Уж замуж невтерпёж

Размер шрифта: - +

XX

      — Малфой-мэнор! — громко крикнула Гермиона, развеяв летучий порох. Ее резко толкнуло вперёд, но сила привычки помогла удержаться на ногах. Живот чуть ощутимо скрутило, и, когда девушка открыла глаза, интерьер ее квартиры сменился другим.
      Она осторожно оглянулась. 
      Просторная комната с винтовой лестницей у задней стены. Тут почти не было мебели: в центре располагались мягкая софа и кофейный столик, а по периметру — ряд книжных шкафов. Прислонившись к одному из них, стоял Драко Малфой собственной персоной и со скукой на лице наблюдал за тем, как отряхивалась от пыли Гермиона.
      — Грейнджер, ты прямо, как часы, — лениво проговорил он, отстраняясь от книжного шкафа. — Я ещё надеялся насладиться несколькими минутами одиночества. 
      — Но чем раньше все закончится, тем лучше, верно? — возразила Гермиона, приглаживая растрепавшиеся волосы. Она надеялась, что не будет оставлять от себя чёрные следы на светлом паркете. Все же, перемещения при помощи каминной сети не самые... чистые.
      Малфой неопределенно дернул головой, наблюдая за махинациями девушки.
      — А где мистер Малфой?
      — А тебе одного мало? — усмехнулся Драко. — Ох, какая ненасытная Грейнджер...
      Гермиона вспыхнула, но ничего не ответила, разумно решив проигнорировать выпад в свою сторону. 
      Малфой жестом показал подниматься по винтовой лестнице и галантно пропустил девушку вперёд. Именно с этого момента Гермиона начала подозревать, что тут что-то неладно. 
      Сову она получила ещё вчера утром. Гермиона очень обрадовалась нахальной чёрной птице: даже несмотря на то, что она очень больно клюнула ее в руку, это было простительно, учитывая то, что записка приглашала Грейнджер явиться на следующий день в 8 вечера. У девушки как раз заканчивался срок отпуска за свой счёт, и дальше тянуть всю эту эпопею с кольцом и помолвкой не хотелось. Единственное, что раздражало Гермиону, так это то, что количество журналистов не сократилось ни на йоту и что никто из Малфоев так и не дал опровержение слухам. 
      Но сегодня – день икс. Сегодня должно все закончиться.
      — Это быстро? — спросила Гермиона, которую очень нагнетало молчание. Несмотря на то, что Малфой внешне казался спокойным, как удав, он то и дело теребил что-то в руках (в ближнем рассмотрении это «что-то» оказалось кубиком Рубика), будто стараясь снять напряжение. — У меня был тяжёлый день.
      — Что, опять завалились Поттер и Уизли с бутылкой огневиски? 
      Гермиона насупилась. Поймав ее раздражённый взгляд, Драко хохотнул, но все же ответил:
      — Глазом не успеешь моргнуть. Кстати, почему не в парандже?
      — А вдруг ты бы решил, что я пришла подорвать твой дом? 
      — Экстремизмом увлекаетесь, мисс Грейнджер? — Драко цокнул языком. — Между прочим, ислам – очень миролюбивая религия. Католицизм, как по мне, пожёстче будет.
      — Религиоведом решил заделаться? — Гермиона хмыкнула. 
      — А что ещё делать в четырёх стенах? — он театрально развёл руками. Со стороны это жест показался забавным, и Гермиона даже улыбнулась бы, не будь он... Малфоем.
      Наконец они подошли к высокой двери, и парень ее тихонько толкнул двумя руками.
      Взгляду Гермионы предстала обширная столовая. Длинный стол был накрыт, и там их уже ждали Люциус и Нарцисса.
      Девушка удивленно моргнула. Прежде чем войти внутрь, она шепнула Малфою:
      — Это все обязательно для того, чтобы мистер Малфой расторг помолвку?
      — Отец этого делать не будет, — кинул Драко, перешагивая порог. Гермионе ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. 
      — Драко, ты бы предложил гостье снять мантию, — проговорил Люциус, осматривая Гермиону с головы до ног. 
      Тут же откуда-то возник домовик и, выхватив из рук девушки верхнюю одежду, исчез. 
      Гермиона не сильно ломала голову, выбирая, что надеть. Свободная белая рубашка, да укороченные чёрные брюки по ноге – так она ходила в основном на работу. Грейнджер выдохнула с облегчением, когда поняла, что никаких комментариев по поводу ее внешнего вида не последует.
      Она присела за свободный стул (Драко уже к тому моменту занял своё место) и оказалась прямо напротив Люциуса.
      Мужчина вздохнул, прежде чем начать:
      — Что ж, полагаю, нам есть, о чем поговорить.
      Гермиона осторожно кивнула, не зная, стоит ли вставлять какую-нибудь фразу. По её мнению, тут говорить было нечего: пусть снимает с неё это чертово кольцо, и дело с концом.
      — Вы повели себя крайне неосторожно, надев на руку незнакомую вам вещь. 
      «Вот только не надо меня тут, пожалуйста, отчитывать», — взвыла про себя девушка, еле борясь со сдающими нервами. Как будто она уже мало мучилась. 
      Нарцисса тем временем молчала и смотрела куда-то в сторону, всячески игнорируя происходящее.
      — Вы абсолютно правы, мистер Малфой, — Гермиона снова кивнула. — Однако, как мне известно, вы можете легко исправить это недоразумение.
      — В семье Малфой издревле существовала традиция, — вдруг подала голос миссис Малфой. — Скрепление не должно быть нарушено. Поэтому его никогда не совершали до того момента, пока не назначена дата свадьбы.
      Нарцисса говорила, осуждая, Гермиона это чувствовала. 
      — Однако, времена меняются, — осторожно сказала девушка. — Это экстренный случай. Наверняка именно для такого и существует обряд расторжения...
      — Я не буду этого делать, — Люциус пригубил вино из бокала. Хотя на самом деле он не отказался бы от чего-нибудь покрепче.
      — Что? — Гермионе показалось, что она ослышалась. Однако это именно то, что она слышала от Малфоя, прежде чем войти. 
      Она выжидающе посмотрела на Драко, который что-то отчаянно пытался выковырнуть вилкой из своего салата. Поймав удивлённый взгляд Грейнджер, он одними губами шепнул:
      — Слушай до конца.
      — У вас, как оказалось, весьма влиятельные защитники, — между тем продолжил Люциус. — И у них, к сожалению, свои планы.
      Гермиона моргнула. Она отчаянно не понимала, что происходит. А не понимать она, как известно, не любила.
      — О чем вы говорите? 
      — Недавно меня посещал министр социального обеспечения, ваш старый знакомый. И вкратце поведал вашу историю.
      Нет, это что-то невообразимое! Этого клопа (Гермиона даже не помнила, как его звали) девушка никогда не любила. Ей огромного труда стоило вытрясти из него более-менее приличное пособие. И сейчас ей заявляют, что этот жадный чиновник приходил к Малфою и все ему выболтал?
      — И много вы знаете? — Гермиона сжала губы в тонкую линию.
      — Достаточно, — кивнул мистер Малфой.
      — Зачем? 
      — Мне тоже было интересно, — Люциус задумчиво покрутил нанизанный на вилку кальмар. — А потом он мне предложил женить моего сына на вас.
      — Мистер Малфой, это несмешно, — Гермиона нервно сглотнула. Однако что-то ей подсказывало, что Люциус не относился к разряду шутников.
      — А кто-то смеётся? — мужчина демонстративно осмотрел сидящих. — Хотя, знаете, мисс Грейнджер, я тоже сначала сказал так же. А потом мне и моей семье начали угрожать запоздалой расправой, если я не сохраню помолвку и не стану вашим... «спонсором».
      — Вот же, — сквозь зубы выговорила девушка, сдерживая ругань. — Мистер Малфой, это просто смешно. Это глупый шантаж. Снимите это кольцо с меня, и всем будет счастье!
      Мужчина покачал головой. 
      — Кроме того, мне многое пообещали. Чуть ли не безбедное существование моего рода до конца эпохи.
      — Но ведь это значит... 
      Гермиона поймала на себе насмешливый взгляд Драко. Тот наблюдал за школьным врагом с интересом, даже перестал рыться в своём салате. 
      — Верно. Чистокровность рода... полетит в тартарары. Не говоря о том, что супруги настроены категорично против друг друга: это было бы чудом, не поубивай вы друг друга на пути к алтарю. 
      — И что вы тогда предлагаете? — осторожно поинтересовалась Гермиона. 
      — Все-то тебе интересно узнать, Грейнджер, — Драко улыбнулся, словно мартовский кот. — Положи себе лучше что-нибудь поесть и расслабься. Нам все равно потом остатки выбрасывать.
      При такой фразе Гермиона обычно бы сказала что-то типа: «Дети в Африке голодают!», однако в этот раз схватила с первой подвернувшей тарелки куриную ножку.
      — Уверен, вам будет несложно немного испытать свои актерские навыки и некоторое время поиграть во влюблённую пару.
      — Вы издеваетесь? — Гермиона оторвалась от поедания курицы. К черту манеры, ее тут замуж против воли выдают! — Да ваш сын никогда не согласится...
      — Уже согласился, — угрюмо протянул Драко. — Не бери на свой счёт, Грейнджер. То, что они предложили, действительно стоит пары месяцев мучений.
      — Но я не соглашалась! — встрепенулась Гермиона. Она представила эту кучу журналистов, которые следовали за ней по пятам чуть ли не до туалетной комнаты, и ей стало нехорошо. Кроме того... играть влюблённую парочку – это тебе не носить колечко на пальчике!
      — Можешь отрезать себе палец, — предложил Драко. — Только нет никакой гарантии, что в таком случае магия рассеется. 
      — Замечательно, — Гермиона поймала на себе хмурый взгляд Нарциссы и постаралась успокоиться. — И что вы предлагаете дальше? 
      — Ты исчезнешь, — Драко сложил руки на груди. 
      — Мы подстроим несчастный случай, — пояснил Люциус. — Я сниму чары, вы смените имя и, если захотите, внешность. И вы с вашими родителями отправьтесь восстанавливаться в другую страну. Я все оплачу. Подделаю счета, куда ушли эти деньги. Вы будете в безопасности. И можете даже не работать. Буду перечислять вам деньги, так что, где бы вы не находились, вы сможете заниматься, чем захотите.
      — А на слишком ли это... щедро с вашей стороны? — хмыкнула девушка. В такое ей верилось мало. Происходящее все больше напоминало какой-то цирк.
      — С сохранением этой помолвки я получу большее, чем имел до войны. Это подтвердил не только тот прохвост, который меня навещал, но и люди более влиятельные. Так что у меня будут средства, чтобы все обеспечить. Чтобы вы не сомневались в правдивости моих слов, мы все скрепим Непреложным Обетом. 
      — Мистер Малфой... Я, конечно, оценила ваше предложение... Но оно кажется мне диким. Какие влиятельные люди? Война кончилась, и я теперь простой клерк, работающий в Министерстве и получающий гроши.
      — Полагаю, вы значите для Магической Британии намного больше, чем вы думаете, — грустно заключила Нарцисса. Из всех присутствующих здесь она была наиболее недовольна происходящим. 
      — Тут дорогие мне люди, — наконец вставила Гермиона. — Я не могу их покинуть.
      — У них своя жизнь, Грейнджер, — Драко надоело это затянувшееся обсуждение. — Ты думаешь, ваши встречи за бутылкой алкоголя раз в два месяца можно назвать дружбой? Ты ещё не поняла, что уже сделала свой выбор, когда только надела это кольцо себе на палец?
      Гермиона опустила голову. На самом деле, этот хорёк был в чем-то прав. Школа и война кончились, и с Гарри и Роном она проводила все меньше времени, а на новом месте работы так и не нашлось никого, кем бы Гермиона считала «дорогими». 
      Зато, если верить обещаниям Люциуса, ее родители будут с ней. Она может уехать в Штаты и там получить юридическое образование. Правда, неизвестно, сможет ли она использовать магию... Но ведь можно немного подделать документы и сделать ее какой-нибудь выпускницей Ильверморни? 
      Гермиона немного помолчала, принимая решение. Наверно, ее выбор и правда уже сделан. 
      — Что мне нужно делать? — выдавила она. 
      Гермионе показалось, или Драко как-то сочувственно на неё посмотрел?



Jamie Khun

Отредактировано: 20.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться