Увидеть рассвет

Размер шрифта: - +

Глава 1

Осень. Шуршат опадая листья, которые тут же подхватывает ветер и кружит по городу в золотом прощальном вальсе. Но этот транец мало кто рассматривает. Столица живет своей жизнью. Суетливой, однообразно-стремительной и равнодушной к красоте очередной смены сезона. Потоки машин, торопливых пешеходов, звон трамваев, сигналы светофоров, скрип тормозов. Город неспешно готовится к зиме: топорщится раскопанными теплотрассами, скрипит кранами на стройках, шуршит метлами дворников и пыхтит дорожной техникой.

Молодая стройная женщина в приталенном темно-зеленом пальто и аккуратных сапожках на невысоком каблучке шла по городу. Темно-русыми волосами легонько играл ветер, но женщина этого не замечала. Она шла, едва отмечая знакомые улицы, дома, людей, транспорт. Направляясь с работы домой, женщина привычно «ушла в себя», так как за несколько лет, которые она провела на этом маршруте, дорогу изучила вплоть до трещин в асфальте и объявлений на столбе. Зима, осень, весна, лето. Все плюсы и минусы стандартного маршрута во все времена года знакомы, все возможные пробки, проблемы, вроде не чищенных дорожек или коварных луж на перекрестках у светофора отмечены. Здесь остановится немного раньше, тут, перейти на другую сторону улицы, там переждать поток машин и трамвай, здесь обойти подворотню с неизменно раскопанным участком. Каждые пару месяцев коммунальщики ищут в этом месте ценнейший клад, в виде очередной ржавой трубы. Должны были уже озолотится на одном металлоломе.

 Сознание работало на автомате, не отвлекаясь на несущественные мелочи, и женщина, пользуясь наличием свободного времени, пыталась в который раз анализировать собственную жизнь и свое отношение к ней. За последний год она устала и, как не крутила ситуацию, та упорно отказывалась показывать хорошие стороны, смазывая все серым саванном апатии.  Откуда это? Просто осень? Так вроде бы осень она всегда любила. Да и в жизни все нормально, стабильно: муж, ребенок, дом, работа. Все не хуже, чем у многих, не лучше, чем у некоторых, но при этом последнее время вкус жизни на диво пресный. Вроде бы не депрессия, но хронически не хватает яркости эмоций, стремления, как в детстве, бежать за ближайший поворот с горящими глазами и стойкой уверенностью, что именно там сейчас начнется все самое интересное. В последнее несколько месяцев почему-то впереди всех эмоций уверенно шагали здравомыслие, расчет и преувеличено критический взгляд на собственную судьбу. Она начала ловить себя на ощущении, что вся ее жизнь – всего лишь неприметная роль в странной камерной постановке. Искренне ценя стабильность, покой, уют и комфорт, полученные благодаря планомерному упорному труду, она начала ощущала хроническую нехватку чего-то. Еще бы понять, чего именно и где это что-то искать. И нужно ли? Может это сезонная осенняя хандра, которую нужно просто переждать, как моросящий дождь? Коллеги по работе шутят: «заведи любовника», но она такой вариант даже не рассматривает. Зачем, если есть любимый муж? И то, что браку больше десяти лет, никак на этом факте не сказалось. Здравомыслия вполне хватало чтобы понять, что проблема в ней. Если на глазах серые очки, то смена красных роз на желтые ничем не поможет.

–Девушка, вас подвезти? – послышался мужской голос справа. Женщина недоуменно подняла глаза, услышав странное предложение. Демонстративно обвела взглядом вокруг. Центр города, вокруг масса общественного транспорта, есть возможность вызвать такси, да и она вроде бы не похожа, ни на смертельно больного человека, ни на придорожную «бабочку».

– Спасибо, нет необходимости, – автоматическая, ничего не значащая вежливость и безразличие, успевшее уже смыть проблеск эмоций на лице. Она не посчитала нужным рассматривать ни говорящего, ни его машину.

– Но я точно знаю куда вам нужно, – довольно самонадеянная фраза ничего не изменила. Как профессиональный игрок, не глядя отбивающий подачу, женщина, пребывая мыслями где-то далеко, ответила, не поворачивая головы на рядом ползущую машину.

– Рада за вас.

– И все?

– Написать хвалебную оду в честь вашей информированности?

– А можете?

– Все могут. Я не говорила, что она будет достойна внимания, – равнодушно-неопределенно кивнула головой женщина и свернула к подземному переходу.

Знакомые ступеньки, магазины с одеждой и обувью, терминалы, прохожие… Сознание снова соскользнуло в полный режим автопилота.

Маршрутка с толпой людей, проезд в душном салоне, выход на остановку раньше, просто чтобы пройтись по парку, остановить на миг, вечный бег по кругу, попытаться понять, что же с ней происходит. Ей определенно не нравится это состояние, и брать его с собой домой, к любимым людям, не вариант.  Подняв голову, женщина с надеждой посмотрела в серое небо, на кружащийся оранжевый лист клена, на летящий где-то там, далеко самолет.  Возможно пора в отпуск…

Под ноги одинокой посетительнице сквера бросились, виляя хвостами, пара лохматых созданий – две знакомые бродячие собаки. Рыжая с порванным ухом и большая белая с черными «носочками». Четырёхлапые активно подпрыгивали, терлись об ноги и вообще всеми доступными методами выражали радость от встречи. Женщина, присев на лавочку, достала из сумки оставленные с обеда кости, высыпала возле себя. Собаки без дополнительного приглашения набросились на еду под рассеянным взглядом благодетельницы.

Женщину звали Лиза, но сейчас ей было почему-то все равно, кто она и как ее зовут. Она просто проживала редкий момент тишины и единения с замирающей природой в полупустом городском парке. Накопившаяся за неделю или год усталость притупила все чувства и эмоции. Возможно, именно поэтому она никак не отреагировала на плавно начавшиеся видоизменения в облике знакомых питомцев. Животные, не отвлекаясь от еды, начали медленно расти, становились выше в холке, увеличились и удлинились головы, пасти, когти, зубы. Лиза это отмечала, но как-то равнодушно. Краем сознания понимала, что так реагировать неправильно, что пора, наверное, испугаться, удивится, с криком убежать (как минимум до ближайшей аптеки) но страха почему-то не было. Она спокойно продолжала гладить уминавших кости зверей (и ничего, что ей тысячу раз говорили, что так делать нельзя)), рассеяно пропуская сквозь пальцы изрядно удлинившуюся жесткую шерсть с элементами шипов, почесывая за длинным ухом, умильно щелкая по мокрому носу, который привычно тыкался ей в руку. Ну да, нос стал в несколько раз больше, но радости то на этих мордах меньше не стало. Искренней безудержной радости, именно той, что ей последнее время не хватает. На такую даже со стороны смотреть приятно. А вид носителя ценной эмоции - это такие мелочи… Животные ведь не виноваты, что у очередного человека похоже стремительно едет крыша…



Оксана Усенко

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться