В горе и радости

В горе и радости

   Ядгар Альге

  

   Это было сложное время для них обоих. Но если Ядгар мог уйти в работу, задвинуть свои эмоции на задний план, то Эрике было гораздо сложнее справиться со своим горем. Император пытался отвлечь её, чаще проводить с ней время, но его возлюбленная всё больше и больше замыкалась в себе. Улыбалась, разговаривала, играла с Замиром и шутила с Зариной, с которой в последнее время сблизилась. И всё же, была чудовищна далеко от него.

   Ядгар боялся потерять Эрику, боялся, что она замкнётся в себе и угаснет. Но этот страх едва ли мог бы помочь им обоим. И тогда он вспомнил о том, что обещал на Вельхо. "Ты сможешь стать тем, кем захочешь". А ведь тогда он искренне верил в свои слова, и всё же держал Эрику при себе, сдерживая все её порывы. "Это глупость, это опасно, это не для тебя...". Он не хотел обрубать ей крылья, и всё же делал это - своими словами, своим неодобрением. И даже прямыми запретами.

   Начать разговор было сложно, тем более сделать это так, чтобы Эрика не почувствовала, сколь он не уверен в своём решении.

   Она лежала на небольшом диванчике, когда-то поставленном в его кабинете, закинув ноги на его колени, и пустым взглядом глядя в потолок. Ядгар, надев очки-санро и подключив виртуальную клавиатуру, делал вид, что работает, то и дело бросая на неё взгляды. Эрике понадобился почти полчаса, чтобы заметить его внимание. Но вместо того, чтобы задать ему хоть один вопрос, она аккуратно подтянула к себе ноги, и почти отвернулась от него, как будто его взгляд был ей неприятен.

   - Эрика, - мягко позвал Ядгар, снимая санро. - Помнишь, месяц назад ты сопровождала меня в Лейпциг?

   - Не помню, - вяло сказала девушка. - Это там где храм?

   - Нет, где Научный центр и университет. Ты ещё умудрилась потеряться и мне пришлось взрдрю.. - Ядгар вспомнил, с кем говорил, и откашлявшись, исправился: - поговорить с охраной об их невнимательности.

   Эрика фыркнула, и развернулась к нему.

   - Ты тогда их так вздрючил, что они теперь и вовсе не отходят от меня. И я не потерялась, а захотела ещё раз заглянуть в одну из лабораторий. Там был один такой смешной профессор, принявший меня за свою студентку. Он ещё хотел, чтобы я ему помогла. Помнишь, ты потом ещё долго на меня из-за этого злился и обещал больше никуда не брать?

   Ещё бы Ядгар не помнил! Та лаборатория находилась на биологическом факультете, и в ней проводились исследования вирусных заболеваний. А Эрика, ни в чём не разбираясь, собиралась... Император подавил вспышку своего возмущения, и просто кивнул.

   - Помню. А ещё помню, что тебе очень понравилось в Лейпциге, и ты даже захотела там учиться. Я подумал, и решил, что это было бы на самом деле неплохо. Не на биологическом, конечно. Всё же ты слишком невнимательна для этого факультета.

   Эрика грустно улыбнулась, нисколько не обидевшись на критику.

   - Хочешь меня отвлечь?

   Ядгар ответил прямым взглядом.

   - Хочу, чтобы ты снова научилась улыбаться и радоваться. Последние несколько месяцев были самыми счастливыми в моей жизни. А потом случилось это...

   - Под "этим" ты имеешь в виду мой выкидыш? - сухо спросила Эрика, и его резануло её болью.

   - Ты не виновата. Никто не виноват, - тихо сказал Ядгар, и потянулся к ней, надеясь, что в его объятиях её боль утихнет. Эмпатка отшатнулась, закрываясь от него. Он поспешно продолжил: - Что потеряно, уже не вернуть. Но мы можем попробовать снова. Конечно, не стоит больше полагаться на случай, но в столичном медицинский центре работают хорошие врачи...

   - Они нашли причину выкидыша? - прервала его Эрика.

   Ядгар вынужденно покачал головой.

   - Если попробовать искусственное зачатие с полным генетическим анализом и последующей коррекцией...

   - Ядгар, даже Анхела не сразу смогла родить тебе ребёнка со всеми вашими врачами, маточными репликаторами и современной медициной, - устало сказала девушка. - Сколько у вас было попыток? Три, четыре?

   - Четыре, - признался император.

   - Четыре, - горько повторила Эрика. - И лишь на пятый раз у вас всё получилось. Ты же знаешь, в чём дело. Вся проблема в этих проклятых способностях. Эсперы редко рождаются полностью здоровыми, и почти никогда не имеют потомство. Мне говорили об этом когда-то, но я предпочла забыть. Видимо, матери твоих детей были достаточно здоровы, чтобы суметь зачать и выносить. Но я эспер, как и ты. А значит, шансов нет. Только не со мной.

   - На Гардарике решили эту проблему, - упрямо сказал Ядгар, сжимая кулаки. - А значит, у нас тоже всё получится.

   Эрика поднялась, поправила платье, не глядя на императора.

   - Я не хочу больше об этом говорить. Я не готова. Но я подумаю о Лейпциге.

   Пожалуй, Эрика недооценила упёртость своего мужчины, а он недооценил волю к жизни своей возлюбленной.



Таис Сотер

Отредактировано: 01.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться