В чужом теле

Размер шрифта: - +

Глава 5.2

Нужно было торопиться в модельное агентство, где Аня и решила организовать мне уроки. И только сейчас поймала себя на мысли, что банально не знаю, где оно находится. Пришлось звонить менеджеру и уточнять. Аня подобному вопросу удивилась и даже несколько растерялась, но ответила, явно думая о том, как я могу не знать подобных мелочей. Что ж нужно как следует сегодня ее расспросить обо всем в рабочей жизни Леры. Эх, еще бы мне кто о личной рассказал.
При агентстве находилась и модельная школа, Аня тут же провела меня в один из учебных классов и представила преподавателю, высокому мужчине в черном, и судя по его удивленной реакции, Леру он знал.
-Смену ращу, — пояснила Аня.- У девочки как раз типаж Литвински. Собственно мне и нужна фирменная походка Леры
Ложь давалась ей на удивление легко. А мужчина внимательно оглядывал меня со стороны.
-Надеюсь, смену потом никто не съест,- нехотя выдавил и подошел ближе ко мне. И начался урок.
Как ни странно, обучение модельной походки началось с того что меня учили правильно стоять, постоянно поправляя, и комментируя малейшее шевеление. И только потом преподаватель перешел к самому дефиле, и после первого же прохода обрушил на меня море критики. Я молча стояла и слушала и кивала. Было обидно выслушать столько негатива о себе, но пришлось напомнить, что это нужно для того, чтобы работать. Более того, я заплатила за это деньги, и обязана научиться.
Впрочем, каких-то результатов я все-таки добилась. Преподаватель меня все-таки похвалил, и протягивая конспекты (кто бы мог подумать что есть конспекты по дефиле) сказал:
-Не забывай, ты не Прет-а-порте́, ты - кутюр. И должна вести себя как кутюр.
Что ж, похоже, это не последнее с ним занятие, и учитывая их стоимость, мне следует надеяться что  научусь я быстро. У меня было подозрение, что Анна специально выбрала преподавателя с высоким ценником, чтобы у меня была дополнительная мотивация для скоро обучения.
 Как только, преподаватель скрылся за дверью, Аня сказала:
-Тебя сожрут на первом показе.
В ее голосе не было злости. Она просто констатировала факт.
-Плохо, Лера плохо.
-Алена, — поправила я машинально.
-Лера, и только Лера, другого имени у тебя нет.
В ожидании другого преподавателя женщина предложила мне изучить портфолио Леры, обратить внимание на позы и попытаться запомнить выгодные ракурсы. Последующий урок как раз касался фотосъемки.
Правда, и это оказалось не таким легким. Я никак не могла расслабиться. Нужно было застывать в различных позах, и постоянно искать более выгодный контролировать лицо, улыбку, постановку рук и ног, при этом без устали улыбаться либо показывать нужные эмоции. Особенно убивала загадочная фраза " улыбайся глазами", которую я никак не могла понять.
Мы занимались до самого позднего вечера. Ноги гудели от усталости, глаза слипались, хотелось уже банально спать. В конце, когда я уже валилась с ног, Аня, просматривая результаты наших совместных трудов, сказала:
-Неплохо. - Казалось, уголки ее губ дрогнули, как будто промелькнула улыбка.- Ни Лера, -покачала она головой, - Но работать ты можешь.
Мне показалось, или меня действительно похвалили?
-А значит завтра вместо Ники отправишься на съемку.
-На съемку?-Похоже, я ослышалась. Не собирается же она после одного занятия отправит меня уже работать.
Очевидно, она заметила мой испуг и пояснила:
-Попрактикуешься, заодно и подзаработаешь. Или у Андрея деньги будешь просить?— мягко поинтересовалась она.
Я покачала головой. Она права, чем раньше я начну зарабатывать, тем лучше для Вани.
На следующий день я отправилась на место съемок. Кожу покрывали мурашки, я чувствовала как предательски дрожат коленки. Слова Ани, что фотограф не слишком известный, меня никак не успокаивали.
Встретили меня весьма вежливо. Аня сообщила, что Ева, выбранная для съемок, заболела. И агентство дабы не портить свою репутацию готова отправить на съемки меня, дабы не портить свою репутацию. Естественно, никакой болезни не было, а Аня, как всегда, солгала. И что-то мне подсказывало, что в модельном бизнесе это было явно распространённой практикой.
Стилист тут же утащил меня в гримерку готовиться. Волосы скрутили в тугую гульку. Губы накрасили алой помадой, после чего меня облачили в прямое красное платье в пол. 
Когда я вышла из гримерки, фотограф все еще снимал другую модель, я должна была быть последней. И подойдя ближе, чтобы увидеть, как все проходит я услышала:
-А теперь повернись, покажи мне эмоции, покажи мне глаза.
Этот голос я хорошо знала. Когда-то при его звучании мое сердце было готово перевернуться и сделать сальто. Это голос принадлежал Антону Макарову, моей первой школьной любви. Из-за светлых волос и приятной улыбки девчонки называли его «солнечным мальчиком». От него всегда веяло позитивом и каким-то невероятным теплом.
 В школе я никогда и надеяться не могла на его симпатию, так списать домашку, в лучшем случае перебросится пару фраз. Даже эту малость я считала за счастье. Слишком хорошо понимала, что я ему не пара, что не стоит и пытаться добиться его внимания. Я привыкла, что для него я была пустой тенью,  и оставила всяческую надежду понравиться ему. Но сейчас, оторвавшись от фотоаппарата, он смотрел на меня с неподдельным восхищением, будто не в силах оторвать взгляд, отчего тут же потеплело на сердце, а губы сами собой расплылись в улыбке.



Елена Кутукова

Отредактировано: 01.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться