Увидеть рассвет

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Проснувшись, Лиза некоторое время лежала с закрытыми глазами, переживая удивительный сон. Давно ей такая достоверная, загруженная подробностями красота не снилась. Еще пару секунд смутного блаженства на грани между сном и явью, и можно отрыть глаза, вдохнуть привычный мир, увидеть как обычно рядом мужа, панорамное окно своей квартиры, за стеклом осенний лес, фонтан…

Но, не тут-то было. Стоило Лизе, сладко потягиваясь, открыть глаза, как окружающий мир, заставил воздух застрять в горле кашлем. Взору женщины действительно явилось окно, однако совсем незнакомое, и ничего общего с родной квартирой не имеющее. Большое нестандартно плавное, в форме огромного наклоненного овала, окно наталкивало на мысль о убегающем солнечном зайчике, откормленном таком жирном зайце метра два в диаметре. Да и за стеклом был отнюдь не родной сосновый лес, а город. Причем незнакомый город. Очень-очень незнакомый. Этакое подобие футуристической и не в меру озелененной Японии. Скоростные поезда, узкие и головокружительные высотки, где-то далеко внизу - улицы. При этом светлые, и прилизанные до вида длинной пули, поезда, мчались высоко над землей, но в окружении платформ, засаженных едва ли не дремучим лесом, а высотки были все буквально облеплены странными деревьями и лианами. Но буйство природы не создавало постапокалептическое впечатление, ощущалось, что здесь научились комбинировать цивилизацию и природу. Вот только где именно «здесь»? Лиза почувствовала себя дурацкой лягушкой-путешественницей, которую бросает из одного сна в другой. Вот только она не припоминала озвученных пожеланий эдакого креативного времяпровождения.

Приподнявшись, женщина ошарашено покрутила головой, отметив отсутствие привычного хруста шеи. Хороший знак, но немного настораживающий. Как там говорят: «если у вас после тридцати ничего не болит, значит вы умерли»? Привычным жестом Лиза провела по затылку рукой, отметив изменившиеся ощущения. Шея была словно тоньше и длинней, да и кожа под пальцами оказалось на удивление мягкой. Та-а-к… Женщина озадаченно оторвала взгляд от вида за окном и опустила на одеяло – темно синее шелковое постельное белье отличного качества. Дома у нее таких расцветок не водилось. Спасательный круг от сознания, в виде версии «вчера перепила на чьём-то сабантуе и заночевала в гостях», не выдерживал критики, (таких окон она в их городе отродясь не видела, а уж про то, что было за окном, вообще говорить не приходится), но мозг услужливо продолжал предлагать привычные объяснения, норовя игнорировать явные несоответствия. Пощупав приятную ткань, Лиза невольно обратила внимание на руку – не свою. А это произведение искусства из прошлого сна тут что делает?! Женщина рывком сдернула одеяло.

– Японский городовой! – выдохнула она, отметив, что и ноги то очень красивые, но явно «не родные»! Где привычный глазу намек на не до конца искорененную волосатость, натертый палец, шрамики родные в конце концов? Ноги из сна. Миленько, но это уже кошмар стопроцентный! Носить сознание из сна в сон, это еще куда ни шло, но тело – это что-то новенькое. Причем новое и обнаженное! На ней не было ничего кроме золотистой татуировки! Отличное украшение, но на одежду не смахивает ни при каком раскладе.

Лиза пару раз ущипнула себя и снова растеряно обвела взглядом помещение – чужая квартира никуда не исчезла. Глубоко вдохнув, закрыла глаза, стараясь как-то принять ситуацию. Как говорится: «не можешь изменить обстоятельства, измени свое отношение к ним». Итак, у нас полный бред в реальности, но с приятным бонусом в виде явно более молодого и красивого тела. Хотя красота штука относительная, во времена Рубенса, такие формы списали бы на в состав «тощих кляч». Впрочем, пока не поступили иные предложения, будем отталкиваться от собственных стереотипов, по которым тело таки симпатичное. Вот только интересно на кой эй это счастье? Ладно, получили, говорим «спасибо» и попробуем максимально эффективно использовать. Еще бы понять куда она «вляпалась» с этаким бонусом.

– Я сошла с ума, какая досада, – у Лизы таки прорвался нервный смешок, удивив своей мелодичностью. Угу, похоже и голосок в комплекте изумительный. Может еще и с охватом пяти октав, как у Имы Сумак? Ну, а чего мелочится? Хотела чего-то этакого, жаловалась на серость будней? Получи-распишись. Женщина растеряно оглянулась, понимая, что стоит сосредоточится на решении каких-то менее глобальных проблем, во избежание банальной истерики. Нервный срыв еще никому не помогал выпутаться из передряги. А она явно в передряге.

Квартира, в которой она очутилась (если за окном небоскребы, будем считать помещение квартирой), была просторная, светлая. Золотисто-белесый пол, словно состоял со спила одного гигантского дерева. По крайней мере рисунок древесных колец, радиальными волнистыми кольцами расходился от центра помещения очень похоже. Светло бежевые стены круглой комнаты, волнистый дверной проем с темными дверями, куполообразный потолок без какого-либо признака светильников, зато со сложными узорами бледно-голубого на белом. Из мебели присутствовали только кровать и шкаф, оба детища ярых поклонников Сальвадора Дали. Лиза и не догадывалась, что можно так исказить привычные прямоугольные формы. Спинка кровати напоминала приплюснутую к стенке кляксу, а дверцы и стенки шкафа – отражение данного предмета мебели в кривом зеркале. Даже интересно стало, как открываются его створки при такой пьяной конфигурации. Где бы она не очутилась, тут явно не уважали строгую геометрию и прямые углы. Местные жители подвержены крестовому глюку, как вампиры Питера Уотса?

За дверями послышались тихие и явно мужские голоса. Лиза прислушалась, но расслышать, о чем говорят не смогла, зато вспомнила о отсутствии одежды, и ее взгляд заметался по комнате в поисках укрытия. Нет, естественно, она не было нетронутой перепуганной девицей, что и как делают с мужчинами, представление имела. Но мало ли какие мужчины за дверями. В любом случае, предстать перед незнакомцами обнаженной в кровати не самая умная мысль, если ты не планируешь секс-марафон. А она его точно не планировала. В конце концов она верная жена, и менять сложенную за десятилетие традицию пока не собиралась, даже в таких странных обстоятельствах. Тем более в таких странных обстоятельствах!



Оксана Усенко

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться