В ловушке у монстра

Глава 45

 

Ну вот, это знаменательное событие - «сожжение» - свершилось. Столько к нему готовилась, а теперь понятия не имею, что во мне изменилось, не чувствую никаких перемен, всё по-прежнему.

Отец сказал, чтобы не переживала, у одних дар видеть прошлое открывается сразу, у других на его раскрытие уходит не один месяц.

Месяц! Да у меня терпения не хватит столько ждать.

За окном уже глубокая ночь, а я никак не засну, лежу и смотрю в потолок. Блестяшка, что сопела рядом, зашевелилась, видимо, её мои охи да вздохи разбудили. Любимица сонно зевнула, подбежала и ткнулась в мой локоть мокрым носиком.

— Сейчас? — вопросительно я посмотрела на ящерку и заявила:— Ночью есть вредно.

Блестяшка жалобно заскулила, и мне ничего не оставалось, как взять маленькую обжору на руки и пойти с ней на кухню.

— Молочка? — стоя у открытого холодильника, спросила я у ящерки, и та, сидя у меня на руках и внимательно оглядывая запас продуктов, недовольно фыркнула. — Ветчины?

Блестяшка довольно завиляла хвостиком и оживилась, а я улыбнулась. Иногда мне кажется, рептилия ест мяса куда больше, чем мы с Игорем вместе взятые, и как в такое маленькое существо столько входит.

Пересадив любимицу на стол, достала разделочную доску, на которую уложила ветчину, но когда взялась за рукоять ножа, комната дрогнула и пошла рябью.

— Что это? — спросила я у рептилии, словно она могла мне ответить, но когда взглянула на место, где ещё секунду назад находилась Блестяшка, там не то, чтобы ящерки, там и стола-то не было. — Что за чертовщина творится?!

Судорожно оглядываюсь вокруг себя, но из-за тумана, что густо застелил комнату, дальше, чем на расстояние вытянутой руки ничего не вижу.

— Если у тебя есть время, перед уходом просмотри документы по договору, они лежат на столе, — за спиной раздался мужской бас, и я вздрогнула.

Хозяин голоса мне знаком, это Глеб. Но что он здесь делает, и о каком договоре идёт речь? Пригнулась и отступаю в противоположную сторону, подальше от монстра. Туман постепенно рассеивается, и как это ни дико, но я не на вилле в Таиланде, а на родине, в доме у Глеба. Если быть точнее, то в его кабинете. Никогда эту комнату не забуду, особенно одну часть её интерьера — камин.

— Не проблема, — от другого мужского голоса задрожали колени, а сердце забилось, как бешенное.

Дима, это мой Дима!

Привстала и смотрю, как мой любимый подходит к столу, садится в кресло и пролистывает бумаги.

— Эй, — несмело крикнула я, но мужчины не обратили на меня никакого внимания. — Эй-эй–эй, — выпрямившись в полный рост, уже громко произнесла я. Эффекта ноль.

Мужчины меня не видят и не слышат. Конечно же, первым делом подошла к Яматову, тяжко вздохнула и хотела погладить его по щеке. За те несколько дней, что мы не виделись, дико соскучилась по уже родным чертам, но рука прошла сквозь голову Димы. Тогда я просто любовалась сосредоточенным и красивым лицом, пока мой взгляд не упал на Глеба. Этот упырь смотрел на Диму скалясь. Бьюсь об заклад, эта сволочь что-то задумала.

Я оказалась права.

Глеб бесшумно приблизился к стене, на которой висело несколько мечей, все как на подбор сверкающие, с красивыми рукоятками в камнях. Невооруженным глазом видно, не бутафорские игрушки, а боевое острое оружие.

— Дима, обернись! — что есть мочи крикнула я, но Яматов лишь перелистнул страницу. — Дима! — хотела потрясти любимого за плечи, но, естественно, руки прошли сквозь него. — Уйди, упырь, — кинулась я к Глебу. — Сволочь, что ты задумал? Гад! — безуспешно толкала мужчину. — Если ты ему хоть что-нибудь сделаешь, из-под земли достану и отомщу! — орала я как припадочная, плакала, но страшный момент всё-таки настал.

Глеб занёс меч над Димой и одним ударом снёс ему голову.

- А-а-а-а! — истошно закричала я, и в глазах потемнело.

— Маша, ты кричала, что случилось? — краем сознания услышала, как волнуется отец и почувствовала, как меня укладывают на кровать.

— Он его убил, — пробормотала я, — он убил моего Диму...

Хуже, чем сейчас, мне никогда не было. Если бы мне в данную минуту предложили умереть в обмен на то, что боль от потери моментально пройдёт, не раздумывая согласилась.

— Машенька, кто убил Яматова, с чего ты взяла?

— Глеб, чтобы он сдох. Своими глазами видела, как этот трус подкрался к Диме со спины и мечом ему голову… — а-а-а-а, как же так. Дима, мой Димочка.

Свернулась калачиком и, не открывая глаз, ревела, завывала так, что Игорь подождал, потом заставил сесть и влепил пощёчину.

— Маша, прости, но приди уже в чувства. У тебя было видение?

— Было, — дрожащим голосом ответила я. — И если я могу видеть лишь прошлое, то Димы уже нет в живых, Глеб его убил, — вновь застонала я.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться