В измерении кольца

Кольцо России. Часть 2

Глава 21

 

Квартиру снимала Катерина, а я занимался изготовлением новых документов. Конечно, я их не изготавливал. Изготавливали специалисты своего дела, связанные с департаментом полиции, с типографиями и другими организациями, которые могут удостоверить лично владельца документа и поставить соответствующую печать или штамп в документе.

Не подумайте, что я установил связи с какой-то конспиративной революционной организацией, просто я вышел на людей, которые за деньги могут паспортизировать кого угодно. Хоть черта лысого. Это я так, к слову. Это не революционеры, это бизнесмены, занимающиеся своим бизнесом параллельно своему основному занятию. Потом эти люди предъявят свои заслуги перед революцией, будут занимать советские посты или будут работать в подразделениях документации для подготовки документов шпионам.

Пять золотых червонцев, и я уже был Павлом Петровичем Катениным, дворянином из Степного края с приложенной родословной и даже биографией, по которой я долго странствовал и давно не видел своих родственников, которые уже забыли меня, и даже не знают, где я нахожусь.

Квартирка была не большой, три комнаты: столовая-гостиная, спальня, кабинет, кухонное помещение, кладовая, туалет и ванная комната. Приходящая прислуга убиралась в квартире и готовила пищу. Катерина училась на медицинских курсах при университете, приходила часто усталая, и от нее пахло хлороформом. Что сделаешь, издержки обучения медицине.

На комоде в гостиной стояла наша фотография, но жили мы с ней как брат и сестра, из-за чего мне приходилось вставать рано и убирать постельное белье с дивана, а вечером расправлять его для сна. Но так продолжалось всего лишь три дня.

Катерина вечером подошла ко мне, лежавшему на диване, и сказала, чтобы я шел в кровать. Я послушно пошел. Несмотря на то, что Катерина старалась казаться полностью эмансипированной женщиной, на самом деле она была обыкновенной девушкой, застенчивой и тонко чувствующей. Из таких и вырастали жены декабристов. Если любит, то жертвует для любимого всем.

Я был с ней и думал о том, что не останусь в этом времени и не смогу взять Катерину с собой. Хотя, я смогу это сделать, но сможет ли Катерина жить в нашем мире? Да и я в том мире не одинок. Ну, посудите сами, что может сделать человек, когда ему встречается тот, кто на роду написан? На вспыхнувшую симпатию и на чувства ответить: Стоп! Я женат! No smoking! Fasten Belts! И на взлет, и в седло, и скачками прочь… Так же нельзя. Чем сильнее чувства, тем горше расставание.

 

Миленький ты мой

Возьми меня с собой,

Там в краю далеком

Буду тебе чужой.

 

Милая моя,

Взял бы я тебя,

Но там, в краю далеком,

Чужая ты мне не нужна.

 

Боже, до чего сурова проза жизни. Но новую жизнь я постараюсь ей показать, скажу, что это был ее сон. Возможно, что в той жизни ее уже нет. Она просто может потеряться у меня во время перемещения, и я потеряю ее навсегда, не по своей воле приблизив для нее период массовых репрессий и, даже, может быть гибель в сталинских лагерях.

Мне кажется, что если бы люди знали, что их ждет впереди, то они вылавливали бы социал-демократов-большевиков как бешеных собак. Хотя есть у меня и в этом большие сомнения. Еще в кои годы Ф. Достоевский прописал в «Бесах», кто такие большевики. Но разве его кто-то послушал? Кто-то поверил в его провидение? Практически никто. Одни большевики.

В наших разговорах я уже рассказывал Петру Аркадьевичу не об опасности левого движения как такового, а об опасности экстремистских течений, как правого, так и левого толка. Левый экстремизм - это коммунизм, а правый - фашизм. Разница в них только в том, что коммунизм стремится все население мира сделать бедными, а фашизм - сделать богатыми только фашистов за счет других народов. У них есть различия, и большие различия, но общим является - идеология, подавление инакомыслия в концлагерях и путем физического уничтожения, мировое господство. И те, и другие без тени сомнения и без угрызений совести «раздувают мировой пожар» для достижения своих интересов.

Газеты сообщают о вооруженных выступлениях в Москве, баррикадах на Пресне. Журналисты недоумевают, почему правительство, отправив в Москву элитный гвардейский Семеновский полк, не предпринимает никаких решительных действий к революционерам. Выселение людей из прилегающих к баррикадам домов действие похвальное, но революционеры начали мародерствовать в брошенных домах и поодиночке арестовываются за вооруженный грабеж.

Правительственные чиновники охотно рассказывают корреспондентам, аккредитованных в России газет, о процессе демократических преобразований и о том, что искусственное их ускорение внесет только дезорганизацию в наше обществе и приведет к жертвам.

В провинциях с бунтовщиками расправляются более решительно. Военно-полевым судам предоставлено право принимать решения по каждому террористу на месте по тяжести совершенного им преступления.

Сообщается о подготовке к выборам в первую Государственную Думу, о выдвижении кандидатов от губерний, жизнь в России приходит в нормальное русло.

Наша жизнь с Катериной была похожа на медовый месяц. Свое кратковременное появление я украшаю цветами, поцелуями, музыкой ресторанов, поездками на извозчике в белые ночи, катанием на аэропланах (сам впервые поднялся на аэроплане, полет в «Боинге» или в «Ту» не имеют с этим ничего общего), походами в Мариинский театр и рассказами сказок о будущей жизни. Я подарил Катерине золотой перстень с рубином и сказал:

- Этот камень всегда будет напоминать обо мне. Каждая грань - это маленькое окошечко, заглянув в которое ты снова сможешь увидеть меня, загадать свое желание, и оно обязательно исполнится.



Severyukhin Oleg

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться