В лабиринтах города

Font size: - +

Пролог

ПРОЛОГ 

Мария Горностай в спешке собирала сумку. Час назад она позвонила матери и сообщила, что скоро приедет. Она старалась разговаривать спокойно и непринужденно, чтобы не выдать волнения. На самом деле, она была очень напугана. Маша схватилась за голову и постаралась отогнать ужасные воспоминания. 

Ещё утром она и предположить не могла, что незапланированный визит к отцу, обернется так. Занятия в Университете Магии закончились раньше обычного. Впереди маячили выходные, и провести их с отцом, по которому она жутко скучала, казалось заманчивой идеей. 

Несколько тонированных автомобилей у подъездной дорожки к дому не вызвали подозрений. Александр Горностай – влиятельный маг, и к нему постоянно наведывались гости. Лишь переступив порог дома, Маша заподозрила неладное. Неестественная тишина, опущенные жалюзи и задернутые шторы на окнах. Она обошла весь дом, но никого не обнаружила. Только в кухне, где невыносимо воняло серой, на столе стояли бокалы с недопитым вином. Дверь, ведущая в подвал, оказалась приоткрыта. Прислушавшись, Мария различила голоса.  

Внезапно ей стало страшно. Сердце пропустило удар, а в горле пересохло. Крутая лестница уводила в темноту подвала. Запах серы стал невыносимым, и девушка зажала рукавом нос. То, что она приняла за разговоры, оказалось, странным завыванием, похожим на пение. Темноту разгоняли горящие свечи у подножия лестницы. Они тянулись змейкой вдоль стен. Маша замерла у громоздящихся друг на друге коробок и выглянула из-за укрытия.   

Тело, распростертое на полу, вокруг фигуры в длинных балахонах. Рваные завывания, кровь и мечущиеся тени. Воспоминания представляли собой смазанные картинки, от которых волосы поднимались дыбом.  

Ящик комода громко захлопнулся, прерывая поток слишком ярких образов. Она не помнила, как покинула дом и вернулась в общежитие. Мария делила комнату с двумя соседками, и они тоже отправились на выходные домой. Её не оставляло странное чувство, и она не понимала, что делать дальше. Обратиться в Магический Надзор? К инквизиторам? Поговорить с отцом? От этих мыслей сделалось дурно.  

Она вышла из общежития и почти бегом бросилась к своей машине, расталкивая неторопливых прохожих. Маша с трудом отыскала в сумочке ключи. Пальцы не слушались, и связка выскочила из рук, угодив прямо в сливную решетку.  

– Проклятье! – она закусила губу и посмотрела в зияющие щели.  

В нескольких метрах притормозило такси, и мужчина в сером плаще наклонился к опущенному окну, о чем-то расспрашивая водителя. Недолго думая, Мария устремилась к машине, поудобнее перехватив сумку с вещами.  

На глазах у опешившего гражданина, она открыла дверь, забралась на заднее сидение и назвала адрес. А чтобы у таксиста не осталось сомнений насчет внезапной пассажирки, протянула крупную купюру. 

Господин в плаще открыл рот, потом закрыл. Затем махнул рукой, повернулся и, бормоча под нос, что-то о несносной молодежи, отправился ловить другое такси. 

Водитель – симпатичный молодой человек – повернулся и с интересом уставился на нее. В любой другой момент она, возможно, отметила бы его обаятельную мальчишескую улыбку и хитрый прищур зеленых глаз.  

– Так мы едем или нет? – нетерпеливо поинтересовалась Маша. Нервы сдавали. 

– Разумеется. 

В теплом салоне, она позволила себе немного расслабиться. Тихое пение радио, мерный шум работающего двигателя, проплывающие за окном яркие ночные огни. Мария и не заметила, как задремала. 

– Где мне остановиться? 

Голос таксиста заставил её открыть глаза и подскочить на сидении. Маша не сразу вспомнила, где она и куда едет. Справа показалась знакомая вывеска аптеки, а значит, до дома матери осталось пройти несколько кварталов. 

– Можно прямо здесь, спасибо. 

Ей хотелось прогуляться и привести мысли в порядок. Она вышла из машины и отметила, что водитель внимательно наблюдает за ней. Только когда Маша завернула за угол, машина тронулась с места.  

Многочисленные магазины были давно закрыты. Улица казалась пустынной, фонари горели через один. По спине пробежал липкий холодок страха, как тогда, когда она спускалась в подвал. Поправив на плече ремень сумки, Маша ускорила шаг. Но резко остановилась. Чего-то не хватало. Сумочка, в которой лежали телефон и прочие мелочи, исчезла. Осталась в такси.  

– Сегодня самый ужасный день в моей жизни, – от досады она топнула ногой. 

– Так и есть! 

Раздавшийся за спиной голос заставил вскрикнуть. Она повернулась и едва не врезалась в высокого мужчину. Капюшон темно-синей толстовки, надвинутый на глаза, не позволял разглядеть лица. Мария и пикнуть не успела, как незнакомец сгреб ее в охапку.  

Резкий запах хлороформа оказался последним, что она запомнила.



Яна Поль, Светлана Казакова

Edited: 09.04.2018

Add to Library


Complain




Books language: