Узорницы. Гобеленовая книга

Узор семнадцатый «Песчаный колдун и мертвый город».

«Любишь ты жизнь? Тогда не теряй времени! Ибо время — ткань, из которой состоит жизнь».

Бенджамин Франклин

"Ты всегда будешь разрываться между любовью и долгом, между тем, что обязана сделать, и тем, что велит сердце.
Самое трудное - жить на два мира.
Самое опасное - быть между жизнью и смертью."


Ананке. "Гобеленовая книга".

 

     Вдох. Исцарапанное забившимся в рот песком горло не в силах пропускать в легкие жаркий воздух. Все, чего хочется до сумасшествия, до исступления – это вода. Много, много воды. Тысячи жадных глотков. Изнутри,  из самого сердца вырвался отчаянный шепот:

     - Пить! – Агата  пошевельнулась, пытаясь подняться. – Умоляю! Воды.

     Взгляд лежащей девочки устремляется в потолок,  - низкий округлый свод из желтоватого песчаника.  Над Агатой нависает лицо, до самых глаз закрытое белой тканью. На голове тоже накинут кусок ткани. И только глаза, темные, с такими черными ресницами, будто они подведены краской, смотрят на девочку испытующе. Сеть морщин вокруг этих ярких глаз похожа на светлую паутинку, брошенную на лицо.

     Мужчина что-то говорит  Агате, но она не понимает ни слова. Девочка видит только большую пиалу, до краев наполненную влагой. Мужчина протягивает Агате чашу в своих темных от загара ладонях.

     - Вода! – воскликнула девочка и приникла губами к краю пиалы. Один глоток воды превратил Агату из измученной тени  в  человека, который может самостоятельно двигаться.

     Чаша опустела в один миг. Агата упала обратно на подушку и прошептала:

      -Спасибо! Как это здорово, оказывается – попить воды. – девочка внимательно посмотрела на человека, который уже собрался уходить и быстро спросила. – Стойте, подождите! Там, в пустыне. Это ведь вы меня спасли? Там, вместе со мной была девочка Уна. Ну, помните? Маленького роста, хрупкая такая. Она жива? Ответьте мне. Хоть что-нибудь скажите! Прошу вас! – спросила Агата, умоляюще глядя на мужчину.

   А он что-то неразборчиво буркнул, поклонился и ушел.

    Уна! Неужели она осталась в пустыне? Если это так,  то она не выжила. Ей ведь было так плохо!  Что же делать?!

     Агата почти не помнила, что было, когда она, теряя силы, упала рядом с Уной на горячий песок. Кажется, к ней кто-то подошел. Наверное, это и был мужчина, только что принесший ей воду. И за это одно Агата была ему очень благодарна.

     Но все же надо посмотреть, где она оказалась. Девочка потихоньку поднялась и почувствовала, как все ее тело горит. Видимо, в некоторых местах она сильно обгорела. Кожа Агаты сильно сгорала даже под северным солнцем, что уж говорить  о пустыне. И все же девочка сделала над собой усилие и поднялась с постели, чтобы осмотреться и пройтись.

     Дом, где она находилась, был построен из песчаника. В маленькой уютной комнате на одной стене везде, и даже на полу, были расстелены яркие ковры. В уютных уголках комнаты были брошены большие расшитые подушки. А в одной из стен  виднелось небольшое застекленное окно. Агата уже решилась направиться к нему, распрямляя непослушные затекшие ноги, но тут у входа раздались легкие, не похожие на мужские, шаги. Агата быстро повернулась и увидела Уну, стоявшую у дверей. Та даже усмехнулась:

     - Ты, Агата, будто привидение увидела. Я, что, так плохо выгляжу?

     - Ты сама знаешь, что выглядишь прекрасно, - возмущенно крикнула Агата. – Где ты была? Я уже думала, что тебя в живых нет.

     - Да я, пока ты, соня, спала здесь, я все окрестности успела обойти. – ответила Уна, - А ты знаешь, что нам  с тобой крупно повезло? Если бы мастер Халит возвращался к себе домой не по  пути Пряностей, а по другой дороге, лежать бы нам мертвыми в песках. Ночь в пустыне мы с тобой вряд ли смогли бы пережить.

     Агата не выдержала, первая подбежала к подружке и обняла ее.

     - Ну как же хорошо, все-таки, что ты жива! – воскликнула Агата. Пусть Уна ворчит сколько угодно, пусть шутит над ней, над Агатой, лишь бы только жила.

     А давай присядем здесь, - предложила Уна, показывая на целую груду мягких ярких подушек, разложенных на пушистом ковре.

     - Тут зашел один человек, перед твоим приходом, - начала рассказывать Агата, плюхаясь на огромную подушку, вышитую крупными алыми цветами. – Он напоил меня водой. Но, когда я спросила его кое о чем, он мне ответил. Только я ни слова не поняла из того, что он мне сказал.

    - Он говорил на арабском, - пояснила Уна, присаживаясь рядом с подругой. – ничего удивительного, что ты не поняла ни слова. Я все выяснила. Мы с тобой оказались в Аранийской пустыне. Это гиблое место. Ни один человек в одиночку тут не проживет и дня. Ночью здесь бегают такие звери, что люди с ружьями сидят взаперти и молятся, чтобы их не тронули. Только маги и ведут себя посмелей.

      - Странно,  пробормотала задумчиво Агата. Она прилегла, повернувшись на бок, и подперев голову рукой. – Зачем же тогда Шасти завел нас сюда? Почему он не вернул нас домой? Ведь он мог это сделать.

     - Мне кажется, что это неспроста,  - многозначительно подняла брови Уна. – Мы здесь для чего-то.  Возможно, мы должны что-то найти в этой пустыне. Или в доме. Ведь это дом песчаного колдуна.



Анна Монахова

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться