В горе и в радости

Размер шрифта: - +

Глава 3

Дни летели один за другим, до Праздника оставалось все меньше времени. Я безнадежно ждала весточки от Иена, но ответа не было. А мне было важно знать что он приедет, что я его увижу хоть на несколько мгновений! Но ничего, даже двух строчек не пришло.

   Натоместь дарин Юджин о себе давал знать с завидной регулярностью. Каждое утро мы завтракали в обществе Альберта и их отца - министра дара Фергуса. Каждое несносное утро я смотрела на Джина и с деланным спокойствием давилась завтраком. Он же, словно чувствуя мое настроение, то и дело спрашивал меня разные мелочи: как мне спалось, вкусный ли чай, готова ли я к маскараду, как поживает мой жених, почему до сих пор он не приехал и так далее. К слову сказать, Стиена он по имени так ни разу и не назвал, все "жених" да "князь", что меня слегка озадачило. Решив, что это ни что иное, как детские шалости и способ меня достать, я не обращала внимания, и в отличие от сына министра, Иена я называла только по имени, добавляя при этом "дорогой". Эта наша каждодневная игра начала меня забавлять, а не утомлять, как в первое время. Только вот возвращаясь после утренней трапезы в комнату, вместо того, чтобы учиться - я полчаса тратила на то, чтобы выкинуть из головы образ Юджина и уверить себя, что я его не хочу ни видеть, ни слышать. С каждым днем мне было все труднее и труднее это делать. Каждый раз, заслышав шорох за дверью, я надеялась, что это он, и каждый раз себя за это ненавидела.

   Вскоре я поняла, что так дальше продолжаться не может и решила поговорить с отцом. Естественно, объяснять ему всю ситуацию целиком я не могла, но кое что было в моих силах. Благодаря женской хитрости и маленькой лжи, я сумела убедить папу, что каждодневное присутствие на завтраке гостей не вполне меня устраивает, даже больше - раздражает. Объяснила я все это тем, что я привыкла в поместье вставать с первыми лучами солнца и завтракать рано. Но поскольку каждый день у нас есть высокие гости, то мне приходится голодать около трех часов, прежде чем мне позволят съесть хоть что-либо. О да, я была учень убедительной! И на следующий день у нас в доме не было посторонних. Правда была и своя ложка дегтя во всем этом. Если прежде я раньше десяти не вставала, то сейчас мне пришлось подниматься в шесть! Поверить не могу, на какие лишения и жертвы я пошла дабы не видеть никого в своем доме!

   Но теперь я не унывала, у меня появилось время для занятий фехтованием. Вызвав из поместья моего учителя, я с удовольствием бегала и прыгала со шпагой на заднем дворе при первых лучах солнца, никем не замеченная кроме некоторых слуг. Единственное, что меня беспокоило, это отсутствие каких либо новостей от Иена. Ни записки, ни письма, ни его самого. Весь день все мысли только о нем. Иногда всплывал и образ Юджина, но я гнала, словно чуму, его лицо и его манеру поведения, и его жесты из моей головы. Не думать о нем было трудно, ведь каждый день я имела "счастье" видеть его вживую. Он приходил, специально подбирая время так, что выставить за дверь было не возможно! То с поручением от отца, то по просьбе Альберта, он приходил во время обеда и не пригласить к столу - грубое нарушение этикета, за что в обществе тебе не простят. Так и терпела его день у день и не знала как избавиться от этого незванного гостя. Иногда с нами трапезничал и мой отец, тогда, передав поручение от дара Фергуса, Юджин убирался восвояси, а если фортуна была против меня - приходилось терпеть общество дарина до прихода отца. Это была мука! Это была пытка, смотреть на него, ловить на себе его взгляды, полуулыбки. Отвечать на его вопросы, стараться обмениваться ничем не значащими фразами, а поддерживать разговор - вообще сродни каторги! Я не знала чего ожидать от него, да и от себя тоже. Он не делал мне намеков, я тем более, но с каждым разом, когда я видела Джина, мне казалось что я сойду с ума, если он ... Ах, о чем это я! Терпеть его не могу!

  Однажды, в один непогожий день, что даже занятия по фехтованию пришлось перенести с сада на заднем дворе в конюшню, я, как всегда, уже после ванной, сидела у камина и читала историю Мадай, соседнего государства, как пришла Мира и сообщила, что меня вызывает отец, он просил приехать в королевский дворец так быстро, как только смогу. Карета уже была готова и ждала меня во дворе.

   Зная, что отец по пустяках меня вызывать не будет, собралась быстро - умыла лицо и поменяла платье на более закрытое. Согласно с неписанным законом, виной создания которого был не кто иной как Юджин, с глубоким декольте появляться ко двору было себе дороже.

  По прибытию во дворец меня встретил один из пажей и провел в малый приемный зал, тонувший в росскоши позолоты и изумрудов. Как только я вошла, на меня уставились: сам король, кронпринц Райнхольд, министр дар Фергус с ненавистным мне Юджином и еще несколькими девушками предположительно моего возраста. Смотрели в ожидании и как-то насторожено, и лишь мой отец, который тоже был там, встретил меня взглядом полным оттеческой любви.

  - Дарина Катарина, - начал его Светлейшество король, - мы рады, что Вы смогли так быстро к нам присоединиться. Вам наверное интересно, почему Вас вызвали, так ведь? - я кивнула, не в силах выдавить из себя даже полслова. Дело в том, что Юджин на пару с кронпринцем смотрели на меня совсем не по доброму. Наоборот, создавлось впечатление, что они - мировые судьи и готовы обвинить меня во всех смертных грехах. - Так вот, милейшая дарина Катарина, причина, по которой я настоял на Вашем присутствии на этой встрече, до банального проста...

  Не успел его Светлейшество и продолжить, как я уже подозревала о чем пойдет разговор. Мое замужество, будь оно не ладно!

  - ...это праздник Солнцестояния!

  - Что-о? - сорвалось с губ прежде чем я успела ососзнать смысл слов его Светлейшества.



Слава Денисс

Отредактировано: 02.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться