В лучах любви

5. Сложности перевода

Робкий луч света проник в помещение, где спала Дуня. Услышав чьи - то шаги, она внезапно проснулась. Ожидала увидеть Влада. Но это была Света.

- Ты? Ты где была? – пробормотала Дуня разочарованно.

- Я была с Хмыревым. Ты же уснула. А Мишка пришел, и к себе позвал – рассказывала Светка – ты не думай, у нас все серьезно. Смотри…

Она показала свою руку, на пальчике блестело дешевое колечко, но Светка демонстрировала его так, словно оно бриллиантовое.

- Хмырев сделал мне предложение!

- Поздравляю – пробормотала Дуня, и попыталась приподняться. Тут только Светка заметила, что одежда Дуни разбросана, а постель слишком помятая, так же, как и Дуня.

- А ты чего голая? И почему это простынь испачкана? Чем ты тут занималась?

- Влад приходил… Твой Хмырь сказал ему, что я ревела… Вот и пришел утешить – пролепетала Дуня.

- Вижу, утешил… Вот так, Влад – гад! – возмутилась Светка.

- Он, не гад. Он меня любит!

- Ну да, ночью тебя «утешал», а утром со своей сушеной Воблой в область поехал.

- Куда поехал? С какой Воблой? – растерялась Дуня.

- С невестой Ангелиной, на утреннем автобусе укатил в областной центр, с ее родителями знакомиться - сообщила Светка – я сама их на остановке видела, они уже в автобус садились…

-  Но он же не любит Дровощепину! Как он может, после того, что у нас с ним было? – недоумевала Дуня.

- А что было? Это для тебя событие государственной важности, а для него так, мелкое происшествие – ухмыльнулась Светка – он что, тебе что - то обещал?

- Он говорил, что любит. Что хочет быть со мной. Что я красивая, самая лучшая… ну и все такое, я даже не помню, но ему со мной хорошо… А она никто, она Вобла!

Света грустно покачала головой.

- На каком языке он с тобой говорил?

- На русском, каком еще… - Дуня криво усмехнулась.

- Он с тобой говорил на «мужском» языке. Если ты не в курсе, я переведу тебе его речь: «любить» значит «трахать»; «хочу быть с тобой» это «хочу быть с тобой сейчас», а не всю оставшуюся жизнь; а то, что «ты лучшая» так это «ты лучшая среди присутствующих здесь дам», а так, как ты здесь была одна, то естественно, ты и лучшая… Из этого следует, он ничего тебе не обещал. Провел с тобой ночь и пошел к невесте. У них свадьба на 17 августа назначена. Забыла?

Логика железная. Дуня смотрела на нее мутным взглядом. «Неужели все, что было ничего для него не значит?» Вид у Дуни с утра кошмарный: волосы, которые вчера были уложены в прическу и налакированы, стояли дыбом; тушь под глазами размазана; губы от поцелуев распухшие.

- Ну, ладно, не переживай. Все – таки Влад – клёвый чувак. Многие девахи мечтают с ним переспать, а он разборчивый, не со всеми желающими согласен. Так что считай, повезло – утешила ее Светка.

- Разборчивый? Выбрал себе какую – то Жердь! Невеста! Почему она? По расчету? Или по залету? – разозлилась Дуня, до нее все еще не доходило, что Влад из ее рук благополучно ускользнул...

 

С вечерним автобусом она уехала обратно в Заречинск. Дома мать встретила ее вопросом:

- Как съездила? Как там подружка твоя, Светка поживает?

- Нормально. Светка замуж собирается.

- Молодец. И тебе пора о замужестве подумать, а то останешься старой девой, как тетка Лукерья – заявила мать.

Дуня промолчала, укладываясь спать. «Старой, может, и буду, а девой уже нет» - подумала она. А насчет замужества, она вдруг решила, что так и быть выйдет замуж за первого встречного… назло… всем… и Владу, в частности.    

***

Утром на лавочке у ворот ее ждал Толя, ее верный спутник по маршруту «Заречинск – Расторгуево, и обратно»

- Привет, Дуня! Идем скорее на поворот, я договорился с другом, он едет в соседний район, и нас подбросит… Он на райкомовской машине начальника одного возит… - рассказывал по пути Толян, Дуня спешила за ним, как могла, но он шел очень быстро, она не поспевала.

- Поторопись, начальник ждать не будет. Вон они, уже едут… Ты чего ковыляешь – то? Ноги что ли натерла? – Толян обратил внимание на ее неуклюжую походку.

- Угу, натерла… - проворчала она, а сама подумала: «Натерла, только не ноги»

Райкомовская машина остановилась у поворота, Толик помахал рукой и ускорился. Дуня попыталась идти легкой походкой. Загрузились с Толяном на заднее сидение, поздоровались.

- Во, Толян, молоток! Такую классную чувиху нашел – хохотнул водитель.

Она хотела ему нагрубить, но в присутствии начальника не стала этого делать. В прочем начальник сам сделал парню замечание:

- Что за жаргон, Володя? Симпатичная девушка, а никакая не чувиха. Извинись.

- Простите, Борис Евгеньевич… пошутил.

Начальник рассмеялся.

- Перед девушкой извинись.

- Извините, - буркнул Володя.

- Я – Борис Евгеньевич, а Вас как зовут? - поинтересовался начальник, обернувшись к Дуне. Он был мужчина симпатичный, молодой, аккуратно подстрижен, в импортной рубашке, глаза серые внимательные.

- Евдокия Гавриловна – представилась она.

- Очень приятно…

«А уж мне – то, как приятно. Жаль у мужика на руке колечко обручальное блестит. Женатик. Тоже на какой – нибудь мымре женат. Все привлекательные мужчины выбирают в жены каракатиц. А нам, красавицам остаются всякие Топтыжки». Дуня вспомнила, что вчера решила выйти замуж за первого встречного. И кто этот первый встречный? Толя? Не смешно, он не считается, рановато ему жениться…



Надежда Бер

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться