В ловушке у монстра

Размер шрифта: - +

Глава 43

 

«Никогда раньше не пила больше трёх бокалов вина и не стоило начинать», - ещё не продрав глаза, подумала я и поморщилась от головной боли. Потянулась и пошарила рукой вокруг себя. Яматов не лежал рядом, и я расстроилась. А как же утренняя доза любви? У нас это стало своеобразной традицией. Но разлепив глаза, поняла, сама виновата. Дима встаёт рано, а я из-за алкоголя провалялась дольше обычного. Судя по тому, как ярко светит солнце в окно, сейчас где-то часов одиннадцать.

— Дима, — расцвела я в улыбке, когда мой мужчина зашёл в комнату, — ты почему меня не разбудил, когда сам проснулся? — с долей обиды пропела я и похлопала ладонью по матрацу, намекая, чтобы он срочно укладывался обратно в кровать и исправлял упущение.

— Ты вчера выпила лишнего, и я дал тебе время выспаться, — вынув мобильный из кармана брюк, сухо пояснил Яматов и вместо того, чтобы меня ублажать, начал что-то строчить на экране.

С тех пор, как мы провели первую совместную ночь, Дима никогда не позволял себе заниматься делами в моём присутствии. Вернее, вообще не припомню, чтобы он хоть чем-то занимался, кроме как мной, особенно, если я в полуголом виде валялась в постели.

Наверняка Яматов не одобрил вчерашнее моё чрезмерное возлияние, вот и наказывает невниманием. Тоже мне, учитель морали. Со мной такое случилось впервые, и я уже выводы сделала и больше такого не повторится.

Покусав от досады губы, я присела и, как бы невзначай, не удержала одеяло, которое по идее должно было прикрывать грудь. И в таком, как мне кажется, соблазнительном виде наматываю на палец прядь волос.

— Что-то мне подсказывает, ты на меня злишься, — грустно выдохнула я.

Дима, оторвавшись от экрана телефона, хмуро меня оглядел.

— Нет, Мария, ты ошибаешься.

— Да ладно тебе. Признаю, вчера себя плохо вела, можешь наказать меня и отшлёпать, — предложила я, сползла вниз и, перекатившись на живот, призывно выгнулась, подставляя под удар пятую точку.

Яматов вместо того, чтобы отшвырнуть мобильный и устроить мне порку, отошёл к окну и встал ко мне спиной.

Что за дела у нас творятся, интересно мне знать?!

— Мария, в столовой тебя ждёт завтрак, а после того, как поешь, ты соберёшь вещи и уедешь.

Слова Яматова я расслышала более чем отчётливо, и смысл их мне был ясен, но мозг просто отказывался верить в то, что обработал.

— Куда уеду? — охрипшим голосом спросила я.

— Не знаю, скоро подъедет твой отец, спроси у него.

— Дима, если это шутка такая, то она совсем не смешная, — укутавшись до ушей в одеяло, сказала я.

— А разве похоже, что я шучу? — обернувшись, выплюнул Дима и посмотрел на меня так, словно я чужая, и никогда он мне не шептал ласковых слов, и всех этих чудных дней и ночей у нас не было.

— Яматов, ты головой стукнулся, что за ерунду ты несёшь? — разозлилась я, но в душе мечтала, что Дима сейчас широко улыбнётся, обнимет и скажет, что разыграл.

— Мария, мне жаль, что я когда-то вмешался в твою жизнь и безвозвратно её развернул, но что сделано, то сделано. Теперь я могу только пообещать минимизировать ущерб, но…

— Да что случилось-то? — соскочила я с кровати, подбежала к окну, хотела обнять Дмитрия, но он не позволил.

От того, насколько грубо Яматов одёрнул от себя мои руки, отшатнулась назад, а из глаз брызнули слёзы. Стараюсь глубоко дышать, но всё равно задыхаюсь. Комната, как и обстановка вокруг, поплыла, и я безвольно осела на кровать.

— Объясни мне, что произошло за это утро, что ты отшвыриваешь меня как навязчивую собачонку? — подавляя желание навзрыд разрыдаться, медленно, чтобы голос не дрогнул, произнесла я.

— Ты пустышка. Я влил в тебя столько сил, а ты обожглась. Это означает, что в тебе нет дара. Конечно, я мог это проверить наверняка через костёр, но лишь бессмысленно лишу тебя жизни.

— Нет дара да и бог с ним. Зачем мне уезжать? — не поднимая низко склонённой головы, спросила я, хоть и знала, ответ мне наверняка не понравится.

— Без дара ты мне не нужна, — ответил, но как будто ударил Яматов.

— Вот значит как... — совсем не весело усмехнулась я, — а как же наш договор? Помнишь, ты обещал защиту, если добровольно соглашусь поехать с тобой и буду способствовать подготовке. Разве я нарушила хоть одно условие? У меня нет дара, но это же не моя вина. Или Глеб тоже успокоится и отстанет, узнав, что я обожглась?

— Нет, не отстанет, и если ты к нему попадешь, обязательно сгоришь. Поэтому-то и отсылаю тебя подальше. Рядом со мной опаснее всего. Во-первых, я тесно общаюсь с подобными мне, во-вторых, Глеб мой компаньон, и мы пристально друг за другом следим. Останься ты в моём окружении, и рано или поздно это станет известно. А так ты уедешь с отцом, Глебу я скажу, что ты погибла в костре, для верности предъявлю останки. Не гарантирую, что обман не вскроется, но если ты получишь отстрочу от казни хотя бы на несколько лет, это лучше, чем ничего.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться