В цепях

Размер шрифта: - +

29 декабря 1999 год

Те, кто не двигаются, не замечают своих цепей.

Роза Люксембург

Почему труднее всего на свете заставить птицу поверить в то, что она свободна?

Ричард Бах «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»

 

– Нет, только представь себе, – Лена уставилась на подругу, рассматривающую стену кофейни. – Мы в цепях с самого рождения.

– Очень странно, – Юля ткнула пальцем в яркую картину, пропустив мимо ушей её слова. – Странно, что такая безвкусица висит в приличном вроде заведении.

Разговоры немногочисленных посетителей разбегались лёгкими волнами по залу кофейни.

– Юла, я же с тобой разговариваю.

Лена щёлкнула пальцами, чтобы привлечь внимание подруги. Карие глаза уставились на хрупкую недовольную блондинку. Юля растёрла запястье, и Лене привиделись железные кандалы.

– Я тебя слышу, – Юля виновато улыбнулась, взяла в руки чашку крепкого кофе и пригубила напиток. – Опять ты свою шарманку завела. В цепях, да. Что ты имеешь в виду?

– Смотри, – светлые глаза Лены сверкнули, и она начала свой рассказ. – Ведь мы все несвободны. Я всё думала, а когда мы оказываемся в плену? Когда на запястьях защёлкиваются оковы? – запястье начало зудеть, пальцы мягко прикоснулись к нему, и раздался звон цепей. – Так вот я думаю, что это происходит прямо в родзале.

– Милая моя, – Юля замотала головой и поправила тёмные короткие волосы.

– Подожди, – перебила подругу Лена и, отведя взгляд, погрузилась в себя.

Светлые кафельные стены родильного зала отражали боль роженицы. Она изо всех сил старалась не закричать, и в воздухе зависали лишь её стоны и громкие инструкции акушерки. Когда же в зале стало на одного человека больше, боль ушла. Связь с матерью быстро обрубили, ребенка измерили, взвесили, закутали. И пока новоиспеченная мать наблюдала за этим, родильный зал наполнился бренчанием цепей, таким тихим бренчанием крохотных цепей.

– Как ты любишь всё драматизировать, – смуглое лицо Юли озарилось улыбкой. – Ты считаешь себя несвободной? Что же это такое – твои цепи? Я всё равно не понимаю.

– Родители-алкоголики, чем не цепи? Я чувствую, как это связывает меня по рукам и ногам, – Лена старалась подбирать нужные слова, чтобы всё стало понятным, но она чувствовала, что ничего не выходит, и голос выдавал её волнение. – Я же не понимаю, чего хочу от жизни. Единственное, что я знаю о себе – это то, что я – дочь алкоголиков.

– Почему это должно как-то связывать тебя? – Юлин лоб испещрился морщинками. – Ты не твои родители. Раз они решили себя гробить, это их дело. Но у тебя своя жизнь. Не оглядывайся.

Взгляд Лены заскользил по залу, и она закивала.

– Я это понимаю, головой понимаю. Но сердцем чувствую по-другому.

Юля протянула руки к Лене и взяла её ладони в свои.

– Ты думаешь, любой, у кого были проблемы с родителями, в цепях? Я тоже?

На вопрос Юли Лена лишь пожала плечами, и их руки расцепились.

– У меня ведь отца вообще не было, – продолжила Юля с интересом. – Значит, это каким-то образом на меня повлияло. Не самым лучшим образом. Так?

– Я слишком плохо тебя знаю, чтобы это утверждать.

– Но ты так думаешь, – перебила подругу Юля.

– Но я так думаю, это правда. Ты только не обижайся, – поспешила сказать Лена, заметив недовольство Юли.

– Я постараюсь. Приятно познакомиться с твоими тараканами. А насчёт родителей, может, ты и права, – ответила Юля. Её взгляд тут же обратился к большому окну. – Какая же всё-таки пакость на улице.

Лена проследила грустный взгляд и сильнее закуталась в палантин. Девушки с минуту просидели молча, наблюдая, как спешат прохожие, как месят сапогами зимнюю грязь.

– Митя предложил на праздники смотаться за город, – Лена с трудом оторвалась от смурной картины за окном. – Дня на три хотя бы. Сказал, что будет только его компания, никого из универа.

– Хочешь поехать?

– Он сказал, что Родик тоже будет. И из-за этого не хочу. Но, с другой стороны, я так хочу зимы и снега. Новогоднего настроения хочу, – Лена громко выдохнула. – Поехали со мной.

– У меня другие планы, извини.

– Юла, я тебе завидую иногда, – Лена смотрела на улыбающуюся подругу. – Почему у некоторых всё не через жопу?

Юля засмеялась и сквозь смех выдавила из себя:

– Ты сказала слово на букву "ж". Ушам своим не верю.

– Ты же понимаешь – с кем поведешься, – в глазах Лены засверкали огоньки. – Вы все тянете меня на дно.

– А то как же, – успокоившись, поддакивала Юля. – Ты – инопланетянка, Ленчик, с тобой по-другому нельзя. Пора уже ассимилироваться с землянами.

Лена замотала головой и подпёрла её рукой. Юля же вскочила с места и, подойдя к подруге, крепко обняла её.

– Мне надо бежать, – Юля поцеловала Лену в щёку. – Вечером приду с бутылкой вина. Так что будь готова. Посидим тихонечко, проводим старый год.



Ольга Бажечкина

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться