В лабиринтах города

Font size: - +

Глава 16

Глава 16

Шестое чувство, интуиция, не важно. Когда Рахманов увидел, как Алиса отдает телефон Крылову, какое-то нехорошее предчувствие заворочалось внутри. Дело даже не в личной неприязни к Олегу. Он привык прислушиваться к себе и в повседневной жизни. Всегда знал, как лучше поступить, и редко ошибался. Жаль, что Максим ничего не заподозрил, когда в его такси села Мария, и вообще не остался тем вечером дома. Может, тогда всё сложилось бы иначе?

– Что он может от меня скрывать? – возмутилась Алиса. – Послушай себя, Максим, ты говоришь какие-то глупости!

Он посмотрел на подругу, не зная как выразить словами опасение, что тугим клубком сворачивались в солнечном сплетении. От бессилия Рахманов потянулся к пачке сигарет и, приоткрыв окно, жадно закурил. Крапивина наградила его ещё одним возмущенным взглядом. Макс поспешно сделал несколько затяжек и выбросил сигарету.

С ним творилось что-то странное. Даже этой ночью он не спал не потому, что сильно устал, и в голову лезли всякие мысли, а потому, что боялся. Он ещё помнил тот странный сон перед тем, как Алиса появилась на пороге его квартиры. Страх, что он вновь окажется в том тёмном душном шкафу и услышит сквозь сизый туман воспоминаний до смерти перепуганный голос тёти Агаты, просто лишал возможности мыслить здраво.

Подсознание играло с ним в какую-то жестокую игру, и он не понимал, что происходит. Почему спустя столько лет прошлая травма даёт о себе знать? Диссоциированная избирательная амнезия – таким был приговор врачей. После той роковой ночи родители таскали его по психологам и целителям занимающихся гипнозом, ведьмам, практикующим Вуду и другие запретные практики. Все они повторяли одно и то же: воспоминания вернутся, когда придёт время или не вернутся вообще.

Потеря памяти защитила его неокрепшую психику от кошмаров, которые наверняка преследовали бы и взрослого, пережившего подобное потрясение. Сколько Максим помнил себя, ему всегда были чужды детские страхи: темнота, монстры под кроватью. Даже байки у костра в летнем лагере казались нелепыми россказнями. А теперь он боялся закрыть глаза. Прошлое нешуточно пугало его, несмотря на то, что ему всегда хотелось узнать правду.

Всё началось после того, как он увидел снимки в кабинете Фогля. Татуировка. Какая-то частица его разума уже давно поняла это, просто он никак не желал собрать воедино все кусочки мозаики. Сон поднял из глубин подсознания и то странное видение, когда они с Алисой сидели в кафе: татуировка на бледной руке Агаты. Или не татуировка? Клеймо! Точно так же заклеймили и Марию. 

Как и в прошлый раз, снова разболелась голова. Максим надавил пальцами на переносицу и зажмурился, ожидая, пока цветные круги перестанут расплываться перед глазами. Алиса молчала, сложив руки на груди, и смотрела прямо перед собой. Разговор не клеился.

Дождь хлынул внезапно, забарабанил по крыше и застелил пеленой лобовое стекло. Спешащие на работу и по своим делам прохожие, спрятались под зонтики, кто-то забегал в магазины и соседние здания, чтобы переждать стихию и не вымокнуть до нитки.

Он покосился на подругу, обдумывая, стоит ли поделиться с ней мыслями. Ведь наверняка она снова побежит к Крылову. Впрочем, неважно, что она сделает. Держать в себе это безумие он больше не мог и должен был всё рассказать. Алиса единственная кому он доверял в этом деле. А то, как она поступит дальше, решать только ей!

– Плевать на Крылова, – вдруг выпалил Макс. – Пусть развлекается с телефоном. У меня есть другая информация. Думаю, куда более важная.

– Вот как? – Крапивина изогнула бровь, а в голосе послышались скептические нотки.

– Татуировка. Были и другие жертвы с такими же знаками. Одна точно! 

– Но…

– Не спрашивай, я сам ни в чём не уверен. Просто… знаю. Ты ведь можешь поднять старые дела в архиве и всё проверить? 

Сомнения, что это могли быть не потерянные воспоминания, а игра воображения, закрадывались, но Максим отметал их в сторону.

Алиса задумчиво теребила замок куртки и кусала губу. Рахманов наблюдал за ней. Они не виделись столько лет, а теперь вынуждены заниматься всем этим вместо того, чтобы побыть вдвоём. Как раньше, сходить в кино или на прогулку, просто быть вместе и болтать о всяких глупостях. Ему столько хотелось спросить у неё. И опять было не время и не место. Всё играло против них и только отдаляло друг от друга.

Наконец Алиса кивнула:

– Хорошо. Я посмотрю, что смогу найти. – Она потянулась к ручке двери. – А теперь мне пора, работа ждёт.

– Только пообещай мне кое-что, – поспешно произнёс Макс, и она замерла, не поворачиваясь. 

– Пока ничего не говори Крылову.

Крапивина замешкалась, и он сжал её пальцы, пытаясь поймать взгляд.

– Пообещай!

Она кивнула, вырвала руку из его хватки и пулей вылетела из машины под проливной дождь.

* * *

Ливень начался совсем не весенний – сильный и холодный. До того, как Алиса вбежала в здание, она успела промокнуть так, словно провела под дождём не меньше часа. С волос стекала вода, а прилипшую к телу одежду – хоть выжимай. Хорошо, что она завела привычку хранить в отведённом ей шкафчике сменную. Можно переодеться.



Яна Поль, Светлана Казакова

Edited: 09.04.2018

Add to Library


Complain




Books language: