В бутылке

Размер шрифта: - +

11 глава

- Мы идем вдвоем? – Селена шла рядом с Алексом, но её взгляда удостаивались только прохожие. Их умиротворенные улыбки казались зловещими в тени вечно зеленых деревьев.

 - Тебе нужен кто-то еще? – парень остановился, обворожительно вскинул брови и приблизился на опасно личное расстояние.

Селена сделала быстрый шаг назад, не оставляя без внимания проходящего мимо парнишку с лицом подростка. Двухметровый рост заставлял сомневаться в его кажущейся юности. Маленькую головку накрывала широкополая шляпа – трибли, из-под которой торчали непослушные локоны рыжих волос. Низкокалорийное тело было завернуто в плотный плащ с кожаными вставками на месте карманов. Самым странным Селене показались синеющие ноги в сандалиях. Абсолютно нагие, с кривыми тонкими пальцами и несоразмерно длинными розовыми ногтями. Он, чисто по-мальчишески, подмигнул любопытной юной особе, и, продолжая скрести ногами по мягкой дорожке, прошел мимо.

 - Нет. Пожалуй, никого не нужно.

И они снова побрели по улице.

 - У Локи дела. Важные. – Алекс наблюдал, как девушка равнодушно тащится рядом. - Гораздо важнее, чем возможность посюсюкаться с чужой беловолосой девочкой.

Но Селена не поддалась на провокацию, а лишь спросила:

 - Куда мы идем?

 - И это все, что ты можешь сделать? Спросить, куда мне идем – у Алекса что-то зудело внутри и не давало ему покоя. Его раздражало её опущенные глаза, равнодушный тон, и равномерные шаги – Может, просто придушишь меня, чтобы я не стоял между тобой и твоим принцем?

Селена замерла. Все тело её сжалось, беленькие кулочки заскрипели от давления. Она впервые посмотрела на него. Губы исчезли в одну тугую полоску. Белая кожа посерела. Жестокие, бескомпромиссные глаза красноречиво шептали: «Ты хочешь убийцу? Смотри».

Дикий ужас охватил парня. Вся кровь отступила от лица. Сделав над собой титаническое усилие, Алекс попытался изобразить что-то похожее на улыбку.

- Ладно-ладно. Я же пошутил.

 - Это не смешно.

 - Да-да. Ты права. Это не смешно – закончил он полушепотом.

Алекс уставился на блестящую поверхность у себя на руке. – Мы опаздываем.

***

Металлическое полотно остроугольного здания блестело в окружении дюжины зеркальных столбов. А по узким щелям с самого острого угла плавно до самой земли вместе с легкой вибрацией, она уведомляла всех о начале процессии, спускались лучи красного света. В это время на улице всегда приглушали свет – в темноте спокойнее говорить с «богом».

Алекс приложил руку к небольшому окошку – единственная выступающая поверхность среди плавных линий, которые устремляются в небо, чтобы проткнуть его своим желанием и взлететь, позабыв об отравленной атмосфере. Непросвещенный вряд ли сможет отыскать там вход. Родители всегда приводят сюда своих детей, когда тем исполняется 17. До этого возраста про «бога» следующим поколениям рассказывают дома и в школах.

 - Ты, я думаю, никогда здесь не была.

Алекс продолжал держать руку, пока красноватые линии расходились волнами от его прикосновения, сообщая о прибытии «верующего». А хранитель, или, как в данном случае, хранительница уже знала о нем все, даже больше, чем возможно он сам о себе знал.

И вот гладкая поверхность, точно плавленый металл прогнулась под невидимым весом и обнажила внутреннюю пустоту.

 - Подожди минут 5, а потом тоже приложи свою руку к экрану. Тебе сюда рано еще приходить, но я думаю, эта женщина сделает исключение.

И вот поверхность снова разгладилась, прихватив с собой нового посетителя.

Селена достаточно знала про здание. Детям с пеленок вдалбливали в голову мысль про замечательное место, в котором можно просить все что угодно. И если «бог» сочтет твое желание стоящим, то вскоре он поможет в его осуществлении.

Такая вот замечательная история про деда мороза. Нужно лишь хорошо себя вести.

Но её семья и так вела себя хорошо, без всяких подарков от бога. Более того, пока другие девочки делились впечатляющими историями, Селена продолжала слушать отца, который настаивал на том, что верить в чудо и просить что-то у бога – естественно, но для этого не нужно особенное место. «Желание – это что-то личное - повторял папочка, - и пусть оно таким и останется до того момента, пока не воплотиться в реальности».

Да, и было что-то зловещее в поблескивающих глазах людей, которым доставалось что-то просто так, из прихоти. По крайней мере, именно в такой обертке они это преподносили другим. Так что мамочка и папочка ходили на «молитву» и просили за весь мир, обходя лишний раз свои скромные персоны.

За этими мыслями Селена даже не поняла, сколько конкретно прошло времени. Как на её руке что-то неприятно зажужжало: «Ты уснула там? Или тебя успели украсть?»

Быстро спохватившись, Селена положила руку также, как и до этого сделал Алекс. По прозрачной коже забегали мурашки, а следом за ними слегка задрожало здание. Селене показалось, что оно живое. И если прислушаться, то в уверенном беге света по венам можно услышать его шепот. Здание расскажет обо всех живых, ныне существующих под его пристальным надзором, а может и поплачет с ними, если только оно способно плакать, как и те, кто превратил веру в налаженный инструмент ублажения масс.



Кира Бестелесная

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться