Увидимся на Рождество

Глава 5. Прекрасное начало

Я не верю своим глазам.

Даже моргаю несколько раз в надежде, что это не сон, и парень не исчезнет под фиолетовые конфетти. Или под шум фейерверка. Или подо что-то еще, чем обычно орудует Хантер, когда вламывается в мои сны.

И Боже мой! Он здесь. Он настоящий. Не выдумка. И все еще стоит передо мной. Воочию. Со скрещенными на груди руками и задумчивым выражением лица.

Я чувствую, как вся жизненная энергия покидает мое тело, а ноги подкашиваются. Разум отказывает в логичности действий, и я медленно опускаюсь на землю.

Он с удивлением подрывается с места. Но стоит моргнуть, как он все еще стоит, будто и не шевелился.

— Зачем ты села? — вдруг спрашивает, но теперь с явным интересом. — Разве, ты не собиралась уйти?

Уйти? Конечно собиралась. И хотела. Но какое это имеет значение, когда он здесь? Тот, о чьем существовании я и не подозревала, сейчас стоит, смотрит и задает вопросы, ответы на которые я не смогу озвучить. 

— Да, — согласно киваю.

Он вопросительно изгибает левую бровь.

— То есть, нет.

Его это веселит. Он улыбается уголком губ. А я прихожу к выводу, что лучше заткнуться, пока не сказала еще какую-нибудь глупость.

Парень хмыкает себе под нос. И вместо того, чтобы произнести вслух: «Ну и странная ты!» — лишь пристально глядит на меня. И я съеживаюсь.

А он делает еще более непонятные вещи. Подходит настолько близко, что мое дыхание замирает в груди, а сердце начинает колотиться, и, как ни в чем не бывало, разваливается рядом.

— Что заставило тебя передумать? — обыденно спрашивает он и лишь на пару секунд косится в мою сторону, но быстро возвращает взгляд на свои ботинки. 

Его акцент. Теперь я вспоминаю, что в моих снах он разговаривал точно так, как и сейчас. И по пробуждению, я долго пыталась отыскать в интернете, нечто похожее. Но поиски не дали результатов.

— Нет, правда, — вскидывает парень, так, что я вздрагиваю. Он всем корпусом оборачивается на меня, и теперь, мне не ускользнуть от его внимательного и манящего взгляда, — ты, посинела.

Я могу ответить все, что угодно — все равно, он не узнает правду. Однако, в голову, как назло, ничего достойного не лезет. И я не отвечаю, лишь вожу плечом, чтобы не замерзнуть окончательно.

— Ничего страшного, — стараюсь говорить убедительнее, хотя и понимаю, что звучит это как жалкое оправдание.

Он замолкает. Но ненадолго. Кивает в сторону моей обуви и недоверчиво косится.

— Кроссовки? — как бы ищет подтверждение моим словам, и я киваю. — Ты или в спешке уходила из дома, или просто безумная. Кто в такую погоду выходит в летней одежде? 

Не так я представляла встречу с тем, кого недавно считала ненастоящим.

— Сам, не лучше, — скрещиваю руки и мельком оглядываю башню с часами, что теперь от снега кажется серебряной. Я чувствую на себе его пытливый взгляд, но не подаю вида, — валяешься тут почти до стадии снежного человека, — слышу, как голос дрожит, но скорее не от холода, — удивлена, что кто-то сюда пришел. В такое время.

Я стараюсь смотреть куда угодно, лишь бы не в его сторону. И, думаю, что ему это не нравится, так как своим локтем ощущаю легкое, почти невесомое прикосновение, и все-таки оборачиваюсь на него.

Он рассматривает меня тем же немигающим взглядом, что и в первый раз, когда мы столкнулись, и он подал руку. А его идеальное, почти фарфоровое лицо, тронутое легким румянцем, выражает открытое любопытство, так что я не в силах сдержаться, продолжаю нервно говорить, даже не понимая, что.

— В смысле, нормальные люди дома сидят.

Он снова улыбается, но более открыто и дружелюбно, чем прежде.

— Так, я ненормальный? 

Он выжидающе разглядывает. И я хочу ударить себя. Так сильно, насколько позволяет нынешняя ситуация, и больше ничего не говорить. Никогда.

— Нет, я не это...

Он заливается отрывистым смехом. Причем делает это так, что я не могу заподозрить его в неискренности. 

Точно. Мне следует отдать титул «лузер», я только что стала посмешищем для принца из сна. Замечательно.

— Расслабься, — вскоре отвечает он и смотрит внимательнее на мой пристальный взгляд, чем до этого.

По телу разбегаются мурашки. И я уже не понимаю, то ли перестала чувствовать холод и в конец отморозилась, то ли он так на меня влияет.

Отвожу взгляд в сторону, но он театрально кашляет и привлекает внимание к себе.

— Кстати, — словно вспоминает, — я Диметрий, — приветственно подает руку для пожатия.

Диметрий. У него даже имя, как у принца. И я улыбаюсь.

Впервые за долгое время, я радуюсь отвратительной погоде. Мои руки холодные от того, что я слишком нервничаю. Но он пусть думает, что они просто окоченели.

И пока я размышляю, парень хватает мою ладонь, слегка трясет ею и с ужасом округляет глаза.

— Боже праведный! — восклицает он и принимается тереть мою руку обеими своими такими же холодными. — Сколько времени ты провела на улице?  



Анастей Руссо

Отредактировано: 17.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться