Узорницы. Гобеленовая книга

Узор девятый «Все тайны старого сада»

 

«Если хочешь привязать человека к себе, если мечтаешь об этом, есть особые ритуалы, которые могут помочь. Но стоит ли делать подобное? Задумайся. Ведь за все придется заплатить.  Выбери цвет нити - красный – для страсти, белый для свадьбы, синий- для того, чтобы подчинить к себе человека. Вдень нитку в иглу и сделай несколько стежков, приговаривая заговор. Если все сделано правильно, человек, которого так крепко привязали, останется с тобой. Только знай, что у всего есть своя плата. Лучше дождись настоящей любви.

 «Королева Гвиневера. Гобеленовая книга».

 

     Время в Узорном доме текло неспешно. 

      Арина Степановна опекала детей. А дети то ссорились, то мирились. Только Рене так и ходила мрачная, как грозовая туча.

      Агата читала Гобеленовую книгу и постигала сложную науку узорной магии.  Но, кроме страниц, посвященных работе, были в книге и такие, что рассказывали удивительные истории, которые столько веков люди  считали сказками. Узорницы завуалировали свою историю. Правда в сознании людей смешалась с фантазией, и это породило множество мифов, которые до сих пор  передают из уст в уста.

      Гобеленовая книга рассказывала своей новой хранительнице о Создателях Вселенной, соединивших на ткацком станке нити-судьбы всего сущего. О богинях - служительницах Судьбы и Вре­мени, прядиль­щицах и ткачихах. О Космическом Пауке, из волшебной нити которого соткан небосвод.

      В книге было множество историй о том, что нить судьбы каждого из нас вплетается в тончайший и сложнейший узор ткани мироздания. Эта ткань создана из основы, постоянной сути вещей и утка – человеческого бытия. Эта ткань – единство противоположностей, без которого наш мир невозможен. Везде, у каждого народа были свои узорницы, прявшие нити судьбы. И норны, и мойры, и парки, и Афина, которую в Древнем Египте звали Нейт, и славянская богиня Макошь создавали жизнь и возводили препону для гибели и разрушения всего живого. Прялка и ткацкий стан были для Макоши тем же, что и копье для Перуна, бога грозы.

     Агата проводила кончиками пальцев по сложным узорам, покрывавшим страницы Гобеленовой книги,  и ощущала не только стежки и переплетения нитей, но и тепло, старалась все их запомнить. Книга словно была живым существом, с которым девочка постепенно знакомилась. Агата старалась запомнить все, что написано в книге. Она читала Гобеленовую книгу уже несколько дней, отрываясь от удивительных тканых страниц только, чтобы перекусить и поспать.

     Два раза ей звонила мама. Правда, чтобы зарядить мобильный телефон, пришлось Арине пришлось изобретать хитроумное устройство для зарядника, подключить его к Путам – светящимся нитям, которые  то тут, то там обнимали стены Узорного дома.

      Голос мамы показался Агате встревоженным и тихим. Но все же они поговорили. Агате даже не пришлось врать. Мама снова куда-то спешила и не стала мучить Агату расспросами. После этих разговоров девочка чувствовала себя особенно одиноко, на душе было муторно. Будто она делает что-то плохое.

     Как противно врать! Но что же делать, если пока иначе нельзя. Как только мама узнает о том, что случилось с бабушкой, она немедленно попытается  вернуть Агату домой. А это пока слишком рискованно. В первую очередь, может пострадать мама.  А хуже этого ничего представить было нельзя. Поэтому Агата выбрала молчание.

 

     А однажды вечером без предупреждения в Узорном доме появился Марк. Он неслышно подошел к Агате сзади и  положил ей руку на плечо

     Как странно, все в груди сжалось в комок. Если не смотреть ему в глаза, то становится немного легче. Как же она скучала по нему, оказывается. Лишь бы только Марк не догадался об этом.

      - Где ты столько пропадал? – спросила Агата и посмотрела на Марка. На его растрепанные темные волосы. Эти вихры никогда не пригладит ни одна расческа. А в уголках губ затаилась улыбка. – Три дня прошло… - тут она сама себя остановила. Еще не хватало, чтобы он подумал, будто она считала часы до их встречи. Вот уж нет. Ей было чем заняться.

      - Привет. Был занят кое-какими делами. Так, ничего особенного. Разбирал бумажки, навел в одном месте порядок. А ты, я смотрю, совсем нигде не бываешь. Так нельзя.

     - Да я здесь еще мало что знаю, - отмахнулась Агата.

      Жаловаться на непрекращающиеся стычки с Рене было как-то неудобно и даже смешно. Девчонка младше ее, а ненависти на двух взрослых хватит. Словно яд внутри Рене не дает ей спокойно жить, и от боли ведьма все время должна впиваться в чью-то плоть, чтобы не укусить саму себя.

     - Ты не хочешь прогуляться? Арина мне сказала, ты никуда не выходишь. Столько часов сидеть взаперти. Ты ведь не наказание отбываешь.  Я когда-то бывал в саду рядом с Узорным домом, там очень красиво. Пойдем? - предложил Марк – Сходим, погуляем в саду, потом поедим. Как обычные люди. Еще не забыла, что это такое?

     Агата в ответ улыбнулась:

     - Трепещи, смертный, - воскликнула она, поднимаясь из-за стола и закрывая книгу. – Я, повелительница всех ковров и паласов мира, повелеваю тебе броситься к моим ногам и целовать мои пятки.

      Марк расхохотался:

     - Ты ничего не перепутала? Может, носки?



Анна Монахова

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться