же слов заверяли: «На второй семестр ты не пройдешь!» Конечно, кричали они не мне лично, а угрожали всей группе, но воспринимала я это именно на свой счет. Однокурсники, кажется, даже внимания не обращали, я же вздрагивала каждый раз, вспоминая все школьные неудачи как с публичными выступлениями и решениями математических задач, так и с письменными заданиями и запоминанием дат.

Специализированных предметов была всего пара штук, но и на них рассказывали совсем не то, что я ожидала. Ремеслу дизайнеров нас никто и не собирался обучать, кажется, раньше второго курса, а то и вообще третьего. Сначала предстояло вновь освоить общие дисциплины, и от этого опускались руки, голова, и рушились надежды на славное будущее в желанной профессии.

Я очень не хотела провалить первую сессию, но точно так же совсем не представляла, как буду ее сдавать, если за последние два школьных года не смогла освоить то, что теперь нам попытаются втолковать за четыре месяца.

Мной овладела паника. Я пыталась читать учебники, не понимая слов, и совершенно по-глупому заучивала формулировки, значения которых до меня не доходили. Оля крутила пальцем у виска и говорила, что я рехнулась со своей учебой. Папа ободряюще похлопывал по спине и говорил, что решение вложить деньги в мою учебу, а не в очередную пару сапожек для сестер-сороконожек, лучшее за последние годы.

На меня перестал давить Лисовский и его компания подпевал, но легче жизнь от этого не стала. Теперь наседали седовласые профессора академии. Если мне казалось, что в школе учиться трудно, то к уровню вуза я оказалась совсем не готова.

Однако через две недели мы получили результаты теста по «языку делового общения». И я за него получила «три», чему впервые в жизни была рада. Это была «тройка» с огромным минусом всего за пяток неправильных ответов из пятидесяти. В школе это была бы четверка с плюсом, и от этого я была невероятно горда собой. Моя «тройка» была одной из четырех положительных отметок на всю группу!

После череды угнетений у меня будто крылья выросли, захотелось подпрыгнуть на месте и издать победный клич. А вместо этого до самого звонка пришлось усилием воли сдерживать радостную улыбку, хмуриться и внимать очередной дозе угроз злого профессора. И на этот раз он казался мне клоуном на цирковом представлении, а все его заверения «Не пройдешь!» не более, чем пустыми словами. Не могли же они оставить из группы всего четырех человек, в конце концов!

Из аудитории выпорхнула все на тех же крыльях надежды. Мечтала поскорее оказаться дома и с кем-нибудь поделиться тем, что не совсем безнадежна. Но дорогу мне преградила толпа в вестибюле.

Приблизилась к своим одногруппникам, которые, в отличие от меня, ни счастьем, ни надеждой не лучились, наоборот, были хмуры и озлоблены на профессора в частности и на высшее образование в общем. Мной же владел адреналин восторга. Иначе как объяснить, что я поинтересовалась у той самой коротко стриженной девушки, которая звала меня на прогулку в первый учебный день:

– Что происходит?

Она удивленно обернулась и глянула на меня пораженно. Я тут же смутилась, резко падая с небес, где с красным дипломом заканчиваю академию и становлюсь крутым дизайнером, на грешную землю, где всего лишь безмолвная тень с последней парты, которая получила трояк. Она, наверное, думала, что я глухонемая. Бедная, не надо было пугать ее резким обретением голоса.

– Да. – Девушка, которую звали Верой, откашлялась, а потом заговорила как ни в чем не бывало, будто мы и до этого часто общались. – Спортсмены вернулись из своего тура. Не слышала последние новости?

Помотала головой. Я вообще мало к чему не прислушивалась, что творилось вокруг. Меня больше волновала учеба.

– Академия славится командой по баскетболу. Их отправляли на соревнования в соседние города. И они победили. Вот их и встречают.

– А-а-а, – протянула и стала оглядываться, раздумывая над тем, как бы мне просочиться к выходу.

– Кстати, твой дружок вроде больше всех мячей забросил.



Алена Ячменева

Отредактировано: 16.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться