В ловушке снов

Размер шрифта: - +

Глава 7

Тари стояла ошеломленная. Она даже не помнила, в какой момент выпустила руку Ядвиги, точнее была уверена, что вообще не выпускала. А уж Вацлав-то, наверняка, держал ее так крепко, как только возможно. Но Ядвига исчезла! 

Растерянность и испуг отражались на всех лицах, а на Вацлава было страшно смотреть. 

 — Пошли!  — не глядя ни на кого сказал он. 

 — Куда?  — тихо спросила Тари.  — Отсюда нет выхода, кроме как обратно в собор. 

 — Тари,  — Вацлав даже не обернулся.  — Ты так и не поняла, что любые двери здесь появляются и исчезают, повинуясь желаниям хозяев этого места и тех, кто сюда забредет. Сейчас мы хотим пройти дальше, да и те, кто с нами играет, заинтересованы в этом не меньше. 

Тари решила не спорить, Вацлав знает, о чем говорит. Лучше попробовать найти выход или заставить его появиться. Только вот она понятия не имела, где и как искать, а растерянность и нарастающий с каждой минутой страх мешали сосредоточиться. Все были правы, когда не хотели ее брать. Она просто бесполезный балласт!

Вацлав шарил руками по стене, а Богдан принялся методично осматривать рамки с кошмарными портретами. Не только сами фотографии, но и стену за ними. 

 — Нашел!  — воскликнул он.  — Вот ключ! 

 — Но от чего?  — Тари не удержалась от очередного вопроса, который остальным, наверняка, покажется глупым. 

 — Вот сейчас и посмотрим,  — в глазах Вацлава вспыхнул лихорадочный азарт. 

В этот момент снова погас свет. Тари застыла, не зная в какую сторону броситься, но тут же ощутила на плече руку Вацлава. Даже в кромешной тьме прикосновения Вацлава ни с чем не перепутаешь. В них было что-то успокаивающее, какая-то надежность. Наверное, так сказывались его гипнотические способности. 

Эльза с Богданом тоже прибились к ним. Эльзу Тари вычислила по щекочущим нос и щеки волосам, а Богдана  — по свитеру. Умение на ощупь в темноте отличить друзей от врагов внезапно оказалось жизненно-важным. 

Если зажмуриться изо всех сил, можно спрятаться за закрытыми веками от той страшной темноты, что снаружи. Кроме того, именно с закрытыми глазами здесь проще всего менять реальность. Тари изо всех сил сосредоточилась на том, что кроме них четверых тут никого нет. 

Когда тьма вновь уступила место тусклому свету, Тари очень медленно открыла глаза, ожидая увидеть исчезновение еще одного из спутников, невольно гадая, на кого же падет выбор жутких хозяев этого места. К огромному облегчению, мрачные предположения не оправдались, их по-прежнему было четверо. 

Но кое-что все-таки изменилось  — в стене теперь четко выделялись очертания двери. Тари могла бы поклясться, что раньше этой двери не было и в помине. 

 — Я же говорил, они хотят, чтобы мы шли дальше. Иначе какой интерес?  — Вацлав забрал у Богдана найденный ключ и двинулся к двери.  

Тари и Эльза с двух сторон крепко вцепились в Богдана, опасаясь нового погружения в темноту, способную поглотить любого из них. Конечно, повиснуть на ком-нибудь из парней или обняться изо всех сил  — еще не гарантия безопасности, но так все-таки спокойнее. 

 — Ощущаю себя каким-то героем древности,  — хмыкнул Богдан, умудрившийся даже в этом кошмарном подземелье не растерять чувства юмора.  — Этаким рыцарем, защитником слабых и обездоленных. Только имейте в виду, дамы, я не смогу сражаться, пока вы на мне висите. 

 — Можно подумать, без нас ты поразишь сверкающим мечом всех маньяков и чудовищ, имевших глупость встать у тебя на пути. Тоже мне, паладин света,  — проворчала Эльза, при этом даже не пытаясь ослабить хватку.  

Во время перепалки, которая своей привычной тривиальностью несколько успокоила Тари, Вацлав осматривал возникшую из ниоткуда дверь в поисках замочной скважины. 

 — Да появись ты уже наконец, Кастанеда тебя побери!  — выругался он, заставив Тари улыбнуться, несмотря на весь ужас положения. 

Очевидно, упоминание сакрального имени сработало, и Кастанеда не смог оставить столь страстный призыв без ответа. Хотя более вероятно, что здешняя реальность продавилась под силой желания Вацлава. Так или иначе, в двери появилась замочная скважина, но там, где ей совершенно не место. Словно в насмешку отверстие для ключа находилось в самом верху, куда не дотянуться даже высокому мужчине. Видно, у Кастанеды чувство юмора не хуже, чем у Богдана. 

Тари приготовилась созерцать левитацию в исполнении Вацлава, но вместо этого он неожиданно позвал ее. 

 — Тари, иди сюда. Вот, держи ключ. Сядешь ко мне на плечи и откроешь. 

 — Но зачем?  — удивилась она, забыв о данном себе обещании, беспрекословно выполнять любые команды и задания.  — Ты ведь легко можешь взлететь. 

 — Могу. Но не легко. Мы живем в другом мире, Тари, и законы физики нашей реальности, хотим мы того или нет, слишком прочно впечатаны в наше сознание и тело. Здесь можно их нарушать. Но чем более необычным представляется действие, тем больше энергии потребуется на преодоление этих печатей. Каждый раз нам приходится заново убеждать тело и разум, что невозможное возможно. Именно на это расходуются силы. В обычном сне, даже в кошмаре, их можно особо не экономить, но сейчас мы не можем позволить себе расходовать и так не безграничный запас энергии на спецэффекты. 



Литта Лински

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться