В горе и в радости

Размер шрифта: - +

Глава 17

Уже переступая порог собственного дома, я обернулась и спросила сопровождавшего меня по пятам Кригера:

– Почему именно такие сроки?

– Потому что веселье будет в самом разгаре, дарина. – многозначительно ответил он, а я почувствовала, как кровь отхлынула от лица. И то верно, когда же ещё, если не во время самого важного праздника в году? Могла бы и сама догадаться, что присутствие королевской семьи, министров и послов из других государств – наиболее удачный момент для мятежников, самый лучший, который только могла преподнести судьба. Тут вам и жертвы, здесь вам и свидетели свержения и последующего воцарения... Кого? Бастардов в принципе не существует: ребенок у представителей королевского рода может быть только один, и ко власти Райнхольд пока не стремится – не нагулялся ещё. Другая династия? Вряд ли: никто кроме прямых наследников не сможет занять трон. На что они рассчитывают? Или, вернее, на кого? Хороший это вопрос, м-да...

– Вы правы. Благодарю вас за прогулку, дар Хабор.

Я ушла к себе и, забравшись в кресло и укутав ноги пледом, думала о том, что сообщил наемник. Перевороты, как показывает история, дело неблагодарное и кровопролитное. Просто не может быть так, что «свергаемая» сторона чинно снимет корону с головы, низенько поклонится и уйдет в добровольную ссылку, по щелчку чужих пальцев отказавшись от власти. У уважающих себя мятежников должна быть поддержка среди населения, войско и деньги, чтобы угрозами или золотом заполучить верность. Что еще? Устранение неугодных? Да, сюда хорошо вписывается нападение на моего отца. Похищения? Пока что только слуги, о пропаже знати никто не знает. Они что, рассчитывают, что за одну ночь действительно смогут свергнуть Саверианов? Малой кровью при чем: выведать у слуг все тайны и в нужном месте в нужный час появиться с ножиком и вечной фразой «кошелек или жизнь». То есть «верность или жизнь». Делааа...

Что же делать мне? На бал я пойду при любом раскладе, не смогу отсидеться дома. Лучше уж в толпе, где легко спрятаться между «нежными цветочками» из других родов. И безоружной я не буду, благодаря мастеру и нашим урокам ботаники. О холодном оружие можно забыть – в данном случае это мне не поможет, разве на месте найду… хм… какой-то прут. Ха-ха.

Не стоит забывать об основном моем задании, которое нужно исполнить за столь краткий срок. Жить то хочется. А еще хочется как можно дольше оставаться вне зрения дознавателей и сотрудников тайной службы. Прав мастер: лучше этот вопрос решить наедине с Джинни за бокалом вина, нежели в кабинете или казематах под действием психотропных настоек, что заставляют выкладывать всю подноготную. Методы этих служб далеко не так гуманны, как думает большинство несведущих. Но я знаю от отца – он не раз присутствовал на допросах. Чтобы избежать встречи с дознавателями мне «всего лишь» нужно влюбить в себя Джинни и выйти за него замуж за полтора дня. Что может быть проще? Или… Когда-то я вычитала в романе одного известного автора эту идею и, честно говоря, не такая уж она и плохая. В исполнении сложностей не должно возникнуть. Я состою в организаторском совете и смогу пригласить парочку актеров, один из которых таковым не будет. А Кригер поможет. Никуда не денется. Вот пусть и решает, а тем временем...

Часы на каминной полке пробили полдень. Взяв в руки колокольчик, вызвала служанку и попросила накрыть к обеду в моей любимой гостиной и приказала отправить посыльного к даре Софи с просьбой встретиться сегодня. Как только девушка ушла, я критично осмотрела себя в зеркале и, оставшись довольной закрытым наглухо платьем со стоячим воротничком, спустилась в гостиную.

Сердце мое предательски екнуло, как только я вошла, сделало несколько громких ударов и замерло на секунду. На столе у окна, в огромной хрустально вазе с цветным узором, стоял большущий букет роз. Черных. «Кто..?» затрепетало Сердце. «Он..?» забилось птицей, отозвавшись эхом в висках. Я сжала ладони, от чего ногти впились в кожу. Едва переставляя ноги, подошла к букету. С трудом вытащила плотный конверт, спрятавшийся среди полураспустившихся бутонов и, пока его не открывая, направилась к камину. Конверт первым улетел в пламя, огонь благодарно облизал края, пробуя на вкус, а потом с аппетитом проглотил бумагу. Развернула сложенный вчетверо лист и увидела всего две буквы.

«Ю.М.»

Сердце пустилось в галоп от радости, а разум немного разочаровано отметил: «Не Иен…». Часть моего сознания надеялась, что шикарный букет прислал Стиен, что я ему не безразлична, что я значу больше, чем приложение к щедрому приданному... Вздохнув и скормив ненасытному огню записку с инициалами Юджина, я вновь задумалась над насущными проблемами. Если с Софи все пройдет как нужно, у меня появится нешуточный шанс на... скажем, долгую жизнь. О счастье я не говорю.

Вошедшая с подносом служанка заставила меня нервно бросить взгляд в камин, дабы убедиться, что огонь сжег провокационный клочок бумаги, но от нее не осталось и следа.

– Дарина, к вам посетители. – вопросительный взгляд в сторону девушки из городских, и она поспешила ответить, – Некий дар Рольф.

С трудом сдержав удивленный возглас, я попросила, чтоб его провели в эту гостиную и принесли горячего вина и закусок. С сервировкой стола сказала повременить: если дознаватель примет мое приглашение на обед (а не пригласить его я просто не имею права!), то трапезничать мы будем в столовой, ежели (очень на это надеюсь!) откажет – буду обедать здесь.

– Дарина Катарина! – еще с порога воскликнул дар. Как я уже говорила, на вид ему было около тридцати пяти лет, с широкими бакенбардами пшеничного цвета с легкой проседью. Пронзительные голубые глаза лучатся приветливостью, но на самом деле это была только искусная маска – дар Рольф смотрел на меня с выжиданием, мол «Что сейчас сделает эта девочка? Как себя поведет?»



Слава Денисс

Отредактировано: 27.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: