В далеком Маньчжоу-го

Глава 4.

Гэнро вернулся в лабораторию вовремя, аккурат за пять минут до внезапного появления Чоу.
- Ты здесь. Отлично, - китаец нехорошо улыбнулся, и у Гэнро по спине пополз холод.
Поговаривали, что глава лаборатории умеет читать мысли и даже внушать их, что он может по капли крови убить сородича на любом расстоянии, что он может перемещаться на несколько тысяч километров. Много слухов ходило про Чоу. До сих пор Гэнро считал его своим другом, гордился таким потрясающим знакомством, с интересом и восторгом следовал за ним по «пути познания сущности мироздания», но сейчас ему было не по себе.
- Ты, конечно, слышал о наступлении, - продолжил говорить китаец, - Собери все документы. Свои и своих коллег. Их надо переправить в… неважно… я сам переправлю. Где Удо?
- У себя в комнате, вроде бы, - неуверенно ответил Гэнро.
- Ладно, разберемся. Поторопись, у меня есть всего час.
Гэнро поклонился и опрометью выскочил из комнаты. Всего час. А мастер дал ему срок до завтрашней ночи. И ему нужны оригиналы. Это понятно, мастер не хочет, чтобы эти исследования оставались в руках Чоу и ему подобных, но что теперь делать? Кому верить? Чоу говорил, что их эвакуируют, но Гэнро больше не верил другу. Слишком много лжи оказалось в прежних его словах. Он складывал свои документы в папку и думал. Гэнро было всего двести с небольшим лет, и ему очень хотелось жить.

Тот, кого перепуганный вампир называл мастером, сейчас стоял в небольшой кузнице и методично раздувал мехом огонь. Он не торопился, не нервничал, не дергался. Для его работы это было бы слишком опрометчиво. Сталь для будущего меча уже была готова, мастер тщательно проверил ее. Волокна на брусках причудливо переплетались. Мастер удовлетворенно кивнул, выложил перед собой на наковальню первый брусок и принялся тщательно формировать профиль будущего меча. Всего их будет четыре, как учил его самого великий мастер Масамунэ.
Кузнец обрабатывал металл, добиваясь эффекта «звезд в вечернем небе». Этот меч не будет особо сильным или изящным, но он поможет создателю увидеть незримое. Мастер начал тихо напевать, и сталь отозвалась в такт пению тихим звоном. Огонь в горне вспыхнул ярче. Мастер добавил второй брусок, сплетая сталь в полотно. Соединив все четыре бруска в один лист, он принялся складывать кипящую сталь в узкую полосу. Когда слоев стали в клинке стало ровно 128, он перестал петь, отложил в сторону инструменты и вгляделся в получившийся узор.
- Мир бежит вперед, будто спешит к своему концу, но нам не надо туда торопиться, - тихо сказал он будущему клинку. – И все же иногда лучше знать, чем пребывать в неведении. Ты узнаешь. И вместе с тобой узнаю и я.
Муаровый узор чуть засиял в ответ на его слова.
- Сильный и яркий. Погасший очаг.
Огонь должен вспыхнуть снова.
Другому.

Гэнро вернулся в комнату к Чоу, протянул ему папку и небольшой чемоданчик:
- Это все. Больше у меня ничего нет. Остальное уже вывезли в твой прошлый приезд.
Чоу взял папку, открыл на первой странице, у Гэнро перехватило дыхание.
- Отлично. Это очень пригодится в будущем. – Он захлопнул папку, не просматривая. – Мы еще поборемся, друг. Они не растопчут нас, они еще не знают, как мы справимся с ними, верно?
Гэнро кивнул.
- Что ж, тогда готовься. Через две ночи ты уедешь отсюда. Раньше, увы, не выйдет, но, если будут бомбить, ты знаешь, где укрыться. Наше убежище все еще недоступно никому. А мне надо спешить. До встречи.
Чоу крепко обнял друга и быстро вышел. В комнату вошел Накамура Удо. Вид у него был не выспавшийся и какой-то взъерошенный. Вампир с удовольствием почитал бы его мысли, но Удо, как и все люди в этой лаборатории, носил амулет против сородичей.
- Что-то случилось?
- Как будто ты не знаешь! Эвакуация, наступление… черт знает, что творится.
Взвыли сирены, предупреждая об очередном налете. Гэнро дернулся было прочь, но Накамура вдруг схватил его за руку:
- Погоди! Почему сейчас? На рассвете? Они никогда не прилетали на рассвете!
- Сменили график, это же не немцы, у которых все по расписанию. Русские непредсказуемы, поверь.
- Подожди. Послушай, ты же вампир, и мы с тобой вроде ладили всегда. Да?
- Ну и что?
- Они пока не здесь бомбят, в убежище мы успеем. Мне надо поговорить с кем-то из Детей Ночи, иначе я сойду с ума. Скажи, бывает ли так, что вампир отслеживает жизнь своих живых потомков?
Гэнро удивленно посмотрел на ученого:
- Бывает всякое. Но лично я своих и не знаю. Не уверен, что они у меня есть. А что?
- Подожди, не торопись. Скажи еще…
Вопрос прервал мощный взрыв, тряхнуло так, что собеседники не удержались на ногах, по стене поползли трещины.
- Попали? Говорил же я… - Гэнро вскочил, поднял на ноги Накамура. – В убежище надо!
- Не надо, - побелевшими губами ответил Удо. – В убежище не надо. Это оно...
- Но как? Оно ведь под землей! Туда не могла попасть бомба! – выкрикнул вампир.
- А это и не бомба, - тихо сказал ученый, догадавшийся, в чем дело. – Не было никакой тревоги. Это заложенная взрывчатка.
Теперь побелел и Гэнро. Он вспомнил слова Чоу: «Наше убежище все еще недоступно никому». В убежище обычно скрывались от бомбежек именно сородичи. Гэнро бросился вон из комнаты. Он обежал все здание, кругом ему попадались растерянные, перепуганные, кричащие люди. Только люди. Взгляд выхватил из толпы только одно лицо сородича, Гэнро кинулся к нему, схватил его за плечи:
- Почему ты не пошел в убежище? Почему не пошел? – проорал он в лицо испуганного вампира.
- Я отвечаю за телепорт, - пробормотал тот. – Я караулил, чтобы никто не вошел, пока господин Чоу и его люди не покинут лабораторию. А потом сирены. Я не успел. Я не был уверен, что они ушли, и ждал.
- Кто был с ним? Имена?! А, демоны тебя побери!
Гэнро быстро прокусил запястье вампира, считывая из крови последние события. Лица тех, кто ушел с Чоу, он прекрасно знал: самые близкие его соратники, двое вампиров и трое людей. Остальных друг оставил на смерть. В том числе и его, Гэнро. Вампир отпустил свою жертву, прислонился к стене. От мысли о предательстве того, кого он все же считал другом, стало нехорошо. В этот момент Гэнро и не вспомнил, что сам предал Чоу: в папке, которую он передал, не было документов, кроме первого листа, а в чемоданчике не лежало никаких проб.
Если бы он мог, он удрал бы прямо сейчас, но мастер сказал: завтра ночью. Как теперь пережить день?

Солнце сегодня решило, что показываться не будет, небо занавесилось тучами, пошел небольшой дождь. Наджар, Каин и Киу удобно расположились в пустом доме на окраине Цицикара. Жителей здесь давно не было. То ли угнали, то ли убили, но дом был целым, даже мебель сохранилась.
- Рассказывайте, господа К., какие планы? – поинтересовался Наджар.
- Пришла пора открывать карты, да? – Впервые за эти дни Каин спокойно улыбнулся, в его голосе не слышалось ни агрессии, ни ехидства. – В целом, могу и сам сходить, расположение базы я получил, а это было самое важное. Амулеты нужные на людях и вампирах тоже отследил. Наша память порой хранит очень важные вещи, на которые мы в обычное время не обращаем внимания.
- Я тебе был нужен только за этим? – Изумился китаец.
- Во многом – да. Ты дал мне дорогу и нужные данные. Дальше надо найти схроны, пока маги смерти их не спрятали так, как могут только они.
- Думаю, что документы могли уже вывезти, хотя бы часть.
- Могли. Так что не будем терять время. Я буду признателен за прикрытие от тебя, Надж, и твои подсказки, Киу.
Китаец вздохнул и кивнул. Этот сородич был непостижимым и все больше увлекал его. Наджар же только ухмыльнулся. Подобное поведение Каина было вполне понятным и обыденным: разведчик получил нужные ему данные, лишние уши и языки ему не нужны, но Каин предлагает принять участие в приключении, а восточный кот обожал приключения, особенно такие, которые совпадали с его планами.
- Я готов, было бы неплохо и мне узнать дорогу, чтобы понимать, как и где прикрывать. Поделишься маршрутом?
Каин рассмеялся:
- Конечно, доставай карту.
Киу с изумлением наблюдал, как Каин точно прочерчивает по карте маршрут.
- Но мы не видели во сне этого пути? И вот такого обхода тоже.
- Не видели, а вот твой человеческий потомок его видел. У него на стене висела карта с этим путем. Полагаю, что это его путь отхода.
- Он же не дурак: вешать на стену такую карту!
- Но во сне бывает и не такое. Сон не воспроизводит точно картину реальности, Киу.
Китаец замолчал, обдумывая услышанное. Для него все, что происходило за последние сутки, вообще было за гранью понимания. Странный сородич, явно переживший такую же, как и сам Киу, атаку ипритом, вырвавшийся из лаборатории, в которую его никак не могли запихнуть силой. Второй не менее странный араб, не то его подчиненный, не то его командир, который вообще демонстрировал потрясающее равнодушие к происходящему. Сны, по которым можно ходить. Киу не привык «не понимать», поэтому считал нужным все, как следует, осмыслить.
Тем временем Наджар уже собрал остатки еды и вещи, сунул все в схрон.
- Как думаете, оружие нам понадобится? Винтовка там, или пулемет?
- А танка нет? – поинтересовался серьезно Каин.
- Вай, друг, если нужин танк, так дагаваримся! – запел с акцентом Наджар. – Только я тибе одну вещь скажу, ты не обижайся, но тибе лучше бэз танка, да?
Вампиры расхохотались.
- Думаю, что оружие нам бы не помешало, все же. – Сказал Каин. – Достанешь?
Наджар молча вытащил из схрона три немецких «шмайсера».
- Трофеи, - пояснил он на удивленный взгляд Киу. – Хотел домой привезти. Ничего, у меня еще найдутся. Патронов тоже хватит, если что.
Китаец взял оружие, закинул за спину.

Гэнро бежал по улицам Цицикара, проклиная самого себя за слабость характера. Неизвестно, что с ним теперь сделает мастер. Рядом с ним бежал волк.
- Ничего, все будет хорошо, - дрожащим голосом сказал Гэнро, не понимая, кого он тут успокаивает. – Нам сюда.
Он постучал в дверь.
- Не заперто, Гэнро, - отозвался мастер.
Молодой вампир зашел, волк последовал за ним. В коридоре было темно, только в глубине дома виделся огонек свечи. Волк испуганно заскулил.
- Ты не один? – осведомился мастер.
- Простите. Так вышло. Тут вот…
Мастер внезапно возник из темноты рядом с пришедшими, Гэнро вздрогнул, волк прижался к его ногам. Мастер присел на корточки, погладил взъерошенного зверя по голове.
- Первый раз, да?
- Я напугал его, - признался Гэнро, - и он перекинулся. Я не мог его там оставить!
Мастер чесал волка за ушами, тот довольно ластился к рукам сородича.
- Ты принес?
Гэнро закивал, протянул мастеру папку и чемоданчик в точности такие же, какие отдал Чоу. Не вставая с пола, вампир пролистал папку, потом открыл чемоданчик, изучил его содержимое, кивнул и убрал все в воздух.
- Это схрон, - объяснил он изумленно таращившемуся на это волку. – Очень удобно. Зачаровываешь какое-нибудь место, к примеру, большой ящик, или полку шкафа, и потом можешь на расстоянии дотянуться туда.
Волк почесал лапой за ухом, выражение морды у него было задумчивое.
- В человека-то обратно сам сможешь? – поинтересовался мастер.
На Гэнро он не обращал внимания, и тому стало вдруг очень холодно. Очень редко мастер бывал так жесток к нему. Гэнро знал, что может прийти к учителю с любой проблемой, но, если он провиниться, то мастер просто не будет с ним разговаривать, и вот это причиняло молодому сородичу почти физические страдания.
Тем временем, мастер встал, вытянул руку над головой волка, что-то пробормотал, и волк превратился в того самого молодого вампира, которого Гэнро допрашивал в лаборатории. Бедняга трясся, как осиновый лист.
- Как тебя зовут, молодой волк? – тепло спросил старший.
- Ккк… Кёсуке Эйджи.
- Мое имя Тё Рюэн, но можешь звать меня мастер. Так меня все зовут.
Эйджи робко кивнул.
- Отведи его в кухню, - обратился мастер к Гэнро, и у того отлегло от сердца. – Напои чаем, крови дай своей. Я подойду через пару минут.

К лаборатории они вышли к ночи, уже стемнело. Здание, которое до этого Киу видел только изнутри, выглядело странно покосившимся и просевшим.
- Что-то у них крупно рвануло, - заметил Наджар. – И охраны нет. Настораживает, как легко мы прошли. Но сородичи там есть, это точно. Как минимум один.
Каин кивнул. До начала атаки на Цицикар оставалось мало времени. По взмаху руки воздух вокруг них пошел рябью.
Вампиры быстро обошли здание, покинутое людьми, после чего древний нашел какую-то точку на земле и замер над ней, что-то невнятно бормоча. Земля дрогнула, чуть просела и показалась вода, часть развеялась в мелкую пыль. Марево вокруг них стало более заметным.
- Наджар, позже, скорее всего, мне понадобится, чтобы ты со мной подрался и сломал шею. Но это, когда уйдем отсюда. Если поймешь, что я перестаю осознавать реальность, то сделай это раньше, мне нельзя сейчас увязнуть в своей ярости и видениях. Опасно.
Южанин кивнул. Порой способы снятия отката были весьма жесткими.

Недалеко от входа им попался осевший вход в подвал, на что Каин поморщился. Земля не была его стихией, но, судя по всему, схрон был именно там.
- Киу, скажи, ты видишь, как туда тянутся потоки силы и узел внизу или мне мерещится?
- Нет, там действительно что-то сплетено. Ты тоже видящий?
- Не настолько, но достаточно неплохо научился с веками. Ладно, за работу.
По взмаху руки и четкому приказу убраться с дороги камни начали шевелиться и медленно отползать. На чары, способные нормально восстановить вход его бы сейчас не хватило, но многого было и не надо. Лишь бы кровью своей отметить схрон.
На то, чтобы появился вменяемых размеров проход в подвал понадобилось какое-то время. Когда они смогли спуститься ниже, в узкий коридор, северянин прокусил свое запястье и позволил небольшому количеству крови стечь на пол. Подобным ресурсом, как собственная кровь и сила всегда надо было распоряжаться очень экономно и осторожно, но для мага крови это никогда не являлось проблемой.
Темные капли зависли в воздухе на несколько секунд, после чего устремились куда-то дальше по коридору между камней.
- Это что сейчас было? – Изумился Киу.
- Магия крови, в который наш друг специалист. – Добродушно улыбнулся араб. – Теперь надо ждать?
- Да. Схрон уже рядом, я чую его. Надеюсь, там еще что-то осталось.
Кровь отозвалась почти сразу, древний нетерпеливым движением сунул руки в воздух, начал доставать какие-то папки, склянки и чашки петри.
- Я даже боюсь себе представить, что в них. – Каин поморщился, оглядывая последние. – Это конечно не лаборатория Исии, но мало ли что, они сюда могли передать, учитывая, что некоторые из них заполнены питательной средой.
Наджар открыл верхнюю папку, пролистал пару страниц, но дальше посмотреть не успел, ее выхватил северянин и почти тут же сунул в другой схрон. Для чашек петри он достал отдельную шкатулку, аккуратно сложил туда, прежде чем убрать.
- Что здесь на самом деле изучали?! - Увиденное привело южного разведчика в ярость. Фотография обожженного человека, детальные фотографии отдельных мест и комментарии к ним, которые он не успел прочитать. – Каин?!
- Разное изучали. Физиологию там всякую, микробиологию и прочую ерунду.
- Ерунду говоришь? – Почти прошипел кот. – А подробнее? Ну?
- Людей и сородичей. Возможности организма и воздействия на него. – Обреченно-усталый хриплый вздох прервал повисшую тишину. Юлить нет смысла, южанин не успокоится, пока не услышит ответ. – Например, отрастет ли рука у сородича, если ее отрубить. Ты не поверишь, мой древний друг, отросла. – Каин хмыкнул. – А потом бедолагу вытащили на солнце и дождались, пока другая его рука не рассыплется прахом. Неделя в летаргии, обильное питание кровью и снова у него две руки. Представляешь, какой простор для изучения? Или, что будет, если напоить сородича кровью, зараженной, например, чумой. Впрочем, мы это проходили неоднократно, за историю человечества. Дерьмо конечно, вырвет потом, но остатки витальных сил и оттуда вытянуть можно. Мы-то с тобой все это и так прекрасно знаем, а они – нет. Вот и узнавали. Примеров полно.
- И это документы по исследованиям?
- Не по вирусам и температурам. По химикатам.
Это было немыслимо и недопустимо! Сородичи обычно берегли свои тайны, тем более, когда дело касалось личной выносливости и способностей. Так, маги, имеющие конкретные специализации, старались их не выдавать, чтобы иметь преимущество в бою. Древних это не касалось, слишком давно они все знали друг друга, чтобы сохранить подобные вещи в тайне. Да и преизрядно времени было у каждого, чтобы освоить многое, особенно, если были задатки к определенным магическим искусствам. Так, Каин был известен, как первый сноходец, учивший потом всех последующих, и первый маг крови. Это не означало, что он плохо владел оружием, отказывался от использования своей стихии или не имел огромного запаса теоретических знаний об использовании и противодействии другим специализациям.
И все же немыслимо. Глубоко внутри появились сомнения в мотивах давнего друга, который был известен так же, как исследователь, порой не считающийся со средствами, с другой стороны старшие выбирали всегда ту плату, которая была им по карману и по возможностям. Все же глупо думать, что опытный маг полез в подобное место разменивать себя только ради бумаг. Схроны, как известно, прекрасно можно уничтожить вместе со зданием, но подобные материалы не должны были попасть в руки людей.
- Зачем именно ты полез в… А, собственно, куда? Где еще лаборатория?
- Сомневаешься? – Хмыкнул Каин и встал с пола. – Правильно, мой друг. Сомнения для нас всегда верны. Ты же хорошо знаком с Кумагаи Кацу и его сыном Владимиром?
- Конечно! Старший Кумагаи у нас послом полжизни провел!
- У сына Володи пробудились способности к сноходчеству. Я полез туда за своим будущим учеником. Увы, нас слишком крепко всех держали чарами, чтобы так просто вырваться. По очередности опытов его должны были снова забрать позже, но... – Почти слепые глаза на миг закрылись. – Что-то в этом веке у меня плохо с пунктуальностью. Я был с ним в его грезах до конца, чувствовал его смерть. После этого делать там было нечего, я прихватил то немногое, что смог и ушел оттуда, оставив огромную дыру в их щитах, чтобы дальше другие могли сбежать, а это место нашли.
- Ты обрушил защиту Пинфана? – Восхищенно выдохнул Киу. – Потрясающе! Я был там, когда нас распределяли по лабораториям год назад и видел, что даже для меня возможность побега почти невозможна! Слишком сложное и прочное плетение потоков!
- Почти не считается. Продолжим позже? Нам еще надо найти Накамура. Впрочем, это можно попробовать сделать простым способом.
Взгляды сородичей застыли на протянутой к китайцу, покрытой шрамами и плохо зажившими язвами, руке. Решено. Если получится задержаться рядом с этим немыслимым существом, он использует все возможности, и Удо и самого себя.
- Тебе нужна моя кровь, Древний?
- Верно по обоим пунктам.
Недрогнувшей рукой Киу разодрал ожог, почти не ощутив боли, будучи поглощенным своими мыслями. Когда Каин получил кровь и заставил ее принять форму аккуратного шарика, зависшего над ладонью, что-то в глубине него отозвалось ощущением тревоги, опасности и, как ни странно, доверия.
- Я верю. – Это прозвучало больше для него самого, чем для остальных. Маг согласно кивнул.

Удо собрал в своей лаборатории все, что смог, прежде чем замереть посреди погрома. Стол, сейф, шкаф, общая лаборатория, хранилище. Что он забыл? Откуда еще не забрали документы в спешной подготовке к эвакуации? До отправки эшелона в Харбин, а дальше, к морю, не более часа. Еще можно успеть. Или поверить собственному сну, бреду о том, как он ходил по лагерю с двумя вампирами, осматривал лаборатории и кабинеты, какие помнил сам. Поверить возможности легкого побега было бы сладко, но таких как он, в живых не оставляют.

Он видел, как по лагерю метался Чоу, руководивший научным подразделением среди сородичей, бросивший все дела в основной лаборатории. Бункер, где в случае любой угрозы, могли укрыться вампиры, взорвался, разумеется, не сам собой. Хорошо, что с Чоу удалось разминуться, эта встреча стала сейчас крайне нежелательной и ненужной.
На удивление материалов удалось собрать изрядно, получилось два чемоданчика. Память некстати подкинула воспоминание об их первом разговоре с Киу. Тогда вампир непроницаемо смотрел своими странными, почти золотыми глазами за действиями человека, за тем, как тот переставляет колбы, готовит для опыта камеру, знал, что для него готовит и, все же, заговорил. По странному стечению обстоятельств, на его лице не было повязки, закрывающей глаза и рот, хотя подобная мера была обыденна. Многое сулили дети ночи за помощь в побеге, но после первой же смерти польстившегося на обещания, сотрудники отряда стали игнорировать подобное. Это были убийцы, живые мертвецы, которые непонятным образом остались в живых и из легенды стали реальностью и никак иначе. Точка.

- У тебя есть дети, Удо-сан?
- Что?
- Дети. Потомки. Жена?
- Нет. – Резко ответил химик, предполагая, что дальше последует угроза в адрес близких. Проходили уже.
- Жаль. – Грустно вздохнул китайский вампир. – Ладно, что сегодня по плану? – Деловито поинтересовался он. – Чай, желтые, синий здесь вроде не держат или что-то новенькое придумали?
- Поразительное самообладание. – Хмыкнул человек.
- Что еще остается. – Вампир закатил светлые глаза, пожать плечами он не мог. – Слушай, а учился где? В Канагаве или Токио?
- Токио. – Неожиданно для себя ответил Накамура. – А ты на самом деле откуда?
- С Хайнаня.
- Далеко.


И все же, поезд или довериться своему бреду?

- Раз, два, три, четыре, пять, Удо я иду искать. – Прохрипел знакомый по сну голос из коридора. – Я его сейчас найду, и с собою уведу.
Первый вариант отпал. Дверь распахнулась, являя жуткое зрелище, европейского вампира из сна в сопровождении какого-то араба и Киу. Страшные шрамы покрывали лицо и шею, невидящий взгляд, заставил его замереть словно кролика перед змеей. Над раскрытой ладонью перетекал странный сгусток темной жидкости. В реальности Каин оказался еще более пугающим.
- Нашел.
- Звучит как-то неоднозначно и сложно.
- Что сложного, человек? – Приподнял бровь древний. - Я нашел тебя.
- Помнится, ты обещал сохранить мне жизнь.
- Верно. Как мы и договорились с Киу, до границы Китая. Или ты все же предложишь мне что-то?
Ученый поставил на стол оба чемодана и повел рукой, приглашая заглянуть.
- Открой сам.
Накамура пожал плечами и открыл чемоданы, предоставляя нелюдю возможность посмотреть содержимое. Каин наскоро перебрал верхние папки, сунулся в нижние.
- А фосген и хлорид мышьяка?
- Здесь с ними не занимались, за этим в Чанчунь или Гирин.
- Хорошо. Годится. Наша сделка в силе. – Мужчина задумчиво оглядел объем документов, часть тут же переложил в схрон, а оставшееся собрал в одном чемодане.
- Тут был один схрон? Слышал такое слово?
- Слышал. Об этом не знаю. Ваши не особо трепались о таких вещах.
- Не наши. – Поморщился Каин. Искать дальше он не решался, порой стоит довольствоваться имеющимся. – Что же, тогда нам тут делать нечего. Уходим, пока все спят.
- Как спят? – Брови Наджара изумленно взлетели.
- А ты думал, что просто так мы почти никого не встретили? – Маг хрипло рассмеялся удивлению окружающих. – Идем. И лучше быстро.
С «быстро» было сложно. Даже мертвый организм стал потихоньку отказывать. Сил оставалось все меньше. Выйдя на улицу, Каин странно посмотрел на чемодан и сунул его в руки Киу.
- Верю.
Вампиры кивнули друг другу, признавая союз.
Наджар внимательно смотрел на всех присутствующих, машинально запоминая каждое сказанное ими слово. То, что он узнавал, ужасало. Лаборатории, где изучают вампиров и людей, ученый, который отдает Каину документы по этим исследованиям. Зачем они древнему? Или он тоже… Нет, Наджар уже знал, что Каин был жертвой этих экспериментов. Тогда почему он так хочет заполучить это все себе, а не уничтожить к демонам и лабораторию и людей в ней? Почему спасает этого поддонка? Ради Киу, которого он увидел впервые позавчера? Вопросов было больше, чем ответов.

Восточный разведчик пошел первым, за ним человек, потом Киу и Каин. Древний категорически решил замыкать процессию и приглядывать за тем, что остается позади, но Наджар был уверен – дело в том, что Каину тяжело идти быстро. Внезапно впереди послышался какой-то шорох. Наджар резко остановился, замерли и идущие за ним. Араб сделал им знак рукой затаиться, быстро перетек в маленького песчаного кота и побежал по коридору. За поворотом он обнаружил заваленную дверь, которую пытались откопать двое людей, они старались действовать тихо, но для слуха вампира их действия были громче камнепада. Наджар усмехнулся, мысленно обратился к Каину:
- Еда нужна? Тут двое пытаются выкопаться отсюда? И если нет, то надо поворачивать. Тут мы не пройдем, дверь, похоже, взрывом завалило. Кто-то тщательно зачищал здесь все, чтобы никто не вышел.
- Можно. Думаю, что подпитка лишней не будет. Достанешь?
Наджар вырос за спиной у людей, одним движением перебил каждому из них позвоночник.
- Кушать подано. Подходите. Только осторожно, по центру. Я пока тут осмотрюсь.
Вампиры и человек подошли в коридор.
- Прошу вас, - церемонно взмахнул рукой Каин.
- Благодарю, - поклонился Киу.
И они принялись за трапезу. Накамура отвернулся. Он и раньше видел, как едят вампиры, и всякий раз его мутило от этого зрелища.
Тем временем Наджар внимательно осматривал стены и пол.
- Неутешительно, - подытожил он. – Взрывом тут изрядно все покорежило. И не факт, что не осталось зарядов. Похоже, вас в живых никого оставлять не собирались, - зло улыбнулся он японцу.
Тот кивнул.
- Есть другой выход?
- Мне он неизвестен, - пожал плечами Накамура, - но вы как-то пришли сюда. Значит, есть другой ход.
- Тот, через который пришли мы, больше недоступен, - оторвался на миг от еды Каин. – Придется делать новый.
- Что ж, если тут все рухнет, лично я жалеть не стану. Даже если кого-то и зацепит, - при последних словах араб в упор посмотрел на Удо.
Киу вскинулся:
- Вы обещали, что он останется жив.
- Я? – изумился разведчик. – Я вам вообще ничего не обещал, Киу-сан.
Китаец скрипнул клыками. Каин покачал головой:
- Надж, хватит. Мы поели, можно и доламывать эту дверь.
- Только не вы двое. Отойдите подальше. И, если вам так дорог этот «ученый», то прикройте его как-нибудь.
Вампиры отошли за угол, Накамура молча последовал за ними. Наджар осмотрел завал, ухватился за торчащую из него балку и потащил в сторону. Человеку проделать такое было бы вообще невозможно, но силы вампира намного превышают человеческие. Балка неохотно выползала, сыпались камни и песок. Наджар опустил ее, не вытянув до конца, осторожно разгреб мусор вокруг образовавшейся щели.
- Проверено, мин нет. – Хмыкнул он и одним рывком выдернул балку прочь.
Завал с грохотом рухнул.
- Пошли быстро, - скомандовал разведчик.
Все четверо проскочили наружу, Наджар достал из кармана гранату и кинул ее в проход. Взрыв окончательно завалил выход.
- Так, господа, что теперь? Каин, у тебя есть какой-то план?
- Уходить телепортом, - выдавил древний и осел на землю.
Наджар кинулся к нему, опустился рядом на колени:
- Откат?
- Пока нет, просто слабость. А может и откат, не знаю.
Наджар взъерошил волосы, задумался на миг, оглянулся. Киу и человек стояли неподвижно рядом.
- Каин, отсюда надо уходить. Я знаю, где мы сможем укрыться, но мне нужно хотя бы пять минут переговорить с моим агентом. Давай-ка, ты сейчас не будешь ничего говорить, а просто доверишься мне.
Каин усмехнулся:
- Как будто я тебе не доверяю… - начал он, но разведчик перебил его.
- Ты же не знаешь, что я хочу сделать.
Наджар встал, легко поднял Каина с земли, взял его на руки.
- И ничего не говори!
- И не буду. Говорят, коты лечат. – Хмыкнул мужчина, устраивая голову на плече друга и наступая на горло своей гордыне.

Дорога от лаборатории до укромного места, о котором говорил Наджар, заняла не пять минут, а почти полчаса, но они все же добрались до небольшого домика на окраине Цицикара. Весь путь араб нес друга на руках и только у самой двери поставил его на ноги. Каин не возражал, сил на какие-то комментарии не осталось.
Наджар постучал в дверь, которая тотчас распахнулась. На пороге стоял японец, вампир, который не скрывал сейчас своей сути. Киу машинально отметил, что он довольно молод по меркам старших сородичей, лет девятьсот. Японец церемонно поклонился:
- Я ждал тебя, юджи, и твоих друзей.
- Спасибо, Рюэн. Заходите.
Они зашли в темный коридор, только где-то вдали виднелся огонек свечи.
- Я приготовил для твоих спутников две комнаты. Одну для господина Киу и его человека, другую для господина Каина.
- Я не сомневался в тебе.
- Пойдемте.
Они прошли по коридору, Рюэн распахнул дверь:
- Вот здесь вы можете расположиться, господин Киу, и вы.
По имени он Накамуру не назвал, хотя японец понимал, что, если хозяин дома знает имена сородичей, то и его имя тоже ему известно. Видимо, сказывалось снобистское отношение вампира к человеку, решил Удо. На такое он насмотрелся в лаборатории.
Киу шагнул в темный проем, но Наджар придержал его за плечо:
- Погоди-ка. Чемоданчик. Оставь его. Я отнесу в комнату Каина.
Китаец пожал плечами, поставил чемодан на пол, и они с Удо зашли в комнату. Рюэн закрыл за ними дверь.
- Комната для господина Каина дальше по коридору. – Сказал он.
Наджар донес чемодан до комнаты, поставил в углу. Рюэн зажег светильник. Шторы в комнате были задернуты.
- Располагайтесь. Господин Наджар…
- Я останусь здесь. Увидимся вечером, Рюэн.
Японец поклонился и вышел.

Араб подошел к окну, приоткрыл штору, на улице светало. Каин медленно и осторожно вытянулся на кровати.
- Как же хорошо, - простонал он. – Как мало надо для счастья: нормальная кровать, чистое постельное белье, одеяло и подушка.
- Полагаю, для полного счастья тебе нужен еще и кот. Я останусь с тобой. На всякий случай.
Каин улыбнулся.
- Надеюсь, не в кошачьем виде.
Южанин тихо рассмеялся, быстро разделся и вытянулся рядом, повторяя восторги по поводу удобной ночевки. Он приподнял руку и кивнул на свое плечо.
- Давай ближе.
- С удовольствием.
Древний аккуратно улегся рядом, стараясь не тревожить раны и замер, наконец-то позволяя себе расслабиться. Он знал Наджара почти с самого его детства, видел, как тот вырос в прекрасного воина и полководца, сильного сородича.
- Сколько мы не виделись? Лет сто? – Мысль требовала продолжения.
- Девяносто четыре. – Подсчитал южанин. – Когда ты исчез в 1917 году, ходило много слухов, о том, куда же ты делся. Но ни одного о твоей смерти. Глава разведки проверял.
- Ну, если сам Харель проверял, то точно можно верить. – Усмехнулся северянин, сдул прядку, щекочущую щеку. Мешаются, после летаргии лучше отстричь. – Так было нужно, Надж.
- Я понимаю. И все же, Пинфан…
- Я рассказал, как есть. – Резко перебил его Каин. – Пошел туда за сноходцем – сыном Володи. Парню было чуть больше сотни. Я не вру, друг.
- Верю. – Наджар уткнулся в темную макушку. – Печальная история.
- Пусть и при не самых лучших обстоятельствах, но я рад нашей встрече. Если есть возможность – пошли со мной телепортом.
- Я с удовольствием воспользуюсь твоим приглашением, но позже, если ты не против.
- Мой дом всегда открыт тебе, ты же знаешь.
Наджар тепло улыбнулся, осторожно положил руку на плечо Каина, приобнимая.
- Слушай, ты же сейчас не…
- …Не живой? Да.
- А почему теплый?
- При воспалении всегда так. Сам же знаешь. А может у этого тела еще остались какие-то остатки жизненных сил. Или ты согрел.
Каин улыбнулся и закрыл глаза.



AniSkywalker&Alhonar

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться