Утопленник

Размер шрифта: - +

Утопленник

 

В дом вбежала запыхавшаяся соседка.

- Утопленник! - заголосила она с порога. - Утопленник в реке!

- Кто? - Хозяйка встревожилась. - Кто утонул?

- Не знаю! Неизвестно пока!

Сообщив новость, соседка резво сбежала с крыльца и устремилась к следующему дому.

- Утопленник - это к чему, как по-вашему? - с глубокомысленным видом осведомился у хозяйки Влад.

Он учился на четвёртом курсе филологического факультета и в деревне корпел над рефератом о народных суевериях и приметах. Хозяйка, Зинаида Матвеевна, приходилась ему тёткой по отцу.

- К чему угодно, но только не к добру, - она торопливо накинула на плечи пальто. - Неужели кто-то из наших?… Надо пойти глянуть…

Влад какое-то время раздумывал, а потом отодвинул книгу и встал из-за стола. Посмотреть на утопленника наверняка сбежится народ, а значит, начнутся толки и разговоры. Ему, как начинающему филологу, небезынтересно будет послушать народный говор.

К реке по натоптанным в снегу тропам уже спешили люди. День, как обычно в начале весны, выдался бессолнечным и мглистым. Река почти освободилась ото льда, лишь кое-где у берегов виднелась ледяная корка. Зато много льдин плавало в затоне, который река образовывала под горой.

Когда к берегу подошли Влад с Зинаидой Матвеевной, на воду была уже спущена лодка. Двое мужчин гребли, а третий, надевая резиновые рукавицы, подбирался к носу.

- Лицом вниз плывёт, и не разглядишь кто такой, - толковали вокруг Влада. - Нет, кажись, не наш… Наверно, из Нечаева принесло… А может, из Краснознамёнска…

Лодка подплыла к покойнику. Мужчина в рукавицах наклонился над ним. Двое других бросили вёсла и встали, собираясь ему помочь.

- Ну, чего? - закричали им с берега. - Кто такой?

- Не поймём пока! - откликнулся мужик в рукавицах. - Вроде, не наш!

Крики эхом прокатились над затоном. Стая галок с карканьем поднялась с голых деревьев и закружилась в небе.

И почти в ту же минуту стоявшие на берегу испустили дружный вопль: люди в лодке, вытаскивая утопленника, сгрудились на левом борту и лодка перевернулась. Все трое оказались в воде.

Они забарахтались, но в плотной одежде, сковывавшей движения, держаться на воде было трудно. Им пришлось вцепиться в перевёрнутое судёнышко.

- Так их же сведёт от холода, потопнут! - заголосили женщины.

Сельчане бестолково сновали по берегу, но сделать ничего не могли. Второй лодки не было.

Влад видел, как один из пловцов отцепился от лодки и поплыл к берегу. Взмахи его рук, поначалу сильные и энергичные, быстро слабели. Вдруг он замешкался.

- Тонет! Тонет! - закричали вокруг. - Мишка тонет!

Пловца свела судорога. Несколько секунд было ещё видно, как он отчаянно вытягивает шею и глотает ртом воздух. Потом только льдины качались вокруг того места, где он пошёл на дно.

Отчаянно заголосила какая-то женщина. Владу стало муторно. Он уже жалел, что пошёл сюда.

- Держитесь, держитесь, миленькие! - кричали двоим, что цеплялись за лодку. - Сейчас подмогнём!

Один из них уже терял силы. Из воды выступало только его лицо с судорожно разинутым ртом. Они с утопленником почти толкались спинами. Мертвец, казалось, прижимался к нему, не давая всплыть.

Какой-то старик, раздеваясь на ходу, кинулся в ледяную воду, но, не проплыв и десяти метров, захлёбываясь, повернул назад.

- Беда! - в отчаянии вопили на берегу. - Люди тонут!

В борт лодки цеплялся уже только один спасатель. Второй пошёл на дно. Не прошло и пяти минут, как и его не стало. На волнах теперь покачивался только утопленник.

Люди громко ругались и грозили ему кулаками.

- Сволочь, сам утоп и других за собой утянул…

Доставать его из воды ни у кого желания уже не было.

Вечером Зинаида Михайловна сообщила Владу, что зловещего мертвеца прибило к берегу. Мужики с баграми только что направились туда. Влад, несмотря на её протесты, тоже пошёл к реке. Очень уж хотелось взглянуть на этого утопленника.

По дороге он встретил Сергея Иванцова, местного парня лет девятнадцати. Этот Иванцов был, пожалуй, единственным из деревенских, с кем Влад более-менее сдружился. Мать Сергея знала много старинных побасок и преданий, и Влад несколько раз побывал у них в доме, записывая её рассказы на магнитофон.

- Мертвец не простой, - втолковывал Сергей москвичу, пробираясь по скользкой, едва заметной в потёмках тропе. - Неспроста людей за собой на тот свет утащил. Бабка Пищальникова говорит, что он колдун, а уж она-то разбирается в таких делах…

На берегу стояло человек пятнадцать. Один, высокий, бородатый, в болотных сапогах, зашёл в воду и начал подтягивать утопленника к берегу острым концом багра. У самой кромки воды мертвеца подхватили баграми и втащили на камни.

Бородач, подталкивая покойника, вылез из реки и вдруг поскользнулся на скользких камнях. Голова его с хрустом ударилась об острый выступ и осталась на нём, словно припечатанная. Камни и землю вокруг забрызгало кровью.

Какое-то время все стояли в смятении. Потом начали ругать утопленника на чём свет стоит. Дальше тащить его не стали, оставили лежать на камнях.

- Пускай милиция разбирается, кто такой, - говорили люди, укладывая на носилки тело бородача. - И поскорей бы увезли его, что ли, а то от него только народ мрёт…

  • к ночи в дом к Зинаиде Михайловне явился Сергей с деревянным колом и канистрой.

- Это колдун, а значит, сделать с ним надо то, что делают с колдунами, - сказал он Владу, вышедшему в сени.

- Ты хочешь его проткнуть? - сообразил москвич.

- Ну да, а потом оболью бензином и брошу спичку. Больше никого не убьёт. Пойдёшь со мной?

Влад заколебался, одолеваемый тревожными предчувствиями, потом всё-таки кивнул.



Игорь Волознев

Отредактировано: 30.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться