В ловушке у монстра

Глава 37

 

Время близилось к шести вечера, и Дмитрий уже привычно готовил комнату к сеансу. Я тихонько сидела в кресле и, поглаживая Блестяшку, что лежала на коленях, за ним наблюдала. Против очередной губительной для Яматова подготовки бунтуют все фибры души. На Дмитрия просто страшно смотреть, видно, что каждое движение ему даётся с трудом. Наклоняясь к полу, чтобы поставить свечу, он морщится. И это с учётом того, что Яматов изо всех сил скрывает от меня своё состояние.

Злость на вынужденного сожителя по прошествии времени побледнела, и сейчас я дулась на него скорей из-за вредности, а не потому, что действительно чувствовала обиду.

Переложив рептилию на подлокотник кресла, я встала и неуверенно подошла к Яматову. Он в этот момент, присев на корточки, рисовал на полу пентаграмму.

— Дим, мне кажется, сегодня не стоит проводить сеанс, ты… — замолчала, трудно говорить тридцатилетнему мужчине, который светился здоровьем ещё несколько дней назад, что сейчас он похож на старый трухлявый пень, — весь седой и похудел так, что одни кости остались.

— Ненадолго урока хватило. Опять свою жалобную песню завела, — то ли с грустью, то ли с упрёком отозвался Яматов и поднял на меня взгляд. — Сеанс состоится, это не обсуждается.

Тоже присела на корточки. Расстояние между мной и мужчиной сократилось до ничтожного, что позволило разглядеть каждую новую морщинку на его лице. От увиденного негодование всколыхнулось с удвоенной силой.

— От тебя прежнего остались только глаза, — дрожащим голосом сообщила я и, не удержавшись, погладила Дмитрия по щеке. — Давай отложим хотя бы на три дня, — ещё раз предложила я, на самом деле не рассчитывая, что Яматов согласится на такую продолжительную отсрочку, но специально увеличила срок в надежде в итоге выторговать хотя бы день, а в идеале два.

— Мария, Мария, — цокнул мужчина. — Не стоит переживать обо мне, лучше подумай о собственной жизни.

— Я не железная и так не могу, — почти перешла я на шёпот.

— А ты через «не могу».

Резко выпрямившись, встала.

— Нет и точка! Я тоже умею стоять на своём, — объявила я ультиматум.

Яматов тоже поднялся на ноги, причём неожиданно бодро.

— Видимо хорошего обращения ты не понимаешь, так я легко напомню тебе с кем ты дело имеешь! — рявкнул Дима.

— Да ты что? — съехидничала я. — Позволь узнать, и что ты в таком состоянии мне сделаешь? Да ни-че-го, — ответила на свой же вопрос. — Ещё неизвестно, кто кого завалит на стол и проведёт воспитательную беседу. Ты так ослаб, что еле ногами передвигаешь. Я всю ночь слушаю, как ты от боли стонешь. Если не выдержишь и помрёшь, кто тогда мне поможет?

На мою речь Яматов отреагировал бурно. На его лице отразилась целая гамма эмоций: раздражение, удивление, местами даже проскальзывал стыд и, в конце концов, понимание. По сути, я права, он сейчас не в лучшей физической форме и неизвестно, кто в данный момент из нас сильнее.

— Так-то, Дмитрий Тагирович, топай наверх и отдыхай, а через три дня посмотрим на твоё самочувствие и вновь поднимем вопрос подготовки, — тоном победителя сказала я и направилась к выходу. Прогуляюсь, освежу голову, за одно и Яматова лишу возможности недовольством мне на мозги капать.

Кивнув на входную дверь, жестом пригласила Блестяшку с собой за компанию. Но рептилия вжала голову в шею, показывая, что гулять, когда за окном ветер со снегом, ей не по нраву.

Натянув сапоги, накинув шубу и укутавшись шарфом, я вышла из тёплого уютного дома. Ледяная стужа сразу забрала чувство комфорта, а резкие порывы ветра мешали идти, превращая походку в медвежью. Мысленно сразу укоротила предполагаемый маршрут, один круг вокруг бани и обратно домой, а то превращусь в сосульку.

Когда дошла почти до забора, хруст снега от шагов заставил обернуться и нешуточно разозлиться. Яматов в расстёгнутом пальто и без шапки меня догонял.

— Дима, ты зачем вышел? Холодно, — перекрикиваю я завывающую вьюгу.

— Могу задать тебе тот же вопрос, — отворачивая голову от ветра, отозвался мужчина.

Естественно, пришлось разворачиваться и идти Яматову навстречу, не хватало ему ещё простудиться, а без меня этот упрямец домой не вернётся.

Подхватив Дмитрия под руку, тяну его в сторону крыльца, а он, гад, упирается и на месте стоит.

— Пошли в дом, — активно дёргая мужчину за локоть, настаиваю я на своём.

— Нет, — поглядывая на небо, нагло заявил мужчина.

Отошла от Яматова на пару шагов, разогналась и толкнула его, как будто если удастся его сдвинуть, то он чудесным образом окажется не в полуметре от нынешнего местоположения, а сразу дома в кровати и с кружкой чая.

Когда Дмитрий завалился, как куль с картошкой, поняла, что совершила ошибку и забила гол в собственные ворота. Конечно же, мой лёгкий удар не свалил бы мужчину с ног, даже в его ослабленном состоянии, чёрт хвостатый специально нырнул в снег.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться