В измерении кольца

Кольцо любви. Часть 2

Глава 21

 

Он был злым Волшебником и стал злым Царем - Тираном. Все подданные боялись его, потому что любая провинность каралась изгнанием, что было страшнее смертной казни в бескрайней пустыне, окружающей царство Тирана.

Однажды один сановник, доведенный до отчаяния изгнанием в пустыню своей дочери, пнул Тирана, склонившегося над свой очередной жертвой.

Неожиданность страшна и для волшебства. Тиран слетел со своего трона и упал на землю на пространство, сразу же освобожденное для него простыми людьми.

Встав с земли, Тиран злобно нахмурил брови, чтобы примерно наказать обидчика, но почувствовал, что у него нет волшебных сил. А оцепенение подданных проходило.

- Бедненький, - сказала сгорбленная старушка и погладила его по спине.

- Бедненький, бедненький, - с сочувствием говорили люди.

Сочувствие было и на лицах царедворцев. Попытки поставить всех на колени при помощи волшебной силы были тщетны.

Ошеломленный Тиран пошел прочь из города, где его никто не боялся, и где внезапно исчезла его волшебная сила, принесшая столько горя людям.

По дороге ему встретился хромой мальчик, сирота, одиноко просивший подаяние. У царя денег нет, они ему не нужны, поэтому Тиран погладил мальчика по голове и пошел дальше.

Недалеко от городских ворот его нагнал тот мальчишка, у которого уже не было хромоты, и он упал перед Тираном на колени, благодаря его за чудесное исцеление.

Стража у ворот взирала на уходящего Тирана, не зная, то ли приветствовать его, то ли оскорблять его, но в душе сочувствуя ему: хотя и плохой, но человек.

Сразу за городской стеной Тиран продал свои шитые золотом одежды. Купил пищу, подходящую одежду, и ушел.

Через несколько лет до города донеслась весть о чудесном исцелителе, появившемся в пустыне. Несчастные люди возвращались из пустыни осчастливленными и с верой в свои силы, больные - здоровыми, только богатые возвращались из пустыни богатыми, не понимая, что за счастье может дать этот бородатый странник.

Однажды новый Царь, свергнувший Тирана с престола, пожелал встретиться с чудотворцем, и богатый караван отправился в пустыню.

Целитель жил в маленькой кибитке с молодою женой и двумя маленькими детьми. Увидев Царя, дети побежали к нему и стали проситься на руки. Изумленный Царь взял их на руки и подошел к кибитке.

Из кибитки вышла молодая, красивая женщина, в которой, как вы сами догадались, Царь узнал изгнанную Тираном дочь. И он держал на руках своих внуков.

Затем из кибитки вышел он - Тиран.

Царь и Тиран молча стояли друг перед другом. Над ними по небу то проносились черные тучи, то сияло яркое солнце, то выходила радуга, означая очистительную грозу.

Внезапно внуки Царя стали смеяться и трогать его одежду, а все слуги в испуге бросились на колени.

Посмотрев на одежду, Царь увидел, что золотые цветы стали превращаться в настоящие.

- Значит, к Тирану вернулась его былая сила, - подумал Царь и склонил голову. Сняв с головы корону, он протянул ее Тирану.

- Не надо, - сказал Тиран, - это корона твоих внуков, а моя корона стоит за моей спиной.

И он вывел из-за спины свою жену:

- Вот, моя царица! Раньше моя власть держалась на лютой ненависти ко мне, и я был всесилен. Равнодушие ко мне и всему, что я делал, уничтожило эту власть. Но я снова обрел силу в любви. Чем больше я люблю людей, тем больше моя сила и любая ненависть бессильна перед ней. И ты Царь стал бессмертным и всесильным - посмотри на своих внуков - они твое бессмертие и сила.

Какова судьба Тирана, или его уже звали по-другому, его семьи, я не знаю. Знаю, что на месте пустыни и сейчас цветущий оазис, населенный счастливыми людьми, а всех молодоженов в нем коронуют на царство в своем доме, напоминая, что только любовь превращает камни в цветы.

- Хорошая сказка, - мечтательно сказала Елизавета, - а каким волшебством ты сегодня меня удивишь?

- Я не волшебник, просто я стараюсь сделать так, чтобы обыденные вещи казались волшебством, - улыбнулся я, - ну, вот, например, давай вместе сделаем маленькое волшебство, - и я подал ей хрустальный богемский бокал с вином. Хрусталь не был очень высокого качества, потому что в нем было высокое содержание свинца, и он отливал синевой. Такой бокал не опасен для применения и качество может оценить только специалист, но вряд ли в то время умели делать то, что придумали скучающие в одиночестве женщины нашего времени.

- Делай как я, - сказал я и обмакнул палец в вино. Затем я стал водить мокрым пальцем по верхней кромке бокала, и он у меня запел. Елизавета очень удивилась, а я кивком головы показал, чтобы и она делала так же. Через какое-то время запел и ее бокал. Мы мочили пальцы в вине и старались сделать так, чтобы музыка бокалов была в одной тональности, и была как песня, поющаяся на два голоса. Затем мы легонько стукнули бокалы друг о друга, и мелодичный звон возвестил окончание нашей песни.

- Ты действительно волшебник, - сказала Елизавета, прижимаясь ко мне, - из самых простых вещей ты делаешь маленькое волшебство, способное осчастливить двоих человек. Если сможешь, останься со мной как можно дольше. Если захочешь уйти, то я тебя отпускаю с миром. Как только соскучусь, я найду тебя и передам привет. У него на руке будет такой же перстень с моим вензелем, - и она надела на мою правую руку золотой перстенек с вставкой из черного камня и инкрустацией буквы Е.

Я кивнул в знак согласия. Она все понимала и не надеялась на долгое счастье. Мы могли быть счастливы только так, вдали от всех, а в обществе она не могла быть скомпрометирована как представительница правящей фамилии. И, кроме того, любящая и властная женщина способна на все, чтобы удержать в своих руках любимого человека. Ничто ее не остановит. Не дай Бог быть объектом любви такой женщины. Можно стать объектом женской тирании и потерять себя навсегда. Правда, я не люблю встречаться с женщинами, с которыми я расстался, тем более получать от них приветы, но не буду же я обрубать одним махом женские прихоти.



Severyukhin Oleg

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться