В коконе моего разума

Размер шрифта: - +

Глава 8. Боль

Город-Падальщик разительно отличался от привычного героям Города Памяти: вместо облаков над ним нависало покрывало из неплотного влажного тумана, и в нем было невыносимо жарко.

Они старались экономить воду и не думать о душном сжатом пространстве. Ева наскоро сменила белое платье, совершенно непрактичное в нынешних условиях, на джинсы и старую потертую футболку. Даже Человек в черном изменил своему строгому костюму.

Кокон готовил для героев новое препятствие.

Город-Падальщик оставлял за собой право на цивилизацию, хотя высокие европейские здания соседствовали с небольшими хижинами и повсюду были разбросаны всевозможные ритуальные предметы. Когда герои остановились в очередной раз и вышли, чтобы размяться, Ева подняла небольшой барабан, неаккуратно обтянутый склизкой кожей. На нем еще оставались кровавые отпечатки ладоней.

– Почему эта группа была второй? – Ева повернулась к Джейку.

– Мы думали, они смогут искоренить инстинкты.

– Но они не справились?

Джейкоб покачал головой.

Ева пошла дальше. Здесь из отточенных пик была сделана арка, а порогом по дней земля была усыпана маленькими костями. За аркой лежал человеческий череп, Ева увидела больших жуков, копошащихся в его глазницах, и отпрянула.

Скелетов здесь было много. Животных, людей. Здесь были странные иероглифические надписи, кровавые рисунки и жертвенные чаши с багровыми пятнами, и героев то и дело бросало в дрожь от увиденного. Но не Еву. Теперь, когда боль притупилась, она вновь забыла о страхе и почувствовала едва теплеющий внутри интерес к этому совершенно уникальному месту.

Что значили все эти вырезанные из костей фигурки, молитвенные барабаны, арки? О чем думали люди, создававшие их?

Ева вспоминала тот странный обряд, принесший ее спокойствие в жертву Кокону, и теперь не чувствовала ненависти к дикарям. Она пыталась понять их.

Но Еве были чужды инстинкты, как и сам страх.

Раздался резкий противный крик, и девушка запрокинула голову назад. Над ней, пронзительно крича, кружили грифы. Девушка замерла и задержала дыхание – секунда, мгновение прошло как в замедленной съемке, и рука Джейкоба отбросила Еву в сторону, когда птицы спикировали на то место, где только что была девушка.

Они побежали.

Все герои разом бросились к автомобилю, а обезумевшие птицы-падальщики кричали еще более неистово. Август надавил на педаль газа, и автомобиль сорвался с места.

Оставляя грифов позади, Ева услышала смех. Она прижалась к окну автомобиля, вглядываясь в пространство между домами и наконец заметила там трех гиен. Их глаза сверкали на солнце, и этот смех в голове Евы приобретал человеческий отзвук.

– Город-Падальщик решил, что мы его ужин, – нервно усмехнулся Август, когда они наконец выехали на дорогу, ведущую из города.

– Они подгоняют нас, – отозвалась Ева. – Мы движемся слишком медленно.

Элизабет вздрогнула, услышав голос дочери.

«Медленно», – это слово было хорошо ей знакомо во времена Тумана и уровней. Кокон как никто другой любил скорость и не терпел их, чужеродных существ, которые постоянно медлили. Мир, существовавший вне времени слишком хорошо знал цену каждой секунды.

За городом начиналась настоящая пустыня. Дорога оставалась единственным шансом на то, что из бесконечных песков еще можно выбраться, но когда маленький зверек рванулся под машину, Ева закричала.

Август ударил по тормозам, автомобиль с визгом остановился, и Ева выбежала и бросилась вперед. Маленький зверек с выступающими клыками остался цел и невредим, но Ева застыла, глядя в его маленькие глазки.

«Такхэла ханк», – голос снова возник у нее в голове.

«Следуй за мной», – поняла Ева, хотя более дословно это звучало как «следующая душа».

Но зверек все еще не двигался с места, и Август кричал что-то, что Ева не могла разобрать.

– Тасманийский дьявол, – сказал Джейкоб, и девушка наконец-то вышла из ступора обернувшись, – редкий, но уникальный падальщик.

В эту секунду зверек рванул вперед на своих маленьких лапках прямиком по пустыне.

– Бежим за ним! – крикнула Ева на удивление радостно, схватила Джейка за руку и потянула за собой.

Маленький тасманийский дьявол заставил их петлять между ухабами, колючками и пустынными деревьями.

– За нами! – кричала Ева остальным в перерывах между надрывными вдохами.

Зверек был слишком юрким и быстрым, и вскоре герои стали отставать, но Ева не собиралась сдаваться. Рука Джейка выскользнула из ее руки, и Ева побежала еще быстрее, теперь одна и с почти детским восторгом.

Внезапно пустыня оборвалась.

Ева уже видела такую ровную линию на границе кукурузного поля в Городе Памяти, но здесь пустыня граничила с обширной долиной, где впереди виднелось кристально чистое озеро. Тасманийский дьявол ловко взобрался на один из больших камней и замер, теперь следя за Евой и остальными глазами Кокона.

Девушка подошла к воде.

Опустив в нее ладони, Ева вдоволь напилась и умыла лицо. Вода была такой приятной, прохладной и чистой, что девушка невольно заулыбалась накатившим на нее ощущениям.

– Боже мой, – выдохнула Лиз, подходя к берегу вместе с остальными. Ева последовала за ней взглядом: она тоже не верила, что Кокон мог создать настолько красивое место. Настоящий оазис посреди пустыни, долина была сочных зеленых оттенков, а озеро переливалось бликами солнца.

Ева сорвалась с места и побежала по берегу.

Озеро оказалось таким маленьким, что скорее напоминало пруд, но дальше находилось еще два точно таких же. И третье оказалось самым большим.

– Потрясающе, – шепнула Ева, и резко развернувшись, чуть было не налетела на Софию.



Рина Фолк

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться