В горе и в радости

Размер шрифта: - +

Глава 4

 На следующее утро, ни свет ни заря, меня разбудила Мира, начав сбивчиво объяснять, что прискакал гонец из дворца с приглашением на завтрак в узком кругу.

  - Во дворец?.. - все еще пребывая в нежных объятьях сна, промямлила я.

  - Да, дарина. К девяти нужно уже быть там.

  - Мммм... - еле разлепив веко, посмотрела на всклоченную девушку, ее видать тоже разбудили недавно. Сладко потянулась, зевнууууулаааа со вкусом, и только тогда спросила:

  - Мира... мммм.. а который час?

  - Без четверти семь, дарина. Пора вставать.

  - Ммм.. - закрыла глазки, еще раз зевнуууулаааа... А потом вскочила, как ошпаренная! - Без четверти семь?! Что же ты меня раньше не разбудила?!

  - Как только получили сообщение, сразу же и бросилась Вас будить! Ванна уже готова...

  Но я уже ее не слушала, а на всех парах мчалась к заветной двери, где меня ожидала горячая вода для купания. Времени катастрофически не хватало! Только до дворца ехать около получаса!!! А еще же нужно помыться, соорудить прическу, подобрать наряд...

  - У нас цейтнот! - взвизгнула я, плюхаясь в горячую воду, - попроси Оли подготовить кремовое платье с рюшами, а к ним - бежевые полусапожки на каблуке. И да, пусть принесет мне стакан сока в комнату и пару бисквитов, я не хочу появляться во дворце на голодный желудок!

  Когда Мира передала мои пожелания стоявшей у двери в ванную девушке, я уже вовсю полоскалась в воде, то и дело взбивая пену душистого мыла на волосах. Мне помогли потереть спинку и смыть излишки пены, потом, сполоснув еще раз, меня замотали в махровый халат, а на голове соорудили башню с полотенца - мокрые волосы нужно было укутать. В комнате было холодно, не осталось и следа от той приятной телу теплоты - каждое утро, только я встаю с постели, все окна открываются нараспашку чтоб запустить свежий воздух.

  Пока сушили волосы, пока создавали что-то невероятно высокое и воздушное на голове - я съела свой первый завтрак с бисквитами, потом оделась и была готова выезжать.

  - Молодцы, дарины, мы справились вовремя! - похвалила я горничных, от чего те мимоволи зарделись. Доброе слово оно любому приятно, главное, чтобы сказано было искренне.

  - Мира, тебе нужно переодеться, поскольку у тебя вся одежда мокрая. Спасибо, что помогла мне помыться, - улыбнулась, - после того, как распорядишься насчет уборки, до обеда можешь быть свободной. Оли, - обернулась я к другой горничной, - у тебя есть пять минут на то, чтобы поменять платье на парадное. Ты мне нужна будешь во дворце.

  Кивнув, обе ушли выполнять мои распоряжения. Ровно через пять минут, Оли меня ждала у лестницы в парадном наряде прислуги: синее шерстяное платье с корсетом, с одной довольно легкой нижней юбкой и высоким, до самого подбородка, воротом. Справа на груди и сзади на всю спину, вышитый желтыми и золотистыми нитями герб рода Ниедемар - молот и сабля, три стрелы и все это на фоне солнца с двумя огненными коронами. Само солнце - символ нашего королевства, а две огненные короны - две ветки королевского рода.

  Укутавшись в теплые плащи, мы вышли на улицу и быстренько запрыгнули в ожидающую нас карету. Внутри было настолько тепло, насколько может быть теплой добротная карета, тоеcть, лишь на пять градусов теплее, чем снаружи. Кинув напоследок взгляд на особняк, мы тронулись в путь.

  ***

  На подъезде к главным воротам нас нагнал всадник на вороном коне и не сбавляя скорости промчался в сторону дворца. Четверка лошадей в нашей упряжке заволновалась. Самый молодой (и самый дурной) конь встал на дыбы, но был быстро "успокоен" кнутом.

  - Не сметь бить животных! - гаркнула я кучеру, на что тот довольно неуклюже пролепетал извинения, но не смотря на это, произошедшее оставило неприятный осадок в душе. Без того паршивое утро стало еще более паршивым. Если поначалу я могла успокоить себя тем, что приглашение во дворец на завтрак в узком кругу, было просто очередным капризом его Светлейшества, то теперь я так не думала. Предчувствие надвигающейся беды не оставляло меня в покое с того самого момента, как нас обогнал таинственный всадник.

  Но если подумать чуточку лучше, то ощущение беды не оставляло меня с того самого момента, как пришло известие о том, что меня вызывают в столицу.

  Карета оставляла на сером гравии следы от колес. Остановившись у самой лестницы, ведущей к главному входу замка, мы с Оли с подобающей грацией вышли на свежий воздух морозного утра. Темно-зеленая дорожка ковра, устилавшего лестницу, глушила цокот наших каблучков. Один из пажей уже ждал нас у входа, трясясь словно осиновый лист от холода, но героически пытавшийся это скрыть. Учтиво поклонившись, он пригласил нас следовать за ним.

  Оказались мы в небольшом (по королевским меркам) зале с длинным столом посредине. Все места были уже заняты, пустовало одно единственное - мое. Сердце упало в пятки. Верх неучтивости и вопиющее нарушение этикета приходить на завтрак позже его Светлейшества!

  Присела в глубоком реверансе, настолько глубоком, что боялась, что без помощи не смогу подняться.

  - Дарина Катарина, - отозвался король, - проходите, не стойте в дверях. Не доведи боги простудитесь.

  Король Дамир не сердился. Был вежлив и учтив. От этого сердце мое вообще биться перестало: все отлично знают, что именно скрывается за подобной учтивостью - приглашение палача озвучить самое последнее в твоей жизни желание. Нервно сглотнув, я все же поднялась, оставив согнутой только голову, и произнесла:

  - Прошу прощение, Ваше Светлейшество, мое опоздание не делает мне чести, но оно ни в коем случае не является признаком неуважением к Вам и Вашим высоким гостям. Прошу простить меня, видят светлейшие боги, опоздала я не со злого умысла.



Слава Денисс

Отредактировано: 02.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться