Узорницы. Гобеленовая книга

Узор третий. Непрошеные гости

На то, чтобы создать один большой ковер, у мастерицы уходят годы. То же касается и гобеленов. Время, отнятое у мастерицы, остается в узелках ковра или гобелена, в его переплетениях и узорах. На память. На крепкую многолетнюю память, которую проживет ковер. Если его не расплетут, конечно. Но, чтобы сделать это, нужно не только время, но и большая решимость. Сделать так, значит - убить ковер. Тот, кто способен на это, дорого платит впоследствии.                                                        ( Гобеленовая книга).

 

     Марк сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и от нечего делать, рисовал на пыльном столике чье-то лицо. Старый дом нуждался в ремонте, но Марк здесь и не собирался жить. В этом ветхом домишке он обосновался лишь на несколько дней. Скоро он исчезнет отсюда и даже следов не оставит.

     Услышав знакомый короткий свист, Марк подошел к окну. На улице под самым окошком стоял Антен и хмуро топтался на одном месте.

- Что делаешь? – спросил Антен так, словно у него болел зуб.

- Ничего. – ответил Марк.

     Он вздохнул, понимая, что сейчас этот обычно добродушный великан начнет свое вечное ворчание. А в планы Марка вовсе не входило целый вечер слушать, как ругается его напарник.

- Вчера они забрали еще одного ребенка. Девочку. Мы снова не успели, - Антен медленно закипал. Это всегда происходило медленно, что ужасно раздражало Марка. – Сейчас, по полученным мной данным, они добрались до Главной узорницы. Они до сих пор в ее доме! А ты здесь прохлаждаешься?!

Марк усмехнулся, перемахнул через подоконник и в секунду оказался рядом с Антеном.

- Не ори. Соседей разбудишь. – Марк тряхнул своими темными волосами и добавил. – Ты же сам мне все время твердишь, что по одиночке мы ходить не должны. Я тебя дожидался. Ну, пойдем, поглядим на твою узорницу.

Антен осмотрелся. На улице было темно и тихо. Кажется, никто не услышал их разговора. Парень молча кивнул Марку, и они вместе пропали в темноте.

 

     - Бабушка! – дрожащим голосом позвала Агата, но никто во всем доме не отозвался. – Где ты?

      Повсюду были только мрак и тишина. Страшнее этого девочка ничего не могла представить. Что делать теперь?

     Агата попыталась поискать поблизости что-нибудь, что могло бы ее защитить, но под руку попалась только корзинка из-под ниток. Нп ножа, ни ножниц. Ничего, чем можно защититься. Да и сможет ли она, в случае опасности, вонзить в неизвестно кого холодное оружие?

А потом из темного угла спальни постепенно выткался высокий силуэт человека. Это была женщина. Она медленно то ли шла, то ли плыла к Агате.  ее чуть изломанный, длинный силуэт  неотвратимо надвигался на девочку. Глаза, черные, бездонные, блестящие, круглые, как у огромной голодной птицы, не моргая, смотрели на свет свечи, которую Агата все еще держала в руке. Это было так просто, тихо и страшно, что Агата попробовала закричать, но у нее ничего не получилось. Это было как во сне, когда хочешь закричать и не можешь издать и звука.

      Существо было высоким, намного выше Агаты, и очень, очень худым, Кажется, что оно было женщиной, но разве  женщина может быть такой? Лицо существа  все вытягивалось, как маска, по собственному желанию принимающая самые разные формы. Жадный рот приоткрылся черным провалом в небытие.Голова изогнулась на шеасте шеи под самым невообразимым углом. Каждое движение существа создавало невнятные шорохи, которые отдавались в углах дома тихим стоном  и шепотом.

      И эти страшные темные глаза. Два туннеля  в бездну без края

      Агата,что-то внутри нее, знало, что если существо прикоснется к ней, то она просто сойдет с ума  от ужаса.

     И тогда рука женщины, как темная сухая ветка, поднялась перед лицом Агаты, и женщина  произнесла-просвистела:

- Где Гобеленовая книга?

     Агата поняла, что еще способна удивляться. О чем  она спрашивает? Таких книг не бывает.

    Но девочка лишь смогла пролепетать в ответ, вжимаясь лопатками в стену:

     - Я не знаю....

- Ты знаешь, Должна знать, - тихо прошипела женщина и прикоснулась рукой к ладони Агаты. Рука женщины была ледяной. Холодные пальцы приподняли безвольную правую руку Агаты.

     Сердце девочки кричало о том, что надо бежать, спасаться, но она стояла как прикованная  темным огнем все внутри выжигало, хотелось заплакать. пожалуйста, нет. Не трогай меня.

Существо вдруг отпрянуло на пару мгновений и прошелестело,  лицо-маска стало мордой без глаз, рот раскрыт еще шире и видно,, как там вырастают колья зубов.:

- Ты не обманываешь меня! Ты и правда не знаешь. –  Существо приблизилось и почти нежно, плотоядно прошептало. – В таком случае... - Сухая ветка-рука  развернула  ладонь Агаты тыльной стороной вниз, поглядела на линии и зависла над ней черным крылом..

       Агата почувствовала, как ее ладонь начинает потихоньку нагреваться, словно она держит ее высоко над свечой. Девочка попыталась отдернуть руку, но в нее ничего не получалось. Существо держало ее цепко. Агата взвыла от боли и начала оседать на пол. Больно, как же больно!

А потом в комнате что-то промелькнуло перед глазами Агаты. Кто-то выкрикнул непонятные слова,существо исчезло. Но Агата уже не видела этого. Она медленно оседала на пол, теряя сознание.



Анна Монахова

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться