Утро нового века.

Часть четвёртая. Предательство. Глава 5

 

Неожиданный приезд барынь застал слуг врасплох.

В доме поднялось целое столпотворение. Слуги метались по дому, снимали чехлы с мебели, растапливали печи-голландки, чтобы прогреть нежилые комнаты.

- Ах, как же вы похорошели, барышня, - старя няня Лиза, украдкой вытерла увлажнившиеся глаза. – Вот бы родители порадовались, увидев свою Дашеньку.

- Нянюшка, ты узнала меня? – Даша крепко обняла старушку.

- Я вас, деточки, с младенчества пестовала, - расчувствовавшись, всхлипнула няня. – И всегда различала.

По русскому обычаю, она трижды поцеловала Дашу и перекрестила.

Мило улыбаясь, девушка выслушала восторги экономки и управляющего.

Из кухни потянуло вкусными ароматами. По случаю приезда сестёр, там готовили праздничный ужин.

Основные комнаты в доме располагались на первом этаже, но три небольшие комнаты находились в мансарде. По выражению Луки Уварова, в «гнёздышке» жили его птенчики. Три девичьи светёлки.

Когда поток поздравлений и восхищения иссяк, Дарья смогла осмотреться. Её родной дом. Шесть долгих лет, шла она домой. Шла обратно к себе.

Поднявшись по резной деревянной лестнице на второй этаж, она оказалась в будуаре, в который выходили двери их комнат. Увидела в углу, у окна, столик.

Она вспомнила, как они, юные девушки, устраивались втроём за ним, и полушёпотом, чтобы никто не услышал, рассказывали друг другу о своих сердечных тайнах.

Закусив губу, Даша, с грустью, осознала, что этот столик уже не их. Время оставило свой отпечаток не только в её душе.

Не сдержавшись, всхлипнула и тут же притихла, опасаясь растревожить Анну. Однако от Анны не укрылось состояние сестры. Она тотчас крепко её обняла. Даша опустила голову.

- Ты – дома, - стараясь сохранять спокойствие, произнесла Анна. – Пойдём к тебе. Приляг.

Войдя в Дашину комнату, они подошли к кровати. Анна легла, а Даша, как маленький, замёрзший котёнок, пристроилась под её бочок. Анна, невольно улыбнулась.

- Как в былые времена, помнишь? – она погладила сестру по голове. – Когда тебе снился плохой сон, ты прибегала ко мне.

- Обнявшись, мы прятались с головой под одеялом и страхи уходили.

- И сейчас ничего не бойся. Лена и я, мы всегда будем с тобой. Здесь никто тебя не найдёт. А если увидят, то примут за меня. Твоя прошлая жизнь, это просто плохой сон, сестра. Не воспринимай прошедшее всерьёз. Оно ушло и не вернётся. Поняла?

- Ты уверена, что Лена со всем справиться?

- Да, - спокойствие звучало в голосе Анны. - У неё твёрдый характер.

- Когда я уезжала, мне не понравилась улыбка Арсения, - тревожно заговорила Дарья. – Его улыбка, знак чего-то нехорошего. Я видела раньше, как он улыбается, но эта...

- Ты говоришь о сыне Андрея Михайловича?

Дарья утвердительно кивнула головой.

- Он очень тепло относился ко мне, а к Лене... Я опасаюсь, что его привязанность к ней, переросла в настоящее чувство.

- Хочешь сказать, он – влюблён в нашу сестру?

- Возможно, - пробормотала Дарья. – Эта мысль неоднократно приходила мне в голову. Мне всегда казалось, что он смотрит на Лену не так как на меня или других женщин его окружения.

- А сестра, - встрепенулась Анна. – Что она говорила?

Даша взглянула на Анну и встретила блестящие в свече свечи, чёрные глаза.

- Ничего, - пожала она плечами. – Она об Арсении Андреевиче никогда не говорила. Ни плохо, ни хорошо.

Анна вздохнула и подумала:

« Значит, наша беседа не была напрасной. Лена приняла правильное решение, отвергнув флирт с этим юношей».

- Это всё твоё волнение, Дашенька, - вслух произнесла она. – Тебе показалось.

- Надеюсь, - прошептала Дарья.

Анна поднялась с кровати.

- Пока истопят баньку и приготовят ужин, ты отдыхай.

Как только за Анной закрылась дверь, бывшая монахиня откинулась на подушку и, глядя на надвигающуюся за окном темноту, шёпотом спросила:

- Правильно ли я поступила, Господи? Увидела его и... почувствовала сердцем. Глаза его добрые, руки сильные. Но я дала клятву тебе! Как могла я изменить ей? Боже всесильный, вот оно наказание за грех мой великий! За смерть Мити… Андрей, я скучаю по тебе, - почти беззвучно произнесла она. – Я сберегу тебя в своей памяти. Храни тебя Бог.

Даша была испугана и растеряна, как в тот день, когда Андрей Рунич сделал ей своё второе и весьма решительное предложение. Она не могла его принять, но и не могла отвергнуть.

Не могла? Нет. Не хотела!

Осознание того, что она влюблена в этого сурового мужчину, вогнало её в панику и смятение. Любовь испугала её. Именно поэтому она решилась на обман и втянула в него сестру. Случилось то, что случилось.

Сейчас, находясь в своём доме, увидеть который, ещё год назад, даже не мечтала и, прислушиваясь к песне метели за окнами, Даша всё сильнее ощущала одиночество и страх. Не за себя. За своих близких.

Ночь стучалась в окна. Снег, удивительным белым светом, сверкал в лучах луны.

Как в юности сердце девушки наполнилось воспоминанием о недавнем прошлом, когда она встретилась с человеком, согревшим её душу и, с которым, теперь, её разъединяют не только сотни километров.

Она убежала. От магии его страсти, от своего чувства, которое Даша считала преступным и греховным.

Пришлось воспользоваться сходством с сестрой и, теперь замирать от того, что в любой момент обман может открыться.

От одной мимолётной мысли об этом, мурашки пробежали по коже, но девушка не ощущала холода. Печаль и тяжесть в сердце сдавили её изнутри.

Дарья не понимала, почему ожидает чего-то несбыточного, тайного, скрытого под покровом ночи. Ведь ничего не осталось от тех дорогих сердцу дней. Только эта ночная тишь, луна и воспоминание о сломанной судьбе.



Inna Liv

Отредактировано: 20.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться