В чём виноваты

Размер шрифта: - +

Аалроог Баал. Единственный шанс

      Ба­ал знал, что не смо­жет выб­рать­ся из чёр­ной ды­ры са­мос­то­ятель­но. Пе­чати, соз­данные Нир­ма­атой, бы­ли слиш­ком силь­ны­ми для не­го. 

      Ли­шён­ный воз­можнос­ти раз­ви­вать­ся, поз­на­вать но­вое и ста­новить­ся силь­нее, Ба­ал ре­шил дей­ство­вать так, как не дей­ство­вал ни­ког­да. Он воз­ло­жил все свои стрем­ле­ния, на­деж­ды и же­лания на а­ат­му, имя ко­торой не знал и спо­соб­ности ко­торой не мог кон­тро­лиро­вать. Но он мог за­манить её в ло­вуш­ку, из ко­торой не смог выб­рать­ся сам. И он за­манил. 

      Соз­на­ние а­ат­мы ка­залось ему ог­ра­ничен­ным, не­ин­те­рес­ным и та­ким обыч­ным, что весь его план го­тов был рух­нуть кар­точным до­миком. Но слу­чай­ность спас­ла его.

      Ед­ва раз­би­ра­емый об­раз, страш­но раз­мы­тый, по­хожий на бес­формен­ное цвет­ное пят­но, про­мель­кнул в соз­на­нии а­ат­мы. И Ба­ал по­нял, что этот об­раз, об­ры­воч­ное вос­по­мина­ние, не­сущее боль и го­ре, бы­ло тем единс­твен­ным его шан­сом, ко­торый он ждал бес­ко­неч­но дол­го.

      Он при­нял фор­му де­воч­ки, уг­ло­ватой, тол­ком не вы­рос­шей, умер­шей мо­лодой и ни­чего не дос­тигшей в пос­ледние дни эпо­хи по­жира­телей. Тра­гич­ная смерть, ни­чего ни­кому не дав­шая и не при­нёс­шая ни­какой поль­зы.

      Ба­ал был серь­ёз­но ос­лаблен и по­нимал, что ма­лей­шая ошиб­ка сде­ла­ет его веч­ным уз­ни­ком чёр­ной ды­ры. Он рис­кнул, вы­жимая из сво­его по­кале­чен­но­го су­щес­тва пос­ледние ос­татки сил, и поз­вал а­ат­му, нап­равляя в её соз­на­ние свой но­вый об­раз. Она отоз­ва­лась, но не сра­зу, с не­ожи­дан­ным по­тен­ци­алом си­лы вце­пилась в фан­томное ви­дение и твёр­до пош­ла на зов. А­ат­ма дви­галась в сто­рону чёр­ной ды­ры, как пласт пер­во­ис­точни­ка дви­га­ет­ся на по­раже­ние це­ли, сме­тая и раз­ру­шая вся­кие прег­ра­ды на пу­ти.

      Она бы­ла так силь­на, так мо­лода и так го­ряча, что Ба­ал не ве­рил сво­ей уда­че. Не ве­рил то­му, что сво­бода, же­лан­ная, бес­край­няя и без­бреж­ная, слад­кая и ма­нящая, са­ма идёт к не­му в ру­ки.

      Ког­да а­ат­ма ос­та­нови­лась око­ло пе­чати, сла­бо мер­ца­ющей хо­лод­ным си­ним све­чени­ем, в опас­ной не­реши­тель­нос­ти, Ба­ал нап­ра­вил в её соз­на­ние ещё один зов.

      — Сэр­сай… — зве­нящим шё­потом, по­хожим на жур­ча­ние во­ды, поз­ва­ла а­ат­ма, — мне не прой­ти сквозь та­кую пе­чать.

      — Путь от­крыт, — бар­ха­тис­тым де­вичь­им мец­цо-соп­ра­но отоз­вался Ба­ал. — Ты смо­жешь вой­ти.

      Зло­вещая ть­ма чёр­ной ды­ры, та­кая же бес­ко­неч­ная, как боль, не­насыт­ным зве­рем по­жира­ющая а­ат­му из­нутри, за­бира­ющая по­кой, унич­то­жа­ющая ду­шу, за­виб­ри­рова­ла, пы­та­ясь сло­мать си­нева­тые ру­ны рав­но­душ­ной пе­чати, но не смог­ла да­же кос­нуть­ся их, об­ре­чён­но уга­сая, как уга­са­ет бу­тон цвет­ка, ког­да при­ходит его вре­мя.

      А­ат­ма рва­но дёр­ну­лась, ощу­щая сви­репый на­тиск прок­ля­того пер­во­ис­точни­ка, но бы­ло уже поз­дно. Ос­квер­нённая энер­гия мел­кой пылью ро­илась вок­руг её те­ла и впи­тыва­лась в не­го.

      — Моя дочь, — поз­вал гус­той ба­сови­тый муж­ской го­лос, — лишь ты спа­сёшь всех нас. Толь­ко у те­бя в ру­ках есть та­кая власть.

      А­ат­ма за­дёр­га­лась, под­вержен­ная вли­янию внут­ренних ме­тамор­фоз. Её длин­ные го­лубые во­лосы стре­митель­но тем­не­ли, по­ка не дос­тигли тём­но-зе­лёно­го цве­та, гла­за, не­бес­но-го­лубые, на­ив­ные и доб­рые, при­няли на се­бя тот же от­те­нок, при­об­ре­тя ещё и жёл­тые вкрап­ле­ния вок­руг чёр­но­го ок­ругло­го зрач­ка.

      Но­ворож­дённая ша­апит за­мер­ла, глу­боко, но ос­то­рож­но, вдох­ну­ла и вып­ря­милась. 

      — Да, отец, — слад­ким, но ядо­витым го­лосом про­из­несла она и вош­ла в си­нева­тую пе­чать, как ка­мень рав­но­душ­но вхо­дит в во­ду.



Дэн Куро

Отредактировано: 01.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться