Узорницы. Гобеленовая книга

Узор седьмой "Хранительница и узорный дом".

      Есть несколько версий создания Тканого мира. Некоторые считают, что Тканый мир гораздо древнее земного. И в нем нет прямоезжих дорог, все пути извилисты и переплетаются, как спутанные нити.
                                                                                                                       (Гобеленовая книга).

 

     - Какую книгу? – удивленно спросила Агата, вытаращив на узорницу глаза.

    - Гобеленовую, какую же еще, - с улыбкой  ответила Арина Степановна. – Ты ведь смогла ее сюда доставить, не без посторонней помощи, правда. Надо же на нее взглянуть, в конце концов.

- Я.... Я не знаю, где она. Да что вы все привязались к этой Гобеленовой книге? Что в ней такого? – воскликнула Агата. – Почему бы ее просто не отдать этим Гадателям, раз им так хочется ей завладеть?

Арина Степановна посмотрела на нее так, что Агата опустила глаза. А потом женщина повернулась к Антену,  и спросила:

- И это говорит внучка Узорницы? Глупенькая, - мягко сказала она, обратившись к Агате.

     – Знаешь ли ты, что собираешься отдать и кому? Гадатели – это не люди. Это одни из опаснейших существ, каких я знаю. Они не знают жалости, не ведают, что такое добро, для них не существует любви. Может быть, среди них и есть такая-то привязанность, но я об этом ничего не слышала. И что они могут сотворить с помощью книги, я даже представить боюсь. Все, чего мы с таким трудом добивались тысячелетиями, хрупкость Тканого мира и его тонкая связь с миром людей будет нарушена. Эта книга не просто руководство к действию. С первых страниц этой книги началась наша жизнь, наше существование. Мы обязаны ее хранить и беречь. И твое подсознание сделало то, что должно было сделать, помогло тебе осознать, что главная твоя обязанность – хранить и беречь наш главный артефакт – «Гобеленовую книгу».

      Арина посмотрела на Агату так, что у девочки сердце ушло в пятки.

      - Гобеленовая книга не имеет цены. Ее хранили и передавали по наследству лучшие из узорниц. Ты даже представить себе не можешь, сколько жизней принесено в жертву, чтобы Гобеленовая книга осталась у нас, - добавила женщина.

- Так что же это за книга такая, если за нее люди кровь проливают? – спросила Агата, недовольно передернув плечами.

     Ни одна книга, по ее мнению, не стоила таких жертв.

     - Считай, что это книга нашей Силы, нашей власти над энергиями, из которых плетем мы узоры. Здесь те из Узоров заключены, что влияют на людские судьбы и на весь мир в целом. Когда ты сплетаешь узор, ты плетешь не только красивую картинку. Ты можешь изменить чью-то судьбу. Поэтому наш труд – это еще и большая ответственность. И огромный соблазн, с которым справились далеко не все. Ведь так легко повести узор чуть иначе, и то, что ты хочешь, свершится. Только платить за это приходится дорого. Поэтому Гобеленовая книга не должна попасть в руки тех, у кого в душах посеяно зло. А Гадатели, след которых я чую на тебе, потому что прикосновения их зловонны, не знают света. Их суть такова, что, кроме тьмы за всю свою жизнь они ничего не видели.

- Скажите, если, как вы говорите, я узорница, значит, я могу изменять судьбы людей? – спросила Агата. – Но если это так, то....

- Да, - кивнула женщина. В ее глазах мелькнули тени давних воспоминаний. – Ты – не такая, как все. все, что было с тобой раньше, все, с чем ты столкнулась в прежней жизни, осталось там. В прошлом. Ты теперь одна из немногих. В прежние времена узорниц было много по всей земле. Память об этих великих людях жива до сих пор. Были и мужчины-узорники, но сейчас остались почти одни только женщины. Узорные маги ведали столько, что люди и герои приходили к ним за советом и помощью. И узорницы помогали. Не всем, конечно. Только тем, кому действительно нужна помощь и кто ее достоин, - сказала Арина. - Теперь узорниц стало мало, но мы бережно храним наши знания и наше главное наследство – Гобеленовую книгу. Я еще раз попрошу тебя показать мне Книгу.

– Я даже представления не имею, где она, - искренне сказала Агата. Она вдруг почувствовала усталость и раздражение. Сколько можно?! Сколько ее еще будут пытать этим наследством?!

     -  Ну, вы хоть подскажите, где эта книга может быть? – попросила Агата.

- Ты просишь помощи? В тебе заключена такая сила, а ты просишь помощи у меня? – усмехнулась Арина. – Твоя главная проблема в том, что ты не хочешь понять главного. На самом деле не только ты сама плетешь узор своей жизни. Узор заново рождает тебя. Поймешь, о чем я говорю, значит, тебе станет проще понять, что с тобой сейчас происходит, – сказала Арина и, переведя дыхание, потому что она явно волновалась, продолжила говорить.

      - Твоя бабушка – одна из самых великих узорниц. Она бы никогда так просто не далась в руки Гадателей. Она пожертвовала многим, и даже собственной жизнью, чтобы тебя защитить. Мы с ней были когда-то подругами. А потом поссорились. По глупости, из-за ерунды. И много лет мы уже не общались. Так что я не слежу за ее судьбой. – Арина вздохнула. – Сколько лет прошло, а я так и не поумнела. Старая я дура. Серафима и я росли вместе. И учились вместе, за одной партой сидели в гимназии. А теперь вот....



Анна Монахова

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться