В горе и в радости

Размер шрифта: - +

Глава 2

Иен вскоре уехал. Дел в княжестве скопилось немало, а его отец был уже в том возрасте, когда организм требует больше отдыха, и энергии на всё попросту не хватает. Я же осталась в нашем поместье в компании дары Омины и десятка учителей. Дни пролетали один за другим незаметно пока не произошло то, что всколыхнуло мою размеренную жизнь.

В один промозглый вечер королевский гонец доставил в поместье конверт. Остался ждать на улице даже не расседлав коня, так как ему было поручено вернуться как можно быстрее с ответом. Письмо было от моего отца, который настаивал на моем присутствии при дворе, и еще приглашение от Его Светлейшества с печатью. Конечно я сказала, что приеду. Что мне оставалось делать? Гонец ускакал, а я отправила одного из гвардов с весточкой Иену, чтобы предупредить жениха о скором отъезде.

В городском доме у меня были и платья, и вся нужная одежда. Но были такие вещи, без которых я не могла покинуть поместье – дорогие сердцу вещицы и безделушки, которых у каждой уважающей себя дарины должно быть не меньше трех сундуков! Да еще мне учителя надавали книг, чтобы я не слишком расслаблялась в дворце и училась!

Путь к столице у меня занял бы пару дней в экипаже. Нет, конечно, возьми я лошадь и несколько гвардов то к вечеру бы мы были уже на месте. Но, во-первых, знатная дарина не должна ездить верхом, словно сорванец – не прилично. А во-вторых, если бы я приехала без багажа – злые языки сразу бы начали рассказывать, что Второй советник дар Рик обанкротился. А мне это совсем не нужно. Мой отец добрый и справедливый человек, зачем мне его подставлять своими капризами? Ещё вечером я была готова ускакать в ночь, но утром кардинально поменяла решение: приехал Иен! Как я была рада видеть его! Поэтому, пока подготовили карету и собрали мои вещи, отъезд отложили на следующий день. А свободное время мы провели с Иеном вместе, прогуливаясь по саду, сидя у камина и наслаждаясь друг другом. Поговорили мы и о срочности моего отъезда и сошлись на мысли, что это как-то подозрительно. Но объятья Иена и целомудренные поцелуи в щёчку вытеснили все тревоги из головы.

Плюсом поездки в карете было ещё и то, что Дара Омина могла быть за меня спокойной: я не неслась галопом сломя голову на лошади, а как настоящая леди ехала в карете с двумя моими помощницами – дариной Ольфирой и дариной Мираной. Мы выросли практически вместе, а учитывая, что здесь из моих одногодков были только они – то мы и сблизились. Я с самого детства знала, что они не ровня мне по статусу, тем не менее никогда не использовала приказной тон, а относилась с уважением. «Помни, лучше иметь друзей в окружении, чем прислугу» – говорил мне отец, и я следовала его наставлениям, но только с годами я поняла, о чем именно он говорил: челядь может и продать за золотой риен, а друг – никогда.

Путешествие заняло немного больше времени, чем я на это рассчитывала. Вместо ожидаемых двух дней мы потратили почти в два раза больше времени. А все из-за неприятного казуса, случившегося в дороге. Едва тронувшись после привала, отлетело одно из колес. Мы с даринами не пострадали, поскольку скорости как таковой не набрали, но перенервничали ужасно! Пока разобрались, что и к чему, пока решили проблему с колесом – наступил вечер. У нас земли спокойные, бандитов на дорогах нет, волков и других хищников не водится, но дорога, по которой нам предстояло ехать, проходила возле дельты слияния двух рек и было бы очень самонадеянно продвигаться ночью. Местные поговаривали, что земли те не надежные и что нечисть ночью ходит. Сказки всё это, но предложение гвардов остановиться в ближайшей деревне я приняла с облегчением. Решили заночевать у старосты деревни, благо у него был огромный дом, наполненный шумной детворой. Великой души человек: воспитывал не только своих пятерых, но и семью погибшего в реке брата к себе забрал. И чтобы и дети под присмотром были, да и жене его помощь от невестки.

Переночевали на не слишком удобных матрасах, а с самого утра выехали, оставив гостеприимному хозяину несколько золотых риенов в благодарность. Отдохнувшие лошади живо тронулись в путь и к ночи мы уже были в столице. Моего отца дома не было, служащие сказали, что он после обеда отправился по делам и еще не вернулся, лишь несколько часов назад прислал гонца с известием, что будет поздно, и что если его любимая дочь уже соизволила прибыть, чтобы она не дожидалась его, а ложилась спать, поскольку завтра с самого утра нас ожидают на аудиенцию к Его Светлейшеству. Мира и Оли помогли мне раздеться в то время как остальные сгружали наш багаж с экипажа. Я, с тоской подумала о несправедливости жизни и, поздравив себя с бесконечно испорченным вечером, решила искупаться, чтобы усталость от поездки.

Пока нежилась в теплой воде все думала о причине моего пребывания в столице. Странно все это получается. Со всем тем, что мне нужно сделать до свадьбы, это приглашени ко дворцу... Отец никогда не настаивал на моем присутствии на праздниках и мероприятиях. Лишь в случаях, когда это было очень важно он советовал пойти, но ни в коем случае не заставлял. А в записке, которую мне прислали вместе с приглашением, было написано ясно: «...Вас очень ждут во дворце на празнование Дня Солнцестояния. Настаиваю, чтобы Вы выезжали с даринами немедленно. Ваш отец, Второй Советник Его Светлейшества, дар Федерик». А тут он «настаивает» да еще и «с даринами немедленно», официально подписался. К чему бы это? Что же произошло? Единственные слухи, что доходили до нас в последнее время из дворца, были о Юджине. Ах, все только о нём и говорили. Красив, умен, воспитан, холост... Фи! Опять он в мою голову лезет! Надоел! Я так разозлилась, что вылезла из воды и, не утруждая себя сушкой волос, отправилась спать.

Утро встретило меня леденящим душу криком Миры. Я рывком подорвалась с постели и выбежала в свою гостиную, готовая мчаться на край света, чтобы спасти мою помощницу. Но мне не довелось никуда гнаться, поскольку девушка ворвалась в комнату с ошеломляющей скоростью ураганного ветра. Распахнутые глаза, растрепанные волосы и выражение ужаса на лице.



Слава Денисс

Отредактировано: 27.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: