В ловушке снов

Размер шрифта: - +

Глава 18

Как же хорошо, когда качели не скрипят. Долгое время Тари всерьез полагала, что проклятье скрипа наложено на все качели, чтобы уравновесить безудержное счастье полета, которое они способны подарить. Без скрипа можно качаться вечно, а это как ни крути, не дело. Хотя бы потому, что другим тоже хочется. Впрочем, тут других не было. Поэтому можно было единолично пользоваться чудесными нескрипящими качелями хоть до скончания веков.

До чего же прекрасно! Ослепительно голубое небо как будто отражалось в ковре голубых цветов, покрывавших землю до самого горизонта, упиравшегося в далекие горы. Цветы больше всего походили на маки, Тари даже казалось, что она когда-то знала их название, но вспомнить не могла, да особо и не пыталась. Вместо этого она сплела из них венок и теперь при каждом взлете качелей голубые лепестки слегка наползали на глаза, на миг заслоняя такой же голубой пейзаж.

Вот бы это длилось вечно!

— Вечно это длиться не может,  — внезапно раздался смутно-знакомый голос.  — Давайте уже заканчивать.

И тотчас голубая дымка сменилась темным небытием, а потом до боли знакомым расписанным потолком библиотеки. На диване сидела Эльза, лицо ее было спокойным и сосредоточенным. Так вот чей голос прервал волшебный сон. Только сон, увы.

— Что это вообще было?  — хриплым голосом спросила Тари, тут же получив стакан воды от заботливой Ядвиги.

— Всего лишь очередная тренировка,  — ответила Эльза.

— Но почему все… так? Это же не кошмар, совсем даже наоборот.

— Просто мы решили, что ты готова для перехода на следующий уровень.

— И не сказали мне об этом?!

Тари подумала всерьез обидеться на друзей.

— Разумеется,  — Вацлав взял из ее рук пустой стакан и поставил на столик.  — Это сорвало бы эксперимент. Именно неподготовленность твоего сознания к переменам делает его условия идеальными. Правда, теперь ты уже знаешь и в следующий раз будешь готова.

— Что я знаю? К чему буду готова?  — она наконец поднялась и села на диване, пристроив подушку под все еще тяжелую голову.

— К тому, что теперь тебе предстоит выбираться не из кошмаров, а из блаженства.

— Тоже мне  — блаженство,  — хмыкнул Богдан.  — Цветочки и качели. Ну и представления же у тебя о счастье, Тари.

— Ну, конечно,  — Вацлав встрепенулся, почуяв повод для очередной пикировки с Богданом.  — Счастье — это по десятому разу проходить одну и ту же игру.

— Когда я этим в последний раз  занимался? — ощетинился программист.

— Когда я в последний раз зашел сюда посреди ночи,  — Вацлав торжествующе улыбнулся.

— Да иди ты!  — Богдан демонстративно отвернулся от всех и направился к компьютеру.

На этот раз он, похоже, разозлился всерьез, хотя обычно дежурные переругивания парней проходили довольно беззлобно, скорее для порядка.

— Вы достали уже!  — Богдан резко крутанулся на кресле.  — Сначала запрещаете мне вытаскивать сновидцев, потому что я, видите ли, слишком много общаюсь с компьютерами, а потом упрекаете за то, что я с ними общаюсь. А что ты, Вацлав, предложишь мне делать ночами, пока вы героически спасаете мир? Модельки клеить? Гюго читать в оригинальном издании?

— Спать,  — проворчал Вацлав.  — И читать тоже неплохой вариант, как-никак мы  — в библиотеке.

— А смысл? Даже если я буду использовать компьютер исключительно для работы, вы все равно на этом основании исключаете меня из узкого круга избранных.

— Не исключаем, а ограничиваем,  — теперь Вацлав будто оправдывался.

На памяти Тари он впервые говорил таким тоном. Обычно он излучал непробиваемую уверенность во всем, что говорит и делает.

— Ограничиваете, да,  — ядовито отозвался Богдан.  — Допуская к работе только когда все остальные по каким-то причинам не могут ее выполнять. Но теперь у вас есть Тари, и вы отлично сможете справиться совсем без меня. А я буду ночами по тысячному разу проходить четвертый Fallout. Каждый должен заниматься своим делом,  — и он снова отвернулся к монитору, давая понять, что разговор окончен.

Вацлав подошел к нему, неловко положил руку на плечо и пробормотал что-то вроде: “Ну ты чего?” Богдан тут же поднялся, стряхивая руку, и отошел. Недалеко. Потому что тут же на нем повисла маленькая Ядвига.

— Ну ты даешь! Мы же без тебя вообще не справимся!  — и попробуй не поверь, когда в голосе столько искренности.

Пока анимешки утешали Богдана, Эльза увлекла Тари к своему любимому месту  — маленькой плитке в углу комнаты. В любой непонятной ситуации рыжая немка варила кофе, впрочем, в понятной тоже. Однако в этот раз дело было не столько в кофе, сколько в возможности поговорить хоть отчасти  наедине.



Литта Лински

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться