В краю журавлином

Размер шрифта: - +

Глава девятая. «Рыцари идут»

Шумелко заскочил в избу, увидел отца с матерью, сидящих за столом и обедавших, выпалил, задыхаясь:

— Там... рыцари... Осинки... дедка...

Старшой, не торопясь, облизал ложку, отложил, встал со скамьи и велел:

— Отдышись и толком сказывай.

Мальчик выдохнул, вдохнул и торопливо, сбиваясь, рассказал о «беде неминучей» и о дедовом наказе, добавив:

— А дедка-то там остался.

Мать всхлипнула, отец потихоньку перекрестился. Шумелко тоже хотел, было, слезу пустить, отец не дал.

— Созывай всех к колодцу с журавлём, живо! В колокол ударь, — и повернулся к матери: — Собирай малого, еды захвати.

Затем подтолкнул в спину замешкавшегося сына. Шумелко, откуда и силы взялись, понёсся к колодцу, около которого висел между столбами малый колокол. Добежав, мальчик схватил верёвку, привязанную к языку колокола, и принялся раскачивать. Звук, поначалу глухой, усиливался с каждым ударом, наполняя окрестности звоном и гулом. Колокол запел. И слышалось мальчику в том пении:

— Дон-дон! Бе-да! Дон-дон! Бе-да!

Все ребятишки в Журавках мечтали заставить колокол звенеть. Шумелке с Рябчиком, как-то почти удалось, да Рябчикова тётка увидала, с хворостиной за ними через всю деревню гналась, еле убежали. И вот ударял Шумелко в колокол с разрешенья отцовского, да сердечко не от радости билось быстро, от тревоги.

— Дон-дон! Бе-да! Дон-дон! Бе-да!

Давно не пел колокол. Давно не созывал к себе, не нёс вестей печальных, тревожных. Потому жители деревни, заслышав звон, оставили дела и поспешили к колодцу с журавлём.

Старшой обвёл собравшихся строгим взглядом. Все, даже шушукающиеся молодки стихли. Шумелко во все глаза смотрел на отца, хмурого больше обычного.

— Рыцари идут, — сказал тот. Охнули бабы, завыла в голос Рябчикова тётка, зашумели мужики. Старшой прикрикнул: — Тихо! Не досуг горевать да слёзы лить. Берите еду, у кого, что есть, и уходим звериными тропами за Чёртов Лог, — к дружку Шумелкиному повернулся: — Рябчик, седлай Серко, скачи в Николино к звонарю, пусть в набат бьёт. А после — в град княжий, падай князю в ноги, защиты проси, — и вновь ко всем: — Что рты раззявили? Бегом сбираться!

— А как же коровушки, лошадушки, — робко спросил кто-то.

— Оставляем всё, по тропам скотинке не пройти, самим бы, дай Бог, спастись, — горько, но твёрдо произнёс Старшой. И твёрдость та лучше слов уверила. Не было в Журавках никого бережливей Старшого, в сердцах кое-кто и скупым называл. Раз уж он всё бросить готов, значит, и правда так надо. Суматоха охватила деревню, метались по дворам люди, хлопали калитки и двери изб.

Шумелко помог другу оседлать Серко — самого быстрого в деревне конька. До околицы проводил. Царапнула обида — не его отправили, да тут же отпустила. Никто лучше Рябчика верхом не ездил, прав отец, не зря деревней верховодит. Когда вернулся, на другом конце деревни перед лесной чащей стояли обитатели Журавок: непривычно притихшие, серьёзные, ребятня и та не бегала, не шумела.

Первыми по тропке двинулись охотники. В середине — бабы с ребятишками, старики и старухи. Последними — мужики. Самые сильные несли в руках вилы, цепы, рогатины. Шумелко в середине рядом с матушкой шёл. Та поначалу зорко за ним следила, а потом малой захныкал. Матушка к груди дитя приложила, так на ходу и принялась кормить. Шумелко улучил момент и юркнул в кусты. Никто не заметил.

Мальчик дождался, когда все пройдут. Для верности ещё чуток посидел в своём укрытии. Затем вылез и отправился назад. Ещё когда в колокол звонил, решил: у отца забота не малая — за всю деревню отвечать. Значит, дедку выручать он, Шумелко, должен. Так бы никто его не отпустил — всё мальцом несмышлёным считают. Вот и пришлось вид сделать, что он со всеми, а потом улизнуть. Матушка будет думать, он к отцу ушёл, Старшой же — что сын с матушкой. Не скоро хватятся.

Довольный собой Шумелко вышел к окраине деревни, и тут же отпрянул, спрятавшись за дерево. По дворам бродили чужаки. Неожиданно сбоку раздался треск веток. Шумелко кинулся, было, бежать, да не успел. Мальчик почувствовал, как кто-то, ухватив за рубашку, поднимает его в воздух. Отчаянно болтая руками и ногами, мальчик повернулся и увидел показавшегося очень большим рыцаря.

  • Рыцарь пронёс Шумелку через всю деревню за шкирку, как щёнка, швырнув кому-то под ноги. Шумелко вскочил и поднял голову вверх. Если поймавший его рыцарь показался большим, то тот, перед которым он стоял сейчас был просто огромным. И страшным.

 

 



Наталья Алфёрова

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться