Узорницы. Гобеленовая книга

Десятый узор "Кромка смерти"

          Ткань мира хранит наши миры. Она создает непобедимый щит, сквозь который не может проникнуть даже самое опасное зло. Но, если кто-нибудь совершит  непростительный поступок, страшный, потрясающий основы мироздания, такой, как убийство, даже Ткань мира будет повреждена.. И тогда миры захлестнет лавина, равной которой никто из нас не видел. Все, что дорого нам, погибнет, время остановится, потому что не для кого будет идти.

«Ананке. Гобеленовая книга»

 

            Старуха сидела в полутемной комнате и перебирала сухие травы. Пучки, связанные вместе нитками, шуршали в искривленных пальцах. 

    Сделать один лишь шаг к ней навстречу. только, чтобы разглядеть лицо. Почему так трудно сделать одно простое движение?

     - Кто вы? – прошептала Агата, вглядываясь в неясный профиль. И в тот же миг комната погрузилась во мрак.

     - Агата! Девочка моя! -  крик эхом заметался во тьме, раненой птицей хлопал крыльями о старые стены.

    - Бабушка, где ты?!

    - Иди сюда! Ступай на мой голос.  Вот и хорошо, - прошептал голос. – Умница! Еще немного. Скоро ты придешь. И тогда мы уже никогда не расстанемся.

     Агат протянула руку в отчаянном жесте, желая прикоснуться к чему-то, кроме пустоты, и проснулась.

 

      - Ты что-то сегодня на редкость молчалива, - заявила Уна, с удовольствием делая глоток чая с мелиссой.

     Арина Степановна уже подала на стол завтрак. Сегодня ей помогал Леон. Неудивительно, что за две минуты он умудрился разбить две чашки и уронить на пол сладкий пирожок. Арина  не выдержала и отправила мальчишку за стол. Гораздо спокойнее накрывать на стол самой, хоть это и хлопотно немного. Зато чашки целы.

      По всему дому разносились невероятно вкусные ароматы. На столе уже стояли свежеиспеченные блины, сметана, молоко, вишневое варенье. У порога, как сторожевая собака, замерла Ниофела. Агата привыкла к паучихе и даже стала относиться к Ниофеле с уважением с тех пор, как паучиха показала, как она ткет исцеляющую ткань. Агата машинально потянулась  рукой к блину, но так задумалась, что чуть не угодила пальцами в варенье.

    - И о чем это ты так задумалась? – спросила Уна, с удовольствием уплетая блин, макая его в сметану.

    Агата словно проснулась, отдернула руку, потом начала ее вытирать о салфетку.

    - Так, - пожала девочка плечами. – Ничего особенного. Просто сны. Каждую ночь бесконечные сны. Они меня просто выматывают. Сегодня моя бабушка меня звала во сне.

     - Это плохая примета! – воскликнула Уна, с сочувствием глядя на Агату.

     - Нет. – прошептала узорница в ответ. – Ты не понимаешь. Мне кажется, что моя бабушка не умерла. Возможно, она жива и…

      - Утешай себя этим! – прозвенел  голос Рене, которая уже позавтракала и собиралась выйти из-за стола. – Так удобно думать, что твои погибшие родные живы. Просто потому, что они бесследно исчезли. – ведьма встала  и вышла из комнаты в звенящей тишине.

      Агата молча смотрела ей вслед, пока комок  в горле не удалось, наконец, проглотить. Молчание больше не помогало ей скрываться от проблем. Но с кем она могла поговорить о том, что у нее на душе? У каждого в этом доме была своя боль. И свой повод молчать.

 

     Весь день прошел в работу над узорными магическими правилами. Арина  не была терпеливым учителем, и иной раз Агата еле сдерживалась, чтобы не плюнуть на все это. Бесконечные повторения замысловатых движений,  слова заклинаний, которым, казалось, конца не будет, выматывали не хуже спортивных тренировок.

      - Мы словно на войну собираемся, - пробормотала однажды Агата.

     - Вот именно, - кивнула Арина. – На войну.  И ты должна это понимать.

      К концу дня Агата была так измотана, что спряталась от всех в библиотеке.  Обычно сюда мало кто заходил, разве что Сита,  девочка из Индии, которая обладала даром видеть сквозь любые препятствия. Сита любила читать и при этом с удовольствием пользовалась своим талантом. Странно было наблюдать за ребенком, который даже не открывает обложку книги. Просто сидит, глядя на нее пронзительным взором, без всякого движения.

 

      Но сегодня библиотека пустовала. Вот и отлично! Можно сжевать прихваченный из столовой бутерброд с сыром  и полистать книгу «Тайны узорной ведьмы». На другой стороне обложки фотография автора, девицы во всем черном (может, все узорные ведьмы обязаны носить только черное?) с видом человека, который только что целовался с жабой, но должен улыбаться, потому что его снимают. Правда, Арина говорила, что не стоит смешивать узорную магию и колдовство ведьм. Но Агата и не собиралась ничего заучивать. Впрочем, книжка оказалась больше похожа на повесть о приключениях, чем на пособие для ведьмы. На второй главе, где Селина Перин рассказывала, как она два года водила за нос игрока, что само по себе нереально, ведь игроки сами, кого хочешь в два счета обманут, Агата зевнула и отложила книгу в сторону.



Анна Монахова

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться