В ловушке снов

Размер шрифта: - +

Глава 23

Проникнувшись мрачной атмосферой, царящей в комнате, солнце скрылось за облака. Под порывом ветра створки окна с силой захлопнулись, прикусив край занавески.

 — Спрашиваешь, для чего мы нужны?  — Инвар обернулся к Тари. — Для чего нужны свечи ночью? 

 — Свечи, которые не зажигают из страха, что их задует ветер,  — безжалостно уточнила Тари. 

 — Значит, вам нужно стать сильнее ветра, выйти за пределы собственных возможностей, тех границ, что сами себе очертили. 

 — И как этого добиться?  — спросила Ядвига. 

 — Так же, как вы добивались всего остального,  — Инвар опустился в кресло. — Самое важное и сложное  — расширить собственные представления о возможном. Обычно это приходит само, с опытом. Увы, мы не в той ситуации. А значит каждому из вас придется буквально выволакивать себя на новый уровень веры. Вера и намерение всегда лежат в основе, но это лишь фундамент. Все, что возводится над ним, имеет только один строительный материал  — практику. 

 — Выходит, нам придется учиться заново?  — уточнила Эльза. 

 — Всем, кроме меня,  — Тари натянуто улыбнулась.  — Я ведь почти ничего не умею, значит и переучиваться не надо. 

 — Ты умеешь достаточно,  — возразил Инвар. — И будешь учиться вместе со всеми. Никому из вас не придется переучиваться, вам нужно выйти на новый уровень. Скажу честно, никто из вас по-настоящему не готов, но выбора у вас нет, если вы хотите продолжать свое дело. 

Умница Инвар даже не стал спрашивать, хотят ли они продолжать. Значит, понимал, что такой вопрос лишь обидит любого из его учеников. 

 — Ты уверен, что мы сможем научиться?  — Богдан озвучил общие сомнения. 

 — Я же смог,  — в улыбке Инвара не было и тени самодовольства, напротив, она ободряла и вселяла веру в себя. 

 — Сравнил тоже,  — проворчал Богдан.  — Ты древний как эльфы Кветлориэна. Даже Эльза… 

 — Богдан!  — Эльза угрожающе занесла схваченную со стола книгу.  — Ты достал уже! 

 — А что я?  — тот на всякий случай загородился руками.  — Я же не говорю, что ты выглядишь или ведешь себя, как старушка. Совсем наоборот. Нам бы такими быть в твои годы,  — он увернулся от книги, просвистевшей в миллиметре от его уха. — Да чего ты вообще взъелась?! С определенного возраста прожитыми годами можно гордиться. Правда, Инвар? 

 — Не знаю, как насчет гордиться, но от печали по минувшей молодости я свободен. И тебе, Богдан, не советую так за нее цепляться. Тебе стоит поучиться у тех же эльфов Кветлориэна.

 — А они есть?  — вопрос сорвался раньше, чем Тари сообразила, как это звучит. 

 — Все где-то есть, Тари,  — взгляд Инвара стал далеким, и при желании в нем можно было разглядеть что-то эльфийское. 

 — Послушай,  — Вацлав заложил руки за спину и принялся ходить по комнате, огибая мебель.  — Но как мы будем учиться, если ты сам запрещаешь нам соваться в пространство сновидений?

 — Не в пространство сновидений, а в конкретные чужие кошмары. Пространство сновидений  — общее, правила игры там устанавливает тот, кто сильнее. 

 — Но разве в чужих снах мы обязательно слабее того, кто плетет паутину? Будь это так, мы бы всегда проигрывали. 

 — Вы не слабее. Просто сейчас ловушки расставляются не столько на спящих горожан, сколько на вас. Существам с той стороны неважно, проиграете вы или выиграете, им нужно лишь одно  — цепляясь за вас, выбраться в эту реальность. Начинают они с малого — разрушают и создают материальные тела на этой стороне. Но набравшись сил и умения, смогут воплотить тут уже самих себя. Думаю, вы догадываетесь, что их успех обеспечит жителям Праги очень неприятное соседство, — Инвар сцепил пальцы и резко выгнул их.  — Проклятье! Нам безумно не хватает знаний для борьбы с этими тварями! 

 — Но ты сказал, что можешь справиться с ними,  — напомнила Ядвига, смотря на учителя взглядом, полной безграничной веры. 

 — Я могу справиться, солнце,  — он чуть смягчился, но в голосе все равно звучал гнев, обращенный непонятно к кому.  — И могу научить вас. Но что с того? Умение, не основанное на понимании, наполовину бессильно. Вспомните времена, когда люди не знали о вирусах и бактериях. Даже древние врачи умели лечить, вызванные ими болезни, кто-то лучше, кто-то хуже. Научившись использовать силы природы и даже добиваясь результатов, они все равно не понимали, с чем имеют дело. Они бродили во тьме, вслепую пробуя множество методов, многие из которых оказывались провальными, неизбежно влекли жертвы. Человечество до сих пор борется с вирусами, но насколько же нам стало легче после того, как мы познали природу врага. 



Литта Лински

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться