В горе и в радости

Размер шрифта: - +

Глава 12

Со сна меня выдернул противный скрежет за стенкой. Резко сев на кровати, я прислушалась к происходящему. Через минуту, убедившись, что в доме все спят, а шум был всего лишь в моём воображении, я вновь прилегла на подушки. Только выдернутое из малоприятных сновидений сердце все никак не могло успокоиться и продолжало гулко стучать в груди. Сему сопутствовало и осознание того, что в смежной со мной комнате спит причина его, сердца, беспокойства в последние дни.

«Засов!» подскочила, словно ужаленная, и ринулась в гостиную. Дверь, очень хорошо скрытая гобеленом с цветочной тематикой, была плотно закрыта на щеколду. Вздохнув с облегчением, я было направилась обратно в спальню, как мое внимание привлекла одна маленькая, практически незаметная при свете лампы деталь: из-под двери пробивалась полоска света. Это значило, что придвинутого ранее шкафа уже не было на своем прежнем месте...

Закрыв плотно рот, сдерживаясь из последних сил, чтобы не закричать, я таки попятилась назад и остановилась только наткнувшись на кресло. «Нашел...» с ужасом подумала я, «Он знает».

Встрепенувшись, мысленно себя обругала и решительно вернулась в спальню. Открыла гардероб и принялась одеваться. Рубаха, штаны, вамс – то, что нужно. Заплела наскоро косу и завязала ее первой попавшейся в руки лентой. Сапоги в руки – не хватало только выдать себя грохотом подошв о лестницу – и тихонечко открыла дверь в коридор. Воровато оглянулась. Мой новый сосед не спал: в его комнате зажжена лампа, чей свет пробивался в щель возле пола. Шагов, правда, не слышно. «Что он там делает?» спросила я себя, но потом зло подумала «Что бы он там не делал, главное, чтобы мне не мешал». Стараясь даже не дышать и ступать так мягко и тихо, насколько была способна, прошла новоустановленный в доме моего отца блокпост.

Вдохнула уже на лестнице. Осторожно перескочила с пятой на третью ступеньку – четвертая нещадно скрипела, юркнула в кухонную дверь. С удивлением заметила уснувшую на лавке в обнимку с грязной кастрюлей служанку. Эту девушку я видела впервые. Она тихонько сопела и изредка дергалась – снилось что-то. Обошла ее и как только закрыла за собой черный ход – резво натянула сапоги, поскольку стоять на мерзлой земле по колени в сугробе, удовольствие не из приятных.

Рано. Было слишком рано для наших тренировок с мастером. Но я не жалела, что не осталась в теплом доме: уснуть бы все равно больше не смогла, а отсчитывать минуты до пяти, нервно барабаня ногтями по столешнице, было не разумно. Подошла к жеребцу Джинни, погладила его по носу. Животное не отвернулось, только фыркнуло легонько.

– Какой хороший мальчик. – тихонько сказала я, продолжая гладить его морду.

– Как и его хозяин?

– Нет, хозяину к этой прелести еще расти и расти. – с этими словами я повернулась к Кригеру и одарила его печальной улыбкой. – Почему вы так рано, мастер?

– Потому же, что и ты. Не спится?

– Вроде того. Вы... Расскажете, что вам Юджин вчера говорил?

– Все то же, что и тебе. Только приказал лучше за тобой присматривать – в столице неспокойно. А еще попросил предупредить твоего отца, что он поселится у нас дома, пока Рик не вернется.

– Понятно. Я зажата в стальные тиски контроля со всех сторон... – стало немножечко грустно.

– Малышка Ри, думай об этом, как о необходимых мерах. Вот закончится все это, рванешь к своему Иену, проведете обряд...

– Нет. – перебила я мастера, чего прежде себе не позволяла. – Всего этого – не будет.

Кригер подошел ко мне, взял за руку и потянул в дальний край конюшни. Присев на краю каменного желоба для воды, мастер серьезно на меня посмотрел и... хм... приказал:

– Рассказывай.

– Нечего рассказывать. Вы и так все знаете.

– Я хочу услышать это от тебя. Давай, излей душу, девочка. – и неловко погладил по руке.

– Да... Знаете, мастер, что сегодня произошло? Ну, на конюшне? – и, не дожидаясь ответа, продолжила: – Я его ударила. Залепила пощечину. Со всей силы и с немалым удовольствием.

– Аааа! Вот что это за звук был! А мне сначала показалось, что кто хлыстом щелкнул! Позже еще задался вопросом, что это паренек ко мне боком стоит и даже не повернется? – он тихонько засмеялся: – Моя школа? – я усмехнулась, кивнула и благодарно посмотрела на учителя: он, конечно же, всё понял давно, а шутит только ради моего спокойствия. – Чем это тебе грозит?

– Ничем хорошим. Законы Каританы говорят предельно ясно – штраф, ссылка и позор на всю оставшуюся жизнь тому, кто посмел поднять руку на представителя высшего света или представителей Двора. И закон этот распространяется на всех, включая сам высший свет. Сам факт, что Юджин пытался скрыть от вас последствия моей несдержанности, говорит о том, что рассказывать об этом происшествии он не собирается. По крайней мере пока.

– По прежнему не вижу проблемы. – я вздохнула, чем заработала еще одно поглаживание по руке.

– А тут и начинается самое интересное. Короне важны земли княжества. Юджин – близкий друг кронпринца и, скорее всего станет Первым Советником, когда Райнхольд займет трон. Юджин есть и будет предан короне и он уже получил возможность манипулировать Иеном и его княжеством... через меня. Из-за этой пощечины они смогут шантажировать меня и Стиена, заставляя принимать решения и законы, которые не будут выгодными для княжества. Поэтому я и не могу выйти замуж за Иена. Я не хочу подставлять его самого и его подданных. Понимаете?

– Нет, не понимаю. Неужели ты готова отказаться от собственного счастья... так просто?

– Это совсем не просто, мастер. Но лучше так, чем жить в постоянной лжи и страхе, что эта история выплывет наружу и очернит весь род Ниедемар.



Слава Денисс

Отредактировано: 27.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: