В цепях

Размер шрифта: - +

31 декабря 1999 год

Небольшой дом из бруса стоял на отшибе деревни. Снега вокруг было в избытке. Несмотря на высокие сугробы, лапы елей были обнажены и слабо покачивались на ветру. Лена стояла на крыльце и смотрела на зимний лес. Она притопывала ногами и всё сильнее куталась в дублёнку. Щёки её горели, а взгляд блуждал где-то далеко.

Входная дверь заскрипела, и на крыльце рядом с ней оказался Митя. Он тут же закурил сигарету и предложил немного прогуляться. Лена ничего не ответила, просто взяла его за руку, и они, спустившись с крыльца, неспешно побрели по вытоптанной дорожке в сторону озера. Докурив и выбросив окурок, Митя обратил внимание на стёртые носы Лениных сапог и, не сбавляя шаг, спросил:

– Хочешь новые сапоги?

– Хочу, – немного помедлив, ответила Лена. – А можно я не буду ради них ноги раздвигать?

Митя хмыкнул и остановился:

– Можно.

– Вот только не надо так на меня смотреть. А ведь ты говорил, что я никаких подарков не дождусь от тебя.

‒ Так я ещё ничего и не подарил.

‒ Какая ты вредина всё-таки, ‒ Лена не смогла сдержать улыбку. ‒ Давай не будем стоять, а то я замерзну.

Пара неторопливо продолжила путь, Лена вновь вцепилась в Митину руку и уставилась куда-то под ноги. До озера они так и не дошли, разговор сбил их с пути.

– Долго мы гулять не сможем, – Митя отвлёк её от раздумий. – Вернуться всё равно придётся.

Лена громко выдохнула, и изо рта вырвался огромный клуб пара. Она покачала головой:

– Я ведь зарекалась с твоими дружками никаких дел больше не иметь. Никогда. Не видеть, не слышать их не хочу.

– Да ну какие дела? Встретим Новый год и завтра же уедем, вдвоём. И вообще, ты слишком требовательна.

– А может, они просто дебилы? – возмущаясь, чуть прикрикнула Лена.

– Одно другому не мешает.

Лена остановилась и, освободив руку, хлопнула Митю по спине.

– То есть ты считаешь нормальными подобные разговоры? И тебе нравятся рассказы Родика о том, как они "месят чурок"?

На лбу Мити появилась морщинка, раскрасив лицо недовольством.

– Или, может быть, ты сам принимаешь в этом участие? – не унималась Лена.

– Угомонись, пожалуйста. Ты знала, куда и с кем едешь.

– Знала, знала. Так ты не ответишь?

Две пары глаз уставились друг на друга и, казалось, ничего больше вокруг не замечали.

– Я в этом не принимаю участие. Да, бывает, мне приходится его оттаскивать, когда он задирается и лезет нарожон безо всяких причин.

Лена замотала головой:

– Приходится оттаскивать и получать за это, видимо, тоже приходится? И тебе это нравится? Почему ты до сих пор с ним общаешься?

– Потому что он – мой друг, – резко ответил Митя. – Потому что после армии ему снесло башню. «Россия для русских» и тому подобное, понимаешь?

Лена вновь смогла лишь помотать головой.

– Нет, я понимаю, Родя друг тебе. Но ты не боишься, что это однажды плохо закончится? И для тебя в том числе.

– И что я, по-твоему, должен сделать?

– Позаботься о себе, – Лена дотронулась до его руки. – Ты его не сможешь вытащить, а он тебя с лёгкостью утянет на самое дно.

– Что я буду за друг, если откажусь от него? – не глядя на Лену, ответил Митя. – Давай вернёмся в дом. Через пару часов приедет Лёха со своей девушкой. Может, ты хоть с ней найдёшь общий язык.

Митя направился к дому, а Лена ещё недолго постояла на месте, провожая его взглядом. Ей совсем не хотелось возвращаться, но лёгкий мороз шептал, что ей пора согреться. Взглянув на сапоги, Лена разочарованно выдохнула и поплелась следом за Митей.

Когда она переступила порог дома, чайник уже стоял на газовой горелке и готов был засвистеть. Лена быстро скинула дублёнку и, закутавшись сильнее в шерстяной платок, прошла к столу. Она отодвинула стопки и тарелки с закуской, освобождая место для пары чашек чая.

– Где-то здесь я видел сушки, – роясь в одном из шкафов, сказал Митя.

Лена подошла к мойке и достала из нее чашки. Быстро ополоснув их, она положила в них чайные пакетики и залила кипятком.

– Мне это кажется чудовищным, – тихо сказала Лена, когда они с Митей сели, наконец, за стол. – Столько ненависти. Столько глупой агрессии.

Её прозрачные глаза уставились на Митю, который не знал, куда деваться от проникающего вглубь взгляда. Он собрался было ответить, но Лена продолжила:

– Ты ведь тоже в армии был. Но не кидаешься на любого, кто говорит с акцентом.

– Может, я не такой ведомый, как Родя.

Еле заметная улыбка коснулась девичьего лица. Лена согрелась, и её щеки, казалось, горели ещё сильнее.

– А что, – она никак не хотела менять тему разговора, – учат там Родину любить?

– А то как же, – отхлебнув из чашки, ответил Митя. – Знаешь, это такая странная любовь: я сделаю всё, что ты хочешь, и не скажу ни слова, если мне не понравится.



Ольга Бажечкина

Отредактировано: 02.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться