В лабиринтах темного мира

Размер шрифта: - +

В лабиринтах темного мира, том 2, часть 3

Консилиумное совещание

 

Билбордтаун еще не привык быть столицей Билбордии. Пока резиденция президента не в Билбордтауне, приходится все время оглядываться на ту столицу, где работают параллельные структуры. Министры все в Билбордтауне, а их замы в Борде и вхожи в кабинет премьера, решая те задачи, которые всегда решают министры. Вообщем, ситуация как в прошлые годы в Казахстане: президент в Астане, бывшем Акмолинске и Целинограде, а все министры в Алма-Ате и что хотят, то и делают, но они хоть люди на внешний вид.

Совещание проходило у Банкира. Присутствовали Мент, Чекист и Корепан. Все были похожи друг на друга. Произошла какая-то унификация всех людей.

- Что там у нас в мире деется? – упавшим голосом спросил Банкир.

- В мире всё хорошо, - сказал Чекист, - у нас всё плохо. Все мировые разведки всполошились и зорко наблюдают за происходящим у нас. Все медицинские центры усиленно работают над сывороткой, препятствующей превращению человека в то, во что постепенно превращаемся мы.

- А во что мы превращаемся? – вставил свои пять копеек Корепан. – У нас братва на воле и на киче рогом на всех прет, причем на воле рога выросли меньше, чем на зоне. Все вертухаи в панике, их просто невозможно отличить от зеков, своди всех в баню и потом не разберешься, кто кум, кто мужик, а кто вертухай.

- По информации с мест, - мрачно сказал Мент, - восемьдесят шесть процентов населения заражены и испытывают потрясение от превращений. Мне кажется, что мы должны задействовать все средства массовой информации, чтобы доказать, что всё происходящее с нами – это норма, а все оставшиеся в прежнем виде люди – это грешники и носители неправильных генов с отклонением от нормы. Все иконы нужно перерисовать, всех художников бросить на внесение дополнений в картины всех музеев. Копыт там всяких, рогов разной формы и щетины.

- Да как же мы у Рембрандта всем героям будем рога пририсовывать? – возмутился Чекист.

- Ну, с Рембрандтом проще всего, у него там все как настоящие черти выглядят, - сказал Мент, - сложнее будет с портретами власть предержащих и олигархов. Как бы они не взбрыкнули.

- Не взбрыкнут, - сказал Банкир, - иначе они к своим банковским ячейкам и счетам доступа иметь не будут. Хуже будет с попами. Звонил мне местный архиепископ, говорит, что это кара Божья и начало нового Армагеддона. Приглашал в Успенский собор помолиться. Куда мы туда с копытами, хвостами да рогами пойдем.

- Хвостами? – переспросили участники совещания, лихорадочно сунув лапу в штаны и ощупывая отмершие было рудименты на пути перехода от обезьяны к человеку.

- Да, - сказал сокрушенно Чекист, первым закончив обследование своего организма, - лучше бы нам всё-таки быть обезьянами, а не теми, во что мы превратились. Уж лучше жить на планете обезьян, чем в сплошном Аду. А как там в старом центре?

- Там действительно настоящий Ад, - сказал Мент, - правительство перешло на закрытый режим работы. Министерство иностранных дел прекратило прием и контакты с иностранными дипломатами. Сотрудники наших посольств и учреждений оказались зараженными и самолетами МЧС эвакуируются на родину во избежание создания нежелательного имиджа нашей страны. Выходцы из Билбордии тоже заболели неизвестным синдромом.

- А они-то почему? – спросил Банкир.

- Коммунистический синдром оказался сильнее, чем мы предполагали. Несмотря на гражданство тех стран, где они живут, выходцы с нашей родины не избавились от синдрома победителей и ненависти к тем, кто не молится на них за прошедшую победу, а поэтому и они стали такими же как мы, с рогами и копытами, - сказал Чекист. – Наши аналитики делают вывод о том, что либералы, национал-предатели и пятая колонная не подвержены общему синдрому. Как заговорённые. Вот это ещё раз доказывает, что они настоящие враги и предатели, иначе они были таким же, как и мы.

- Как рейтинги у руководителей? – спросил Мент.

- Выше, чем обычно, - сказал Чекист, - отмечается высочайшее единение руководящего звена и народа, объединенного общей бедой. Все телевизионные каналы переходят на круглосуточное вещание программ «Воскресный вечер с кисельными соловьями», к этой же программе приурочены показы новых мод и обмен опытом житья в новых условиях. Уличные корреспонденты будут снимать избиения пятой колонны, которые не пожелали присоединиться к абсолютному большинству и тем самым бросили вызов новому гражданскому обществу. Раньше его не было, а сейчас стало. То есть – появилось. На кого мы пальцем покажем, того наше гражданское общество и уничтожит. Кстати, в Северной Корее тоже много наших сторонников, они перестали жрать собак и перешли на обыкновенные помои. Таких отщепенцев, как наши либералы, у них остались единицы, и они скоро исчезнут как вид.

- Что будем делать с президентскими выборами? – спросил Банкир. – Что на том верху думают по этому поводу?

- Черт его знает, как там у них, - сказал Мент, - ходят разговоры, что Сам-то передумал и будет выдвигаться в президенты без всяких преемников. Говорит, что сила есть – ума не надо.

- А со столицей как? – не унимался Банкир. – А с вашими назначениями, тоже все коню под хвост?

- Пока ничего не понятно, - сказал Чекист. – Замы наши на два фронта работают, разговаривают как целки, типа я тоже хочу, но до свадьбы не дам. Сволочи, чуть что, сдадут с потрохами.

- А как наш кандидат в президенты? – снова спросил Банкир.

- Пытается проводить свою кампанию, - усмехнулся Мент. – У нас же сам знаешь, когда сверху команда поступает, то помещения не готовы, то электричество пропадает, то население не оповещено.

- А сам-то он как, я имею в виду по внешности? – уточнил Банкир.

- Такой же как всегда, человек человеком, и помощник его такой же, и в штабе у них всего два поросенка оказалось, - сказал Мент.



Severyukhin Oleg

Отредактировано: 18.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться