В ловушке снов

Размер шрифта: - +

Глава 17

Стоило двери за Мареком закрыться, как на Тари навалилось непереносимое чувство одиночества. Не паники, не страха, а приводящей в отчаяние потерянности. Ее будто вмиг лишили опоры, помогавшей переносить все ужасы и тяготы, на которые так щедр этот извращенный мир. 

Она одна в поезде, стоящем посреди тоннеля, и никакого вам света в конце. Да что там света, и конца-то нет. Что делать дальше? Сидеть в вагоне и ждать? Или вылезти и попробовать идти хоть куда-нибудь вдоль путей? 

Оба варианта совершенно не устраивали Тари. Она бессильно сползла по стене на пол и закрыла глаза. Будь, что будет. Словно в ответ на ее мысли поезд резко дернулся и двинулся вперед, быстро набирая ход. Открытые ею двери  так и остались распахнутыми. 

Какое-то время Тари была благодарна за то, что дилемма разрешилась без ее участия, но с каждой секундой становилась все яснее, что разрешилась она явно не в ее пользу. 

Поезд продолжал увеличивать скорость, она сделалась невыносимой. Чтобы удержаться на месте, Тари до боли вцепилась в перила ближайшего сиденья. Она не могла ни встать, ни даже переползти подальше от дверей. На такой скорости любое движение становилось невозможным. Тари понимала, что удерживаться долго не хватит сил, а значит скоро ее через открытые двери просто вышвырнет из вагона в тоннель и расплющит о стены. 

Как бы сильно ей ни хотелось, чтобы все скорее закончилось, она не решалась добровольно отцепить от перил побелевшие от напряжения пальцы. Напротив, сжимала их изо всех сил в надежде, что вот-вот ситуация как-нибудь изменится. В конце концов, Эстрелла обещала двери, а не смерть путем превращения в кровавое месиво. 

Колеса спятившего состава стучали так, как будто рельсы были проложены у Тари в голове. Бедную голову словно сжимали тисками все сильнее и сильнее, дыхание давалось с огромным трудом, а рук Тари уже не чувствовала. 

Из-под колес фейерверками вылетали искры. Раздался душераздирающий скрежет,  и поезд, как в замедленной съемке стал крениться набок. Тари повезло (если в такой ситуации можно говорить о везении), вагон падал в сторону противоположную от открытых дверей. Она в конце концов разжала пальцы и полетела вниз… 

Тари пришла в себя, оглушенная тишиной. После лязга, грохота, скрежета тишина казалась совершенно чужеродной и пугающей. Тари открыла глаза, но это ровным счетом ничего не изменило. Все та же кромешная темнота. 

Изо всех сил борясь с поднимающимся изнутри животным ужасом, она принялась ощупывать пространство вокруг себя. Поняв, что она все еще в злополучном вагоне метро, Тари немного успокоилась. Судя по всему, ее швырнуло в проход между сиденьями. 

Она понятия не имела, сколько пролежала здесь  — несколько секунд или долгое время. Как бы то ни было, надо попробовать встать и выбраться отсюда.

Глаза постепенно привыкали к темноте, Тари уже могла различить металлические поручни, цепляясь за которые можно добраться до открытых дверей. Так она и сделала, ползком перебираясь от одного поручня к другому. Пол был усыпан осколками битого стекла, которое Тари на ощупь пыталась смахивать в стороны, обернув руку подолом платья. Но часть осколков все равно впивалась в ладони и колени. 

Наконец Тари доползла до открытых дверей, которые были прямо над ней. По злой иронии еще совсем недавно она мечтала отодвинуться от них как можно дальше, а теперь жалела, что они так далеко.

Чтобы подобраться к дверям, пришлось опять использовать поручни:  подтягиваться на них и использовать, как ступени. Наконец двери оказались от нее на расстоянии вытянутых рук. Ухватившись за края, Тари подтянулась вверх из последних сил.

 — Поезд дальше не идет. Просьба освободить вагоны,  — пробормотала она, переваливаясь через край.

Будь она в реальном мире, на этом, скорее всего, все бы и закончилось. Рухнуть с высоты перевернутого вагона, да еще если стены под напряжением  — это, как ни крути, фатальный исход. 

Все-таки у пространства сновидений есть свои плюсы. Хотя конкретно сейчас выживание представлялось скорее минусом. Быстрая смерть с последующим пробуждением в спальне Марека представлялось куда более соблазнительной, чем предстоящее путешествие по тоннелям. 

Но кто бы еще поинтересовался ее мнением на этот счет. Вместо относительно легкой кончины ей предстояла дорога, предположительно не имеющая конца. Последнее, что помогало хоть как-то держаться вместо того, чтобы впасть в истерику  — надежда, что по дороге ей наконец-то встретится собственная дверь, через которую она сможет вернуться в свой мир. Сейчас Тари шагнула бы в любую дверь, будь та хоть жерлом вулкана или воротами в преисподнюю. 

Она поднялась, вяло порадовавшись хотя бы тому, что ничего не сломано. Впрочем, ее неподвижность вряд ли входила в сценарий. По правилам игры, она должна идти или бежать. Наверное, неподвижная жертва  — это слишком просто и скучно. 

Глаза Тари уже привыкли к темноте, давая ей возможность разглядеть мрачную картину. Завалившийся набок, искореженный поезд занял собой практически все пространство. Совсем близко от Тари металлическим блеском сверкали колеса, острые, как лезвия. Тоннель в обе стороны тянулся бесконечно, без малейших признаков света или чего-то в этом роде. 



Литта Лински

Отредактировано: 13.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться