В далеком Маньчжоу-го

Эпилог.

Год спустя



Август выдался жарким. Яркое солнце за день пропитывало теплом землю, дом и сад, и ночью отдавало все накопленное тем, кто здесь жил. Накамура Удо любил по ночам выходить в сад, присаживаться прямо на прогретую землю и работать с документами на свежем воздухе. Он и сам не заметил, как перешел на ночной образ жизни, по примеру своих новых знакомых. Ночью мозг начинал работать совсем иначе, чем днем, идеи были четче и понятней, а дела спорились намного быстрее. За год в этих краях он так и не мог сказать, привык ли он к постоянно теплому лету, начинавшемуся чуть ли не в марте, чистой аккуратной зиме. Осени в прошлом году он толком не видел, но все говорили, что и она здесь теплая, яркая и уютная. Поначалу Накамура не понимал, в качестве кого он пребывает здесь: не то пленник, не то гость, не то вообще запас пищи для кровопийц-вампиров, которые взяли его с собой. Он не до конца тогда поверил Киу, который сказал, что Удо его потомок, и еще не раз возвращался к этой теме уже здесь.
- Почему ты так уверен, что я твой человеческий потомок? Сколько лет ты отслеживаешь свой… гхм… род?
- Почти двадцать веков, - терпеливо отвечал Киу.
- И неужели из всех остался только я?
- Нет, конечно, но именно с тобой мы встретились лицом к лицу.

При этих словах человек терялся, замолкал, отворачивался, вспоминая обстоятельства той встречи. Неловко вышло.
И все же Накамура Удо, признавая некоторую бесчеловечность работы, проводившейся им и его коллегами, был уверен, что она приносила пользу человечеству в целом.
- Мы поняли, как побороть множество болезней, - говорил он Гэнро, вампиру, оказавшемуся в том же непонятном положении, такому же ученому, что и он сам, - мы нашли способы помощи людям.
Гэнро пожимал плечами.
- Не все опыты одинаково полезны, - отвечал он, став сильно осторожнее в своих суждениях и словах. – Возможно, стоило бы действовать иначе.
- Как именно? – спрашивал человек, и разговор тут же становился сугубо научным.
Сегодняшняя ночь выдалась особенно теплой, Накамура Удо сидел на любимом месте в саду в рубашке с короткими рукавами, прислонившись спиной к дереву. Рядом стоял поднос с чашкой и чайником. Послышались тихие шаги, Удо повернулся, приподнялся, чтобы встать, но подошедший Киу махнул рукой:
- Сиди-сиди. Я тоже тут пристроюсь. Устал что-то.
Японец налил в чашку чай, протянул ее вампиру, тот кивнул, взял напиток, сделал несколько глотков.
- Отличный. Все же, что ни говори, а нормальный чай умеют делать только китайцы. Остальные заваривают траву и говорят, что это чай.
Китайский вампир фыркнул и Накамура не сдержал улыбку, в такие моменты Киу безумно походил на своего зверя, но потом посерьезнел.
- Я вспоминал о том, что было год назад, - сказал он.
Вампир внимательно посмотрел на потомка.
- С тех пор все так переменилось. Вся моя жизнь пошла по какой-то новой дороге, и порой мне страшно представить, куда она меня заведет.
Вампир кивнул:
- Новое всегда пугает. Даже нас, детей Ночи, живущих сотни и тысячи лет. Но в том и суть жизни: стремление к новому. Парадокс? Философия?
- Я не философ, - усмехнулся Накамура. – Я ученый, исследователь. Мне нужно знать точно, в этом суть моей жизни.
Киу посмотрел в темное небо, на верхушки деревьев, провел рукой по траве.
- Чувствуешь запах? Цветы. Год назад я не надеялся снова почувствовать запах цветов. Или ощутить вкус чая. А что ты тогда думал? Что хотел от жизни? Всю ее провести в лаборатории, разделывая вампиров и людей на опыты?
Удо сжал челюсти, узкие глаза превратились в щелочки.
- Когда ты так говоришь, это звучит омерзительно, - с трудом сдерживаясь, сказал он. – Но я хотел достичь результата. Я хотел изобрести что-то, что поможет людям.
- Ты хотел славы?
- Нет!.. Да.
Киу вздохнул, пересел поближе к непутевому потомку, обнял его за плечи, японец вздрогнул.
- Знаешь, это не самая лучшая тема для разговоров, Удо, тем более мы не раз уже ее поднимали. И я прекрасно знаю твое мнение, а ты мое. Скажи мне другое: сейчас ты доволен своей жизнью?
Японец кивнул. От сидящего рядом вампира веяло теплом и уютом, человеку хотелось расслабиться, прижаться к нему и сидеть так, не думая ни о чем. Будто в ответ на его желания, Киу крепче прижал его к себе.
- Вот и хорошо.
 

***


- Берн был основан в 1191 году графом Бертольдом V Загрингеном, - рассказывала экскурсовод. – Название получил от первого животного, попавшегося в западню графа — медведя, так что вы можете везде видеть множество разнообразных медведей.
Тё Рюэн, которого невозможно было узнать под иллюзией, сохранял вежливый интерес на лице, а сам внимательно оглядывал окрестности в поисках того, с кем должен был встретиться. Сам виноват, приехал слишком рано, но кто ожидал, что здесь так быстро ходит транспорт? Хотя это стоило предположить: эту страну и соседние закончившаяся год назад война почти не задела. В Берне японец был впервые и, чтобы лучше сориентироваться и найти нужное место встречи, решил отправиться на обзорную экскурсию по городу.
- С моста Лоренсбрюк открывается потрясающий вид на реку Ааре, посмотрите, мы как раз стоим на обзорной точке.
Туристы, преимущественно это были англичане, дружно повернули головы в указанные стороны. Рюэн бросил туда же короткий взгляд, отметил доступность местности для артиллерийского удара и покосился в противоположную сторону, и, наконец, увидел то место, куда ему было надо. «Тебя встретят в уличном кафе в Ботаническом саду», - было написано в письме. Тё незаметно отделился от группы, перешел мост, свернул в сад. Кафе было почти у самого входа, японец присел за столик, к нему тут же подскочила официантка:
- Что будете заказывать?
- Кофе, - по-английски ответил Тё, - и пирожное. Какое у вас самое вкусное?
- Я бы рекомендовала вам бисквитное пирожное Шён. – С сильным немецким акцентом, но также по-английски ответила официантка.
Рюэн кивнул, и она ушла. Японский вампир откинулся на стуле, прикрыл глаза, наслаждаясь теплым осенним ветром, пригревающим солнцем, запахом трав и цветов. В другое время он бы с удовольствием прогулялся по Ботаническому саду, но сейчас у него было дело.
Перед ним на столе возникла дымящаяся чашка с ароматным кофе и тарелка с пирожным. Тё кивнул благодарно официантке. У входа в кафе появился человек, осмотрел бегло столики, подошел к нему.
- Простите, вы – Рюэн Тё?
Сородич кивнул, на что мужчина продемонстрировал ему небольшую металлическую пластину, похоже являющуюся амулетом на распознание сородичей.
- Я Роберт Мунцингер, меня прислал за вами Кейн.
Этим именем Каина, часто называли его друзья и соседи, об это в письме тоже было.
- Хорошо. Сейчас я выпью кофе, и можем ехать.
- Я подожду вас в машине. Опель «Адмирал». Я оставил машину слева от входа в парк.
Рюэн, не торопясь, допил кофе, доел пирожное, расплатился, оставив официантке на чай ровно десять процентов от суммы заказа, вышел из парка и сел в указанную машину.
- Отличный автомобиль. – Заметил японец.
- О, да. Редкое приобретение. Мне повезло купить его до войны.
- Вы воевали?
- Я нет, мой сын воевал. И остался в Германии.
- Погиб?
- Нет, влюбился, представляете? Нашел себе там женщину с двумя детьми, муж у нее не то погиб, не то сбежал, вот мой Мориц и остался с ней.
- Это бывает, - сочувственно сказал Рюэн. – А на проселочной дороге она так же хороша, как и на асфальте?
Роберт радостно вернулся к теме автомобиля и часть дороги в Сьон они посвятили беседе о ходовых качествах, объеме двигателя, особенностях бензобака и прочих деталях машины, на которой ехали.

Дом Каина представлял собой небольшое на первый взгляд и вполне уютное деревянное шале, типичное для швейцарских гор. Вампир, еще в машине убравший с себя иллюзию, вышел, поблагодарил Роберта и позвонил в звонок. Ворота открыл не кто иной, как Гэнро.
- Мастер! Это вы! – лицо молодого вампира сияло радостью.
- Я, - улыбнулся ему в ответ Рюэн.
Внезапно теплое чувство от не слишком ожидаемой встречи, от того, что Каин оставил его ученика в живых, захлестнуло с головой. Правда, как и предполагалось, теперь молодой вампир был связан многочисленными клятвами на крови и работал на того, кто прежде был его подопытным. Дарованная жизнь и новый шанс были бесценны.
- Мы все очень ждали вас.
- Все? – скептически наклонил голову Тё.
- Ну… некоторые, - смущенно поправился Гэнро. – Пойдемте, скорее.

Он провел учителя через дом на большую застекленная террасу, теплый запах дерева окутал его с ног до головы. В первую очередь глазам Рюэна открылся великолепный вид на зеленую долину и возвышающиеся в отдалении горы с шапками снега, сейчас окрасившиеся в ало-золотые краски заката.
- Смотрю тебе пейзаж понравился? - спустя почти минуту раздался ехидный знакомый голос.
Тё улыбнулся, повернулся на звук, глубоко поклонился:
- Счастлив видеть, Каин-сама.
- Взаимно-взаимно, - Древний поднялся из глубокого кресла навстречу гостю, стараясь не выдать осторожность движений, пожал, протянутую на европейский манер руку. – Как прошла твоя поездка, Рюэн?
- Все благополучно. И у меня, и у Наджара. У нас сейчас в некотором роде разборки на наших… на территориях Мектави…- поправился вампир, - но в это Камаль-сама приказал не вмешиваться сородичам. Мы просто наблюдатели.
- Разные времена требуют разных решений.
Ответ звучал добродушно и философски. Каин снова опустился в кожаное кресло, с наслаждением откинулся на спинку, укрытую шкурой какого-то зверя. Рюэн с огорчением отметил, что тот все еще выглядит не очень хорошо, недавние шрамы на лице и руках спрятать было невозможно, но сила древнего ощущалась иначе, чем год назад.
- А где Киу и Удо?
- В лаборатории. Скоро закончат очередной эксперимент и придут, - ответил Гэнро, появившись в дверях с подносом. На невысоком столике, плетеном из светлого ротанга, оказались две чайные пары и красивый чайник. Белый, полупрозрачный фарфор, особенно ярко подчеркивал насыщенность чая. Каин вдохнул легкий молочный запах и улыбнулся поверх чашки гостю.
- А ты что же не с ними? – деловито поинтересовался старший японец.
- А я свою часть сделал. – В тон ответил ученик. - Теперь жду результатов. – Улыбнулся ученый.
Рюэн опустился в соседнее с Каином кресло, передвинув так, чтобы не упустить из виду потрясающую природу за окном уютного и светлого дома, который не вязался с тем образом и впечатлением, которое произвел его хозяин год назад. Чай оказался очень вкусным.
- Как дела у Эйджи? - Осторожно поинтересовался японец у Каина.
- Думаю, что неплохо. Осваивает разные гражданские профессии, вчера вот лошадей ковать учился у моего соседа. Гэнро, пойди проверь, как там наш обед, - кивнул ему Каин. – А заодно поторопи ученых.
Молодой вампир выскочил с террасы. Рюэн не устоял, поднялся и подошел к окну, как ему хотелось сделать с самого момента прибытия.
- Здесь очень красиво, Каин-сама.
- Да. - Древний неслышно встал рядом с ним. – Долго ты добирался.
- Мне нужно было закончить важное дело. – Серьезно ответил японец. – И оно касалось вас.
Вампир вопросительно вскинул брови. Тё потянулся в схрон, вытащил длинный сверток и с поклоном вручил его старшему.
- Когда я начинал работу, то не знал, кому она предназначена, но потом понял: «сильный и яркий, огонь должен вспыхнуть снова».
Каин развернул ткань и взял в руки сверкающую катану с муаровым узором.



AniSkywalker&Alhonar

Отредактировано: 28.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться