В ловушке у монстра

Глава 46

 

Яматов пропустил едкие замечания Игоря мимо ушей. Мне кажется, он бы и удар в челюсть сейчас пропустил. Я прямо слышу, как у Димы шестерёнки в мозгах скрипят, новость о ребёнке переваривают.

— Ты беременна!

— Ну наконец-то дошло, не прошло и полгода, — прокомментировал отец догадку Яматова.

— Машенька, — уверенно шагнул ко мне Дима.

— Строй там, где строишь. Мы новости приехали тебе рассказать, а вовсе не обниматься, — попятилась я и выставила руки, показывая, чтобы Яматов не подходил.

Естественно, Яматов меня не послушал, он лишь на долю секунды замешкался и вновь шагнул мне навстречу.

— Тебе что-то не ясно объяснили? — между нами вырос отец. — Не подходи к моей девочке, понял.

— Да ты совсем оборзел! — рявкнул Дима и схватил Игоря за грудки. — Отойти лучше по-хорошему.

— А то что? — не растерялся отец и толкнул соперника.

Мужчины, держа кулаки наготове, топтались на одном месте и хоть в открытую друг друга не колотили, но были близки к этому.

— А давайте мы сейчас все успокоимся, — втиснулась я между отцом и Димой. — Драки между вами только не хватало. — Игорь, пожалуйста, отпусти Диму, — пропела я ласково. — А ты, Яматов, веди себя прилично, иначе уйдём.

Мужчины обменялись красноречивыми взглядами, обещавшими продолжить потасовку позже, но разошлись по углам. Думаю, не будь я в положении, никто бы из них меня не послушал, но пока в моём животе растёт железобетонный аргумент, моё требование – это закон. Жаль, что ментально могу воздействовать лишь на людей, а то бы эти двое у меня по струнке ходили.

— Мария, позволь мне положить руку на твой живот, — стиснув зубы, попросил Яматов.

— Зачем? — задала я вполне резонный вопрос.

— От ребёнка фонит как от взрослого сильного мага. Видишь, дочка, как у этого героя глазёнки от счастья забегали, хочет проверить, не ошибся ли он, — с усмешкой ответил Игорь за Диму.

— А-а-а, — протянула я, — тест на брак. Нет. Нельзя.

— Какого хрена ты несёшь! — взорвался Яматов на отца. — Мне нужно лишь убедиться, что с ним всё в порядке и дать ему себя почувствовать. Игорь, прекрати настраивать против меня Машу.

В данной ситуации мы с Игорем вели себя по отношению к Диме нехорошо и, как по мне, очень напоминали гиен, которые с упоением кусают раненого льва. Да, я это отчётливо понимала, но ничего не могла поделать, во мне говорила обида и все те ночи, что я проревела в подушку.

Но, пожалуй, нападок сегодня на голову Яматова более чем предостаточно, а то перегнём палку, и нам с отцом не поздоровится. Да и мне, если честно, противно глумиться над человеком, которого всем сердцем люблю. Ведь ещё недавно, когда думала, что он погиб, за один день вместе с Димой готова была жизнью пожертвовать.

— Хватит! — оборвала я рычание двух мужчин. — Дима, попроси Эдуарда принести нам чаю, мы все присядем и спокойно поговорим. И про пирожные не забудь.

На самом деле я бы не только пирожные проглотила, но и от супчика не отказалась с котлеткой и картошечкой, а от салатика и вовсе пришла бы в неописуемый восторг. Пока за жизнь Дмитрия переживала, о еде не думала, а сейчас, когда успокоилась, слона бы съела или, по крайней мере, опустошила холодильник Яматова как минимум наполовину.

Через несколько минут, когда мы расположились в гостиной, Эдуард принёс нам чай, к моему счастью, не только со сладким угощением в виде песочных корзиночек, но и с мясной нарезкой, икрой, кусочками краской рыбки и ещё много с чем.

Блестяшка почуяла запах съестного и заскреблась у меня в сумке. Любимица рвётся наружу, но я её пока не выпускаю. Страсти поутихнут, тогда и покормлю.

— Вчера ночью у Марии проявился дар, и она увидела твою смерть, — одним предложением Игорь вновь вогнал Диму в ступор. Вот что ему неймётся! Разве нельзя информацию дозами выдавать?

Яматов от удивления даже с кресла привстал и уставился на меня, да неподходящий момент он выбрал, я как раз корзиночку откусила и все губы в сливочном креме.

— Угадай, кто лишил тебя жизни? — подув на горячий чай и сделав глоток, будничным тоном предложил отец поиграть Диме в гадалку.

— Как дар проявился, почему? — ошарашенно спросил Яматов, когда собрался с мыслями.

— Так вышло, что я прошла испытание огнём, — не без удовольствия сообщила я.

— Как ты допустил?! А если бы Маша сгорела. Мы о чём с тобой договаривались? — Яматов всё-таки подскочил с кресла, вмиг оказался возле отца и с сжатыми кулаками навис над ним.

— Дмитрий Тагирович, а тебя собственная судьба что, совсем не волнует? — прожевав сладкий кусочек корзинки, вмешалась я, и оба мужчины на меня посмотрели. — В моём видении твой разлюбезный Глеб подкрался к тебе со спины и снёс мечом голову.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться