Узнай себе цену.

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

    Светом оказался выход из пещеры, так что свидание с предками не состоялось, но секундное облегчение при мысли об этом сменилось ошеломломлящим видом. 

     Довольно узкое русло реки по выходе из туннеля разливалось столь широко, что в первый момент Лия решила, что это озеро. Ложное первое впечатление было вызвано извилистыми берегами, сближавшимися вдали. Но, по мере ее приближения к месту слияния, она  увидела, что берега снова расходились.

      Однако поразило Лию не это, а то, что вместо сдержанной на цвета природы Швеции, вокруг были мрачные джунгли. Деревья, почти сплошной стеной подходившие к берегу, были покрыты яркой зеленью. Воздух же был тяжелым и душным настолько, что ощущение, что она под одеялом лишь усилилось. Гнетущая атмосфера опасности просто придавливала своей неотвратимостью. Яркий спасательный жилет стал резко тесен и привлекающим ненужное внимание. Стараясь поскорее его снять, женщина путалась в ремнях и липучках, но в конце концов жилет был снят, сдут и запихнут в лодку. Руки дернулись в поисках весла, и наткнулись на страховочный трос, потянув за который Лия вытащила пропажу. Мысленно поблагодарила своего внука за то, что тот настоял на страховочной веревке, зная особенность бабушки  в случае опасности освобождать руки, чтобы хватать в них ноги и бежать. В своё время Лия ходила на курсы самообороны, но решила что уже на первой лекции получила все нужные знания и больше там не появлялась. Да, да, именно знаменитый сто первый приём карате - ноги в руки и бежать.  А так как в лодке было сложновато его применить, Лия воспользовалась силой весла и устремилась вперёд, отчаянно надеясь найти выход из этого странного места. Но река тянулась и тянулась, то расширяясь то сужаясь. И не видно было этим берегам ни конца ни края.

    Несмотря на подступающую усталость и панику, женщина даже не думала приставать к берегу. В какой-то момент, приглядевшись к нему, она заметила странность. Между деревьями были равные промежутки, около метра, если прикинуть расстояние до них, но разглядеть что-либо между ними мешала мгла. И чем дольше Лия вглядывалась, тем явственнее видела, что это какая-то клубящаяся субстанция, мелькающая редкими толстыми жгутами и кляксами на фоне растений.  Другая сторона реки практически зеркально отражала первую. Нет уж, инстинкт подсказывал Лии держаться подальше от этого непонятного нечто и она продолжала грести, готовая если нужно, делать это даже во сне. 

    Паника, набирала обороты и, из-за усилий ее подавить, перешла в дрожь. Все тело женщины сотрясалось и стук зубов разносился барабанным боем в нереальной тишине.  А страх, что эти звуки привлекут к ней чьё-либо опасное внимание, лишь подстегивал панику. Но вот впереди показался островок. Растительность на нем выглядела более разнообразной и никакой черноты не наблюдалось. Лия даже могла видеть сквозь просветы продолжение реки, да и чувство самосохранения молчало, так что она решила переночевать на нем.

    День уже клонился к концу и женщина была выжата настолько, что сомневалась, что найдёт в себе силы вылезти из каяка.  Но все же, когда лодка зарылась носом в илистый берег, она смогла отстегнуть неопреновую юбку, закрывавшую каяк от попадания воды внутрь, и вывалиться за борт. Полежав немного в мелководье и, собравшись с силами, она с трудом поднялась и вытянула каяк на берег, поближе к кустам и деревьям. Затем закрепив свой транспорт у ближайшего дерева, Лия вытащила из лодки пенку, спальный мешок и пакет с сухой одеждой. Сразу переодевшись, она забралась в мешок, так и оставив мокрую одежду на земле. Она поплотнее закуталась в спальник в попытке согреться, но не стала закрывать молнию и надевать капюшон мешка, чтобы оставаться мобильной и лучше слышать. Устроившись прямо под боком своего плавсредства, она погладила лодку, простучала зубами - «Прорвёмся, подруга», и, вскоре пригревшись, вырубилась.

    Ночь медленно, но верно вступала в свои права. На далёком небе тут и там вспыхивали тусклые звёзды. Если бы Лия сейчас взглянула них, она не нашла бы там ни луны, ни созвездия Большой Медведицы, единственного созвездия, которое она могла определить. Впрочем, судя по суете возле лодки, нашей героине сейчас точно не до звёзд. Ее и так настрадавшееся сознание разрывало  на две части с того времени как исчез последний луч света. Одна половина слышала тягучий манящий зов. Чей-то завораживающий шёпот уговаривал Лию войти в воду и плыть к противоположному берегу. А вторая сопротивлялась зову и не давала телу подняться. Все это заставляло тело вертеться и только ещё больше запутывало Лию  в спальник. В конце концов ее завернуло в него с головой, и тут же зов исчез. Его как отрезало.  С трудом придя в себя, Лия попыталась понять, что же только что произошло. Она хотела  распутаться и сесть, но стоило спальнику соскользнуть с головы, как зов вернулся с удвоенной силой, как бы мстя за попытку улизнуть. И тело почти поддалось, но в последнюю секунду женщина умудрилась зацепить часть спальника и, в падении, накинуть на себя. И теперь лежала под ним и беззвучно плакала. От ужаса только что пережитого, от усталости, от неизвестности и от одиночества. Если бы рядом был кто-то храбрый, она  бы спряталась от страха в чужой храбрости. Если бы был кто-то слабый, она нашла бы храбрость в себе, чтобы подержать и защитить слабого. Но рядом не было никого, а между ужасом и ею лишь синтетический спальный мешок. Она так и пролежала под ним до самого утра, все так же тихо оплакивая и жалея себя.

    Конечно, никакой утренней бодрости после такого дня и ночи ожидать не приходилось. Лия, кряхтя и постанывая, осторожно выглянула из под капюшона и, убедившись что зова нет, выползла наружу. Кинув яростный взгляд на злосчастный берег, она  пригрозила ему кулаком. То, что эта непонятная зараза вынудила ее рыдать и жалеть себя просто выводило Лию из себя. Она  не умела и не желала быть жертвой и если кому-то или чему-то удавалось заставить ее пережить похожие чувства, она этого не прощала. И если имела возможность, то мстила. Если же нет, то просто вычеркивала эпизод из своей памяти. И сейчас Лия была очень зла. Ни отомстить невозможно, ни из памяти вычеркнуть. Так что она, матерясь вполголоса, рылась в багаже, выуживая оттуда банку тушенки, ложку и зажигалку. Затем попыталась набрать щепок и хворост для костра. Когда это не удалось, она закинула не нужную теперь зажигалку в пакет и выудила открывалку. Горестно вздохнула и, открыв тушенку, съела ее холодной. Снова полезла в лодку и вытащила бутылку пресной воды. Сделала глоток, второй и  вдруг уставилась на бутылку как-будто увидела ее первый раз. 



Lelush

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться