Утюгов в Зазеркалье

Размер шрифта: - +

Перемычкин – король Древарии

Только войдя в Большедуб, Утюгов подумал, что попал в добрую и прекрасную сказку: вокруг были пасторальные картинки деревенской жизни, дополненные насыщенными и яркими оттенками зеленого. Чувство, что Утюгов оказался в Ирландии, не покидало его ни на миг. Маленькая деревушка, затерянная где-то среди зеленых холмов – что может быть романтичнее?

«Вот бы попасть сюда с Оленькой, – думал Утюгов. – Или в медовый месяц поехать. Вроде и Россия, а такая пастораль, что аж слезу вышибает. Эхх, люблю я это Подмосковье, черт его дери!» Однако, как говорится, не долго играла утюговская радостная песенка. Очень скоро ему предстояло окончательно и бесповоротно разочароваться в своих надеждах на то, что он не покидал уютный и привычный мир людей.

– Я сейчас к отцу иду на сидроварню, – сказал уши-веточки. У вас есть где переночевать?

– Да я и не думал как-то об этом, – ответил Утюгов.

– Вот чудак, – отвернувшись прошептал юный древариец. Так вы сюда просто так из Пасствы приехали, наобум? Ни друзей, ни знакомых? Я вам поражаюсь! Ладно, давайте переночуете у нас, а завтра уже решите, куда вам надо.

Отказываться от предложения своего любезного спутника было бы по меньшей мере невежливо, поэтому Утюгов согласился.

«Тогда идемте за мной, – резюмировал уши-веточки. Нам сюда…» – и увлек Утюгова на одну из немногочисленных столичных улиц.

Проходя по улицам, очарованному утюговскому сознанию постепенно открывалась вся подноготная жизни в столице Древарии. Первое, что он увидел – это прекрасные пейзажи, невероятно насыщенный зеленый цвет, заполонивший все вокруг, и покачивающиеся от радости жизни в этом прекрасном мире веточки молодого древарийца. Пройдясь по улицам, открывалась другая сторона этой тихой и размеренно-спокойной жизни — запустение. Весь город представлял собой немного вытянутый овал из четырех улиц вдоль и трех поперек. Улицы когда-то были вымощены камнем, от которого сейчас остались лишь редкие булыжники, со всех сторон облепленные сочной ярко-зеленой травой. Дома – едва торчащие над улицами засыпушки с окнами на уровне земли. На улицах – одни старики, немощно толкающие тележки с каким-то скарбом. В общем, атмосферка так себе. Хотя на первый взгляд красиво, спору нет.

С одного конца столицы до другого прошли меньше, чем за десять минут. «А вот и сидроварня моего отца», – сказал уши-веточки и уважительно открыл дверь перед Утюговым. Нагнувшись в три погибели, чтобы не удариться о низкий дверной проем, Утюгов зашел внутрь. Убранство внутри было скромное: пара скамеек, самодельный пресс для фруктов, пара десятков здоровенных бутылей с находящимся в процессе брожения продуктом и кое-какая посуда.

– Сейчас отца нет, он пошел за грушами в Радамор. Вернется завтра.

– А своих груш в этой деревне, ой, то есть, столице, нет? – неуклюже попытался спросить Утюгов.

– Своих нет. В стране всего два места, где растут груши. Радамор – ближайшее, туда двенадцать мил.

– А большая деревня этот твой Радамор наверно, раз всю страну грушами обеспечивает? – поинтересовался Утюгов.

– Совсем нет. Всего тридцать древарийцев там живет постоянно, еще кто-то иногда останавливается, когда приходят за грушами.

Утюгову становилось не по себе. Похоже, он был не в России! Мысли о немного диковатых, но все же родных местах своей страны, улетучились. И что это за страна такая? Вообще человеческое название у нее есть, не древарийское? «Груши две деревни в стране выращивают: нормально экономику поднимают ребята – подумал Утюгов. – Ладно хоть еще я в столицу попал, тут улицы есть».

– А как уехать отсюда можно? – с по-детски наивной улыбкой в глазах спросил Утюгов.

– А куда вам надо?

Действительно, куда именно надо было Утюгову, не знал даже он сам. Говорить, что надо в Москву к Оленьке на свидание, было глупо.

– Да нет, никуда не надо. Это я погорячился.

– Ну и хорошо. Тогда располагайтесь, наш дом – ваш дом. Добро пожаловать! – с широкой улыбкой на лице сказал юный древариец и замахал от счастья веточками.

– А где здесь перекусить можно? – спросил Утюгов, о чем ему напомнил бурчащий от голода желудок.

– В три часа будет званый обед у короля Древарии. Приглашены все почетные лица нашего города, в том числе и моя семья как единственный производитель напитка в стране. Думаю, вам будет интересно поприсутствовать, учитывая, что вы первый раз в нашей стране.

–Да, конечно. Большая честь для меня, – приободренно ответил Утюгов.

«Я не знаю, где я, но относятся здесь ко мне, похоже, неплохо. Вон, даже на обед к королю самой Древарии зовут», – подумал переполненный чувством собственной важности Утюгов.

– Что ж, если вы не против, тогда давайте пойдем. Опаздывать к королю крайне неэтично.

– Может мой вопрос покажется немного неуместным, – издалека начал подходить к интересовавшей его теме Утюгов, – а как вы понимаете, что скоро три часа времени?



Марк Должанский

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться