В лабиринтах города

Font size: - +

Глава 6

Глава 6

– Вот, – Мартин протянул ему виски со льдом, – полегчает.

Максим молча взял стакан, но пить не стал. Голова и без того напоминала чугунный котёл. Мысли разбегались, перед глазами мельтешили мушки.

Очнувшись, Рахманов обнаружил, что сидит в кресле в гостиной. Он смутно помнил, как дошёл сюда, зато всё еще чувствовал отголоски раздирающей боли. Раненая рука пульсировала. Макс с удивлением заметил, что ладонь на совесть туго перетянута бинтом. Он ослабил повязку, ощутив запах какой-то лекарственной мази, от которой защекотало в носу и запершило в горле.

– Можешь не благодарить, – без тени улыбки произнёс охотник за артефактами. Маг вальяжно расположился на диване, закинув ногу на ногу, и внимательно следил за ним. – Что-нибудь вспомнил?

Максим выпрямился, помассировал затёкшую шею и только тогда понял, что за окном давно сгустилась ночь. Рассеянно выдохнув, зажмурился. Ощущение потерянного времени прошло не сразу. Всякие магические штучки и фокусы Рахманову всегда были чужды и выводили из равновесия.

На деле же он не смог вспомнить ничего существенного. Какие-то разговоры, множество незнакомых лиц и опять разговоры. Отставив нетронутый виски, Максим снова закрыл глаза, надавил на переносицу. В мыслях калейдоскопом завертелись странные видения. Они мелькали на границе сознания, дразня и не позволяя себя рассмотреть. Что-то странное, далёкое. Как сон, который рассеивается с первым утренними лучами.

Снова тот темный шкаф и тишина. Сильный запах озона, прожжённого заклинаниями. Внутри странное чувство пустоты, доселе не знакомое, а может просто забытое?.. Будто бы кто-то силой отобрал нечто важное, разорвал в клочья и растоптал. Превратил в ничто, причинил невыносимую боль, обрёк на бесцельное существование в рутине серых однообразных дней. До этого вокруг сияли яркие всполохи, удивительные краски жизни. Тогда они казались такими привычными, а без них стало невыносимо пусто, тоскливо.

Так вот, как себя чувствуют маги, лишившиеся дара!

Максим помнил, что тогда увидел маму. Именно она отыскала его. Заплаканная, взяла на руки, прижала к груди. Почти неуловимое дуновение призрачного ветра, разогнало этот лживый мираж, показывая, что было на самом деле. 

Вместо матери он увидел Ярослава. Это он нашёл его в том шкафу. Бледный, осунувшийся, с покрасневшими глазами. Хмурый, челюсти плотно сжаты.

– Прости, малыш. Я опоздал. Но я достану их! Они за все заплатят!

Он берет его за руку, что шепчет. Странные слова, какая-то околесица. Голос Ярослава то и дело срывается.

Страшно. Горестно. Пусто…

– Все пройдет, обещаю.

После Чарныш ведёт его вниз, передаёт матери и отцу, а сам уходит, не говоря ни слова. Во дворе дома множество людей, мигают огни патрульных машин и скорой помощи. А потом снова вернулась боль и поглотила все воспоминания, оставив лишь догорающий костёр и ветер, развевающий пепел.

Мягкий, приглушённый свет в гостиной действовал успокаивающе. Рахманов почесал ладонь, чувствуя неприятное жжение под повязкой.

– Мне пора, – Макс неуклюже поднялся, его шатало.

– Уже уходишь? – насмешливый, издевательский тон. – И даже не поблагодаришь? 

– Что тебе нужно?

– Информация, – его улыбка больше походила на пиратский стяг. – Я хочу знать, что ты вспомнил. Сядь!

Максим нехотя опустился в кресло, но не спешил делиться откровениями.

– Ну? – нетерпеливо поинтересовался Шталь.

– На самом деле, ничего существенного.

Он пересказал ему что увидел: все неясные образы, слова Ярослава. Мартин слушал внимательно, не перебивал. Это чем-то напоминало Максиму беседу в кабинете психотерапевта.

– А что было до того? – спросил маг, когда Рахманов замолчал. Шталь как будто подрастерял все дурацкие ухмылки, ужимки и стал похож на нормального человека. – Ты помнишь, как убили Агату?

В один миг уши как будто заложило ватой, затылок заныл, а руку прошило болью до самого локтя.

– Вспоминай, Максим! – голос Мартина эхом звучал в голове.

Глаза заволокло темнотой. Он видел… видел сквозь щель в шкафу. Темные фигуры в длинных накидках, а перед ними его тётя. Вокруг всё трещит от заклятий. Воздух наэлектризован, в нём тяжелым грузом зависло ожидание незримой беды: разрушительной и всепоглощающей, неистовой в своей силе. 

– Хотела поиграть со мной, Агата? – незнакомый голос. – Думала, инквизиторы и твой дружок остановят меня?

Стук каблуков по паркету.

– Передавай привет Снежане.

– Тебе это с рук не сойдёт, Виктор!

Ослепительная вспышка света. Кутерьма, крики, голоса… Выжигающая дотла магия.

– Она назвала имя... – выдохнул Макс, прогоняя наваждение. – Виктор.



Яна Поль, Светлана Казакова

Edited: 09.04.2018

Add to Library


Complain




Books language: