Уж замуж невтерпёж

Размер шрифта: - +

XIII

      Пан­си си­дела в Боль­шом за­ле и уп­ле­тала свой обед, ког­да в по­меще­ние вле­тели поч­то­вые со­вы. 
      Де­вуш­ка пос­мотре­ла вверх, си­лясь най­ти взгля­дом свою: се­год­ня ей дол­жно бы­ло прий­ти пись­мо из до­ма. 
      Тем­но-се­рая поч­то­вая со­ва Пар­кинсо­нов спи­киро­вала рез­ко вниз, рис­куя при­зем­лить­ся Пан­си пря­мо в ли­цо. При­вык­шая сли­зерин­ка ни­как не от­ре­аги­рова­ла на вы­пад сво­ей лю­бими­цы: та ха­рак­те­ром яв­но пош­ла в хо­зяй­ку.
      Ук­ра­шен­ный фа­миль­ным гер­бом кон­верт упал пря­мо в ру­ки де­вуш­ки. Пан­си, не выж­дав и ми­нуты, ра­зор­ва­ла по­дат­ли­вый пер­га­мент и раз­верну­ла пись­мо. 
      От­вет ма­тери был имен­но та­ким, как Пан­си и ожи­дала. Крат­ко, ла­конич­но, осо­бен­но учи­тывая про­изо­шед­шие со­бытия. Вот толь­ко од­на де­таль сму­тила Пар­кинсон.
      «Нес­мотря на то, что дан­ный со­юз ка­жет­ся мне не са­мым удач­ным для те­бя, — даль­ше бы­ла пос­тавле­на жир­ная кляк­са. Су­дя по все­му, Эло­иза дол­го ду­мала, как бы на­ибо­лее кор­рек­тно сфор­му­лиро­вать свои мыс­ли, — он не про­тиво­речит на­шему ми­ровоз­зре­нию. Блейз За­бини – дос­той­ный чис­токров­ный вол­шебник, а Гвен­до­лин За­бини, его мать, моя хо­рошая под­ру­га. Учи­тывая на­ше бла­гоп­ри­ят­ное фи­нан­со­вое по­ложе­ние, не ви­жу ни­чего за­зор­но­го в том, что­бы ты, моя де­воч­ка, выш­ла за­муж не из го­лого рас­че­та, а по собс­твен­ной склон­ности. Пусть Мал­фои и даль­ше вяз­нут в пле­ну сво­ей ре­пута­ции, под­держи­вая со­юз сы­на с гряз­нокров­кой».
      На этом мес­те Пан­си рез­ко под­ня­ла гла­за. Ее со­ва все ещё не уле­тела, вид­но, до­жида­ясь, по­ка хо­зяй­ка за­берёт ос­татки поч­ты. 
      Де­вуш­ка сня­ла с лап­ки пти­цы ма­лень­кий свёр­ток и при по­мощи ма­гии сде­лала его боль­ше. 
      Но­вый вы­пуск «Кол­дос­плет­ни­ка», жур­на­ла, на ко­торый она под­пи­салась ког­да-то очень дав­но, так как там мель­ка­ло ее не­боль­шое ин­тервью. В нем она с ра­достью со­об­ща­ла об­щес­твен­ности, что в бу­дущем го­товит­ся стать мис­сис Мал­фой. 
      Что ж, не сло­жилось.
      Те­перь на об­ложке кра­сова­лась чья-то ми­лень­кая руч­ка с коль­цом, ког­да-то при­над­ле­жащим Пан­си. Прав­да, род­ные ини­ци­алы «PP» бы­ли за­мене­ны не­понят­ны­ми «HG», но де­вуш­ка бы­ла аб­со­лют­но точ­но уве­рена, что это ее коль­цо.
      «Тай­ное всег­да ста­новит­ся яв­ным» — гла­сил за­голо­вок. Пар­кинсон хмык­ну­ла, и от­кры­ла жур­нал на ука­зан­ной стра­нице.
      «Вы ког­да-ни­будь за­думы­вались над тем, по­чему ге­ро­иня вой­ны и са­мая ум­ная ведь­ма сво­его по­коле­ния ре­шила не за­кан­чи­вать свою уче­бу в шко­ле ма­гии? По­чему ее от­но­шения с Ро­ном У­из­ли очень ско­ро сош­ли на нет, а с Гар­ри Пот­те­ром она об­ща­ет­ся те­перь толь­ко по праз­дни­кам?»
      «Слиш­ком мно­го воп­ро­сов», — Пан­си пе­ревер­ну­ла стра­ницу, про­дол­жая чте­ние. Здесь бы­ло вы­несе­на це­лая ку­ча раз­личных те­орий, на­чиная с то­го, что ещё во вре­мя вой­ны Мал­фой и Гер­ми­она вос­пы­лали страстью друг к дру­гу, и за­кан­чи­вая пред­по­лага­емой бе­ремен­ностью Грей­нджер, из-за ко­торой гриф­финдор­ская за­уч­ка не смог­ла вер­нуть­ся в Хог­вартс. Од­на­ко весь этот бред сли­зерин­ку вол­но­вал ма­ло, а вот кол­догра­фия с ко­леч­ком бы­ла яв­но не под­делкой. 
      Ин­те­рес­но, а вес­ти о но­вой не­вес­те уже дош­ли до са­мого же­ниха? 
      Пан­си от­да­ла бы мно­гое, что­бы уви­деть ли­цо Дра­ко, ког­да он уз­на­ет. Мис­тер Мал­фой на­вер­но бу­дет за­думы­вать­ся о са­мо­убий­стве, а Нар­цисса...
      Кста­ти. Как это коль­цо во­об­ще по­пало к Грей­нджер? Мис­сис Мал­фой бы­ло неп­росто от­нести к маг­гло­любам.       Тог­да... Не­уже­ли это ее, Пан­си, ма­туш­ка пос­та­ралась?
      Од­на­ко, ес­ли по­думать, Эло­иза в сво­ём пись­ме то­же бы­ла не шиб­ко ра­да та­кому со­юзу.
      Ну, не са­ма же Грей­нджер проб­ра­лась в Мал­фой-мэ­нор, что­бы стя­нуть это дол­банное коль­цо!
      По­теряв­шись в сво­их мыс­лях, де­вуш­ка и не за­мети­ла, что сза­ди неё кто-то сто­ял. 
      Толь­ко вот по­ка Пар­кинсон за­дума­лась о не­лег­кой судь­бе сво­его быв­ше­го же­ниха, Блейз раз за ра­зом пе­речи­тывал пись­мо Эло­изы.
      — Твою мать, Пар­кинсон, — вы­ругал­ся па­рень. — Те­бе не ка­жет­ся, что для зак­лю­чения по­мол­вки не­об­хо­димо сог­ла­сие как ми­нимум двух лю­дей? Для справ­ки, твою мать я не счи­таю.
      Пан­си от не­ожи­дан­ности под­прыг­ну­ла на мес­те, преж­де чем обер­нуть­ся.
      — Во-пер­вых, не тро­гай мою мать, — шик­ну­ла на Блей­за она, за­метив, как в их сто­рону по­вер­ну­лись осо­бо лю­бопыт­ные лич­ности. — А, во-вто­рых, ты вро­де бы был не про­тив, ес­ли па­мять мне не из­ме­ня­ет.
      — А па­мять те­бе из­ме­ня­ет. Не знаю с кем, но тра­ха­ют ее там, ви­димо, знат­но, — Блейз шум­но вы­дох­нул и при­сел за стол ря­дом с Пан­си. — Ка­кая по­мол­вка, Пар­кинсон? Ес­ли те­бе уже лишь бы с кем, я мо­гу те­бе пред­ло­жить нес­коль­ко кан­ди­датов. А я не то, что не под­пи­сывал­ся ещё ни на что та­кое, я да­же с ма­терью об этом не го­ворил.
      — И что? — де­вуш­ка де­монс­тра­тив­но ука­зала на об­ложку «Кол­дос­плет­ни­ка». — В тво­ём воз­расте кое-кто уже на гряз­нокров­ках за спи­ной ро­дите­лей же­нит­ся. Я же те­бе та­кого экс­три­ма не пред­ла­гаю. У нас все скром­нее...
      — Пар­кинсон, — сно­ва пов­то­рил За­бини, об­ло­качи­ва­ясь лок­тя­ми о стол. — Это жел­тая прес­са, а ге­ро­иня вой­ны дав­но не вы­совы­валась, вот и со­чиня­ют вся­кую ла­буду.
      — Блейз, ты не по­нима­ешь, — Пан­си сно­ва ука­зала на об­ложку. — Это моё по­мол­вочное коль­цо! И оно ка­ким-то об­ра­зом по­пало на па­лец Грей­нджер! 
      — Ну, ис­поль­зо­вал ре­дак­тор па­ру маг­гловских фи­шек, взял твою ста­рую кол­догра­фию с этим коль­цом и нем­но­го под­пра­вил. Я прек­расно по­нимаю, как ты расс­тро­ена, и все та­кое, ра­ны пос­ле жес­то­кого пре­датель­ства со сто­роны оба­ятель­но­го пла­тино­вого блон­ди­на ещё не за­жили, но, Панс, вклю­чай же ты иног­да мозг!
      Пан­си на­дулась, не­доволь­ная тем, что За­бини не вос­при­нима­ет ее сло­ва всерь­ёз.
      — Мне и не нуж­но сей­час вклю­чать мозг, За­бини. Со мной свя­зывал­ся Мал­фой и спра­шивал, ка­кого хре­на я на­дела своё ста­рое коль­цо, под­твер­див уже не­дей­стви­тель­ную по­мол­вку. Я ему дос­тупно объ­яс­ни­ла, что ни­како­го коль­ца у ме­ня боль­ше нет, и что пусть он идёт со сво­ими бзи­ками ку­да по­даль­ше. Но вот, коль­цо наш­лось. И те­перь Мал­фой по­мол­влен с гриф­финдор­ской за­уч­кой, будь она не­лад­на! 
      Блейз на нес­коль­ко се­кунд за­мол­чал, си­лясь раз­ло­жить по по­лоч­кам по­лучен­ную ин­форма­цию.
      — Зна­чит, Мал­фой и сам был не в кур­се, на ком сра­бота­ло коль­цо?
      — Пред­по­лагаю, что нет, раз он с та­ким ос­терве­нени­ем на­ез­жал на ме­ня по ка­мин­ной се­ти.
      — Но ка­ким об­ра­зом?
      — То-то же. Я и са­ма по­нять не мо­гу. Мал­фои ко­неч­но сей­час весь­ма оза­боче­ны вос­ста­нов­ле­ни­ем ре­пута­ции, но на та­кое бы они не пош­ли. В край­нем слу­чае же­нили бы сы­ноч­ка на чис­токров­ной маг­гло­люб­ке Грин­грасс-млад­шей. 
      Сно­ва по­вис­ла па­уза. Пан­си в ти­шине до­еда­ла жа­реную кар­тошку, а Блейз це­дил из сво­его куб­ка тык­венный сок. 
      — Пар­кинсон, на­пом­ни мне смас­те­рить для те­бя ме­даль за спо­соб­ность пе­рево­дить те­му.
      — Моя мать зна­ет, что слу­чилось с мис­сис За­бини, по­это­му под­держа­ла мою идею. 
      — Моя мать ни­ког­да это­го не одоб­рит. Во­об­ще не ду­маю, что она ког­да-ни­будь ре­шит­ся же­нить сво­его единс­твен­но­го ос­тавше­гося в жи­вых муж­чи­ну. А твой спек­такль с по­мол­вкой она во­об­ще ни за что не одоб­рит.
      — Так спек­такль – это на­ша ма­лень­кая тай­на. Сво­ей ма­тери я по­веда­ла лишь то, как вне­зап­но вос­пы­лала к те­бе лю­бовью и как я бы­ла сле­па, бе­гая за Мал­фо­ем и сво­ими дет­ски­ми меч­та­ми. Ну и нем­но­го до­бави­ла про ва­шу бе­ду.
      — Ещё кру­че. Ты хоть ду­мала о пос­ледс­тви­ях?
      — Проб­ле­мы нуж­но ре­шать по ме­ре их нас­тупле­ния, — на­зида­тель­но по­веда­ла Пан­си, на­низы­вая на вил­ку но­вую кар­то­фели­ну. 
      — Имен­но по­это­му ты сей­час ешь уже пя­тую жа­реную кар­тошку, а по­том бу­дешь бо­роть­ся с ожи­рени­ем, хо­тя это мож­но бы­ло пре­дот­вра­тить.
      — Очень ос­тро­ум­но. На­лей се­бе ещё тык­венно­го со­ка.
      — Я рад, что ты оце­нила.
      — Ви­дишь, где ты ещё та­кую по­нима­ющую не­вес­ту най­дёшь? Же­нись на мне.
      — У те­бя проб­ле­мы с го­ловой, Пар­кинсон. 
      Блейз за­пус­тил пя­тер­ню в во­лосы. Дей­стви­тель­но, и че­го он ло­ма­ет­ся? Нем­но­го по­ходить с ко­леч­ком, да ре­шить все проб­ле­мы ра­зом. 
      И мать на­конец пе­рес­та­нет вол­но­вать­ся и, мо­жет быть, да­же на­берёт па­ру ки­лог­рамм. И Мал­фой бу­дет кри­вить­ся, чи­тая но­вос­ти свет­ской хро­ники и ре­шая свою не­раз­бе­риху с Грей­нджер. 
      Од­на­ко од­на вещь со­вер­шенно не да­вала Блей­зу по­коя. Но о ней он ни за что не рас­ска­жет Пар­кинсон, да­же под стра­хом смер­ти.



Jamie Khun

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться