В ловушке безысходности

Глава 3

 

«Нет, я не Байрон – я другой» -

......................я зверь.....................

вгоняющий под когти кровь столетий,

и прутья вырывающий из клети,

и двери вышибающий с петель...

Искатель душ

……………в подлунной тишине.

Вдыхаю неземные ароматы.

Бегу….

………бегу….

………………бегу на мягких лапах -

и шерсть от счастья дыбом на спине.

Вгрызаюсь в плоть настигнутых стихов,

слюною исходя над каждой строчкой.

Мне кажется такой безумно сочной

разорванная мякоть тёплых Слов…

Звериное чутьё

……………и тонкий нюх

ведут меня уверенно по следу…

В предчувствии волнующей победы

от радости захватывает дух…

Но помню:

……….......для кого-то я мишень…

Минуя то ловушки, то капканы,

рассерженно зализываю раны,

когда чужая пуля срежет цель…

А кровь лишь разжигает мой азарт.

И рыком оглашается округа…

Нет,

……я давно не бегаю по кругу,

оглядываясь с робостью назад…

Прислушиваюсь к шелесту миров.

Ловлю тревожно шорохи

........................................и звуки -

они стучатся в душу тайной мукой

и снова обрастают плотью слов.

……………………………….

«Нет, я не Байрон – я другой»….

…………………………Я зверь -

тот, что во власти странного рефлекса

вдруг сам себе прокусывает сердце

под взглядом изумлённых егерей.

 

Автор: Савина Анна

 

Королевство Кайнур

 

Утро здесь всегда наступало рано. Южное солнце Кайнура словно бы ни в какую не желало прятаться долго, круглый год вытесняя здесь ночь раньше, чем в какой-либо другой стране мира. А иногда и вовсе царило на небе круглые сутки, лаская просторы королевства своими тёплыми лучами. Такие ночи, называемые белыми, рабы откровенно ненавидели – во время таковых их заставляли работать вовсе без сна и отдыха, порой выжимая так, что и в гроб лечь легче. Всё это им уже и вроде как привычно, но от того не менее неприятно.

В основном они работали в поле и огороде, на пастбищах и плантациях своих хозяев, и лишь некоторая часть из прислуги, так называемая «элита», вели относительно спокойную и размеренную жизнь, следя за порядком в самой усадьбе или замке. В большинстве своём эту «элиту» составляли отвергнутые и новые наложницы или же обученные особым образом наёмные слуги – последнее пришедшее с запада нововведение на удивление быстро вошло в моду, хотя толку от этого не много, только ради престижа. Фаворитки так и вовсе жили в уютных комнатах, правда, по два-три человека. А вот жёны, коих могло быть до пяти, жили в отдельных апартаментах, имея в услужении одну-двух наёмных горничных, хотя последнее, конечно, зависело от материального положения хозяина.

Гарем могли иметь только представители знати, остальные же слои населения могли только жениться на одной-единственной женщине, и, в общем-то, никто не жаловался. Тем более что для всех, кто мог бы быть сим положением дел недоволен, существовали бордели, причём никто даже не пытался их закрывать. В Кайнуре наиболее остро, в сравнении с другими странами, чувствовалась абсолютная патриархальность. Женских профессий здесь не было, а ситуации в жизни случаются разные… Это всё давно считалось нормой, как для мужчин, так и для самих женщин, хотя последним лучше от того не становилось. На крестьянках и горожанках господа из знати никогда не женились – изредка только кто-нибудь из них попадал в гарем в качестве простой наложницы по воле родителей. В основном же наложницами становились пленённые девушки, привезённые в качестве добычи из походов. А таковых было отнюдь немало – Кайнур постоянно воевал с соседними разрозненными племенами и мелкими государствами.

Никто не желал менять издавна привычное положение вещей – Кайнур славился своей консервативностью. Впрочем, большинство других стран Ашхена недалеко от него ушли. Никто не считал, что подобное наносит какой-либо урон общей нравственности, ибо то, что кажется нормальным и естественным – не может показаться безобразным.

Круглый год в этом королевстве благоухали сады, блистали на солнце зеркала тёплых и чистых вод, а дикие, непроходимые дремучие леса, полные коварных троп и топей, живой стеной защищали от врагов жителей, наизусть знающих местность и способных великолепно там ориентироваться. Природа королевства всегда была необыкновенно щедра и благосклонна к трудолюбивым, так что каждая крестьянская семья могла и себя прокормить, и без проблем выплатить всевозможные налоги и долги. Но мало кто мог бы назвать Кайнур раем земным, не кривя душой. Нерушимая кровная месть порой приводила к крупным потасовкам и откровенному беззаконию, делёжка добычи после похода – так же. И господа, не желающие марать руки, с лёгкостью посылали «отвоёвывать честь рода» своих рабов. Вот так кто-то был занят постоянной грызнёй, кто-то выживанием, и редко кого интересовали новшества в науке и магии. У других, более прогрессивных стран, всё это перенимали, и тем довольствовались.



Анастасия Акулова

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться