В лучах любви

Часть первая. Дуняша в поиске. 1. Топтыгин

Хороша была Дуняша. Французские ножки в ажурных колготках, итальянские туфельки, пышная юбочка, тонкая талия, под модной блузкой – высокая грудь, копна кудрявых волос ниже плеч, выразительные глаза и чувственные губы. Она танцевала на дискотеке, двигалась красиво в такт музыке, и парни с интересом посматривали в ее сторону, только близко подходить не решались, всех оттеснил своими габаритами Веня Топтыгин, он старался привлечь внимание девушки своими телодвижениями. Дискотека проходила на танцплощадке городского парка, зажигательные песни «Ласкового мая» гремели по всему парку, подвыпившая молодежь веселилась. Но тут Топтыгин видимо слишком перестарался, так ногой топнул, что пол под  ним провалился, хорошо, что Дуняша успела отскочить, иначе черная дыра поглотила бы ее худенькую фигурку… А Веня застрял, как Винни Пух, но выбрался с помощью матюгов и двух своих дружков. Дуняша с подружками, наблюдая за тем, как Топтыгин выкарабкивается из провала, посмеивались над неуклюжим Веней. Но вскоре музыка смолкла, а молодой диск – жокей объявил в микрофон, что танцевальный вечер окончен по техническим причинам. Нельзя нарушать технику безопасности, вдруг кто-то еще провалится – руки - ноги переломает…

- У-у-у -у – раздалось недовольное гудение со всех сторон, только веселье началось, и все, этот Топтыга испортил праздник.

Разочарованные девчонки покинули площадку.

- Ну, Топтыга, ну дурак, слон в посудной лавке – проговорила Дуня, подружки закивали головами.

- Да, идиот полный…

«Полный идиот» окликнул Дуню.

- Постой, Дуняша, я тебя провожу.

- Еще чего – дернула недовольно плечиком Дуняша – иди своей дорогой.

Но Веня не отставал, ухватил ее за руку, а на ее подружек шикнул:

- Ну – ка, девки, топайте по домам.

- Девки на базаре семечками торгуют – обиделась одна из подруг.

- Брысь – сказал Веня, а к Дуне обратился учтиво – Идем, со мной тебя никто не тронет, Дуняша.

Она фыркнула:

- Меня и так никто не трогает, а ты чего вцепился?

- Так ведь нравишься ты мне, давай дружить будем, встречаться – прошептал он ей на ухо, обнимая рукой за талию.

- Да, пошел ты… - ответила Дуня, резко вывернулась, и острой своей коленкой ударила его в пах так, что он испуганно охнул и схватился за свое достоинство.

- Ах ты ж, сучка, Дунька…

Дуни же и след простыл, убежала с подружками, дорогой они переговаривались, обсуждали Веню.

- Круто ты его сделала, Дуняха, а то возомнил о себе, что он «пуп земли»

- Пусть знает, к кому ручонки свои похотливые тянет – гордо вскинула голову Дуня и пошла по тротуару красивой походкой от бедра…

 

Поверженный Вениамин поковылял в сторону своего дома. А дом у него – полная чаша. Повернуться негде, не потому что площадь мала, а потому что все коробками и пакетами заставлено. Мама у Вени – не последний человек в районе – королева дефицита - председатель Райпо, это не баран чихнул, все ее знают, все уважают.

Изабелла Марковна Топтыгина не спала, ждала сыночка с танцев. «Идет, родимый» она услышала его тяжелые шаги в прихожей.

- Венечка, ой! Что с тобой?

Вениамин прошел на кухню, вид недовольный, еще об коробку с импортным сервизом запнулся, матюгнулся потихоньку. Мама в модном китайском халате с причудливыми узорами, металась по кухне, собирая на стол – бутерброды с икрой красной и черной, кофе бразильский.

- Я на танцплощадке пол проломил – сообщил он, решил лучше самому сказать, все равно ей доложат. Она всплеснула руками.

-  Завтра же пойду в райком, горком, партком, в милицию, я им всем покажу! Этой танцплощадке 100 лет, ясно, доски прогнили, надо снести ее к чертям! А ты, зачем туда ходишь? Дискотека – это рассадник зла и разврата! Тебе там делать нечего – сделала вывод мать.

- Я влюбился.

- В кого? – удивилась мать.

- В Дуню Селедкину. А она… меня послала.

- Послала? Так это она цену себе набивает… Если влюбился, то женись. Тебе же 26 лет, пора и семью создавать – заявила она – Дуня тоже в девках засиделась, не сопливая девчонка, чай, 23 года.

- Так она меня не любит – возразил Веня - и не пойдет за меня.

- Куда она денется? Предоставь это мне, сынок.

«Ну да. Мама все решит. Как мама скажет, так и будет» - подумал Веня перед сном.

А Изабелла Марковна не спала, думала, дело - то серьезное. Давно Веню пора женить, чтобы с дружками водку не пил, а дома сидел с молодой женой. А кто же откажется от такого жениха? От сына Топтыгиной? Это же билет в счастливую жизнь! А Дуня – девка бойкая, активная, такая и нужна увальню Вене… Все решено…  

В понедельник Изабелла Марковна вызвала к себе в кабинет Евдокию Селедкину. Та явилась, как велено, перед светлые очи начальницы.

- Здравствуйте, Изабелла Марковна! Вызывали?

- Евдокия, у меня к тебе вопрос. Какие у тебя жизненные планы?

- В планах у меня: работать, работать и еще раз работать на благо потребительской кооперации! – отчеканила Дуняша.

- Про работу понятно. А как насчет личной жизни? Замуж тебе пора, Евдокия.

- Жениха достойного нет, Изабелла Марковна.

- Как же нет? Мой Вениамин, например, разве не достойный жених?

«Сказать, что ее Веня – тупой осел? Обидится начальница, нельзя» - подумала Дуня и ответила:

- Так это, Изабелла Марковна, я такой чести не достойна.

- А это уж мне решать, кто достоин, а кто нет – произнесла строго начальница – короче, Веня сделает тебе предложение, ты согласишься, и все. Будем к свадьбе готовиться, это я на себя возьму, пригласим все районное и городское начальство…



Надежда Бер

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться