В ловушке у монстра

Размер шрифта: - +

Глава 13

 

Огляделась.

Мама дорогая, куда же я попала?

Сижу на кровати, над головой голубое безоблачное небо, солнышко светит, слышно, как птички поют, а нахожусь я в каком-то чудном лесу с деревьями, которые размером поспорили бы с небоскрёбом и легко выиграли. Сползла с постели, что стояла здесь совсем ни к месту, и понятия не имею, куда идти и что делать дальше.

Побрела куда глаза глядят. Травка под ногами сочная, коротенькая, идеальная, как по линеечке подстриженный газон. Идти по ней приятно, особенно босиком. К слову, хоть моё тело, кроме лица, и покрыто сиреневой блестящей, назову её, мазью, но если хорошо приглядеться, то на самом деле я абсолютно голая.

— Ай-й! — взвизгнула я, наступив на что-то колючее, а подняв ногу, обнаружила под ней маленького миленького ёжика. — Ух ты, какой мимимишный. Прости меня, пожалуйста, — попросила я у забавного зверька прощение со всей искренностью, на которую только способна.

— Да пошла ты, сиреневая, знаешь куда?! — далее изо рта до безумия симпатичного крошечного ежа послышался трехэтажный мат.

Опешила. Во-первых, что ни на есть - самый натуральный ёжик, каких я видела в зоопарке, говорит, а во-вторых, говорит он прокуренным голосом, да ещё и выражается матом.

— Вообще-то я извинилась, — упрекнула я зверька в невежливости, и он опять покрыл и меня, и моих родителей, и ближних родственников, дальним тоже досталось, как и соседям, ругательствами.

— Какая вредная малявка, — тоже огрызнулась я и лишь для устрашения и для того, чтобы ёжик перестал материться, нацелила на него ногу, делая вид, что сейчас его куда-нибудь пну.

— Ха-а-а! — усмехнулся колючий и дунул.

В один миг поднялся не просто ветер, а ураган. В глаза летела пыль, волосы встали дыбом и развевались. Я прилагала все силы, чтобы удержаться на ногах, но в какой-то момент упала и, подхваченная потоками воздуха, кубарем покатилась вглубь леса.

Когда всё стихло, и я боязливо открыла глаза, уже находилась далеко не в лесу, а в каком-то заброшенном полуразрушенном замке. Его мощные стены из камня окутывал вьющийся плющ, широкая грубая плитка на полу треснула, а статуи горгулий искорёжило время и ветер. Лежала я возле фонтана, покрытого мхом и плесенью, вода в нём имелась, но грязная, наверняка от дождя.

Встала на ноги и, отряхиваясь от грязи и травы, заметила, что за мной наблюдают чьи-то красные недобрые глаза и их множество. Они видны из каждого угла из всех щелей.

— Ведьма, — услышала я хриплый шёпот. — Ведьма.

Вот почему-то меня это слово совсем не удивило, но напрягло. В том злополучном клубе его тоже толпа выкрикивала. Но в тот момент я глюки ловила, а сейчас, скорее всего, лежу у себя в ванной, в отключке, расплющенная на полу и смотрю сон. А это значит, всё, что вижу и слышу, придумала я, и, соответственно, всем, что происходит вокруг, могу управлять.

«Интересно, а Яматова я тоже в свой сон приглашу», - подумала я и крикнула:

— Дмитрий Тагирович, а вы, случаем, где-нибудь здесь за камушками не прячетесь, а?

Вздрогнула, потому что позади себя услышала голос директора.

— Ведьма, что за уничижительный тон. Ты хочешь, чтобы тебя за него наказали?

Поворачиваться лицом к Яматову не спешу, всё-таки я нагая, а он мужчина.

Хотя чего я стыжусь? Всё же происходит только в моей голове.

Крутанулась и встала в весьма соблазнительную позу, а что - мой сон, мой мир, что хочу, то и ворочу. Не исключено, что после падения, на больничной койке проваляюсь неделю, хоть сейчас оторвусь по полной программе.

— Ещё посмотрим, кто кого накажет, — с вызовом сказала я, а сама отметила - видимо, мне Дмитрий Тагирович чуть-чуть, самую малость, но нравится, раз я его на своеобразный трон посадила, корону из костей надела на голову и обрядила как короля.

Яматов потянул длинные ноги, обутые в чёрные кожаные ботфорты, и зачем-то пальцем показал на пол, а затем заявил:

— Приклони колено, ведьма, и извинись!

— Ещё чего, — соорудив знатную фигу, фыркнула я. — Не дождёшься.

— Я тебя пока по-хорошему прошу, приклони, — развалившись на троне, гнул Яматов своё и ухмылялся.

— А то что? Ну что ты мне сделаешь в моём же сне, а?

— В твоём?! — как-то нехорошо рассмеялся директор, но когда к нему подбежал маленький щупленький человек и поднялся на цыпочки, чтобы что-то шепнуть, он умолк и внимательно выслушал карлика. — Слышишь, ведьма, тебя предлагают немедленно сжечь, если ты мне не подчинишься.

— Жги, — охотно согласилась я и добавила. — Хоть проснусь, как-то мне здесь некомфортно.

Хватило одного щелчка пальцами Яматова, чтобы подо мной образовался костёр, а я оказалась привязанной к столбу. Умом понимаю, что это мне всё снится, но вот огонь подступает к ступням, и мне страшно до одури.

— А может, не надо? — жалобно протянула я и ёрзаю, пытаюсь ноги повыше поднять.



Наталья Соболевская

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться