В лучах любви

5. "Ежик в тумане"

«Вот Григорий обрадуется второму ребенку. Сейчас ему скажу» - думала Дуня, вспоминая, как он кружил ее по комнате, узнав, что она беременна Лёнчиком.

- Гриша! Сюрприз!

Муж сидел за столом, ватрушки уплетал, запивая молоком. Заинтересовался, глаза округлил.

- Какой? Что – то вкусное в городе купила?

- Тебе лишь бы пожрать! Не угадал! Я в больнице была.

- Ну и… - произнес он разочаровано, ну что вкусного в больнице может быть?

- Я беременна! – выпалила она торжествующе.

От «радости» муж чуть не подавился, закашлялся, глаза выпучил. Дуня услужливо похлопала его по спине, приговаривая:

- Я уверена, на этот раз будет девочка…

- А на фига она нам? – спросил он, прокашлявшись – у нас ребенок есть. А она реветь будет, не спи опять ночами из-за нее… Короче, я против.

Дуня рот от удивления открыла, а муж ушел к маме. Родня тут же собрали экстренный семейный совет. Павлина выразила общее мнение:

- Дуня, если вздумаешь рожать, на нас не рассчитывай, мы помогать не будем. Бабуся уже старенькая, ей тяжело, а мне, сама знаешь, некогда.

Бабуся согласно закивала головой.

- А вы и так не особо помогаете – рявкнула на них Дуня. «Достали, родственники нашлись», она наскоро покидала вещи в сумку, взяла за руку Леню, и ушла, как ежик «в туман», то есть в Заречинск уехала к маме. Думала, любимый муж за ней примчится, прощения просить будет и на нового ребенка согласится. А ей очень дочку хотелось.

Но ни в этот день, и на следующий и последующий никто за ней не приехал. А зачем она нужна? Картоху уже выкопали, в закрома сложили, питался Гриша у мамы, то есть у бабуси. Нет проблем…

А вот у Дуни проблемы возникли, мама спросила:

- Дуняша, а ты домой - то собираешься? Вроде погостила, хватит.

Тогда из голубых глаз Дуняши полились крупные слезы.

- Они меня на аборт посылают… А я дочку хочу… А им не надо ее…

Тут отчим из комнаты крикнул:

- Ну и правильно посылают, ты посмотри, что в мире - то творится! Глянь, Дуняха, по Москве танки ходят, Белый дом штурмуют. Не иначе революция, а там и война, всеобщая мобилизация, заберут твоего Гриньку в солдаты и поминай как звали, а ты сиди одна с двумя – то детьми…

- Типун тебе на язык! - прикрикнула на него Алевтина – болтаешь ерунду всякую. А ты, Дуня, если на аборт посылают, то и иди с миром… на аборт. Куда деваться – то, если мужу не надо, то тебе на кой? Времена – то тяжелые…

Дуня заревела. Почему она должна их слушать, что они в жизни понимают? Вот свекруха, после свадьбы сказала: «Деньги, что подарили на свадьбу пополам разделите и на сберкнижки положите.» Очень ценное вложение средств – через два года можно пару «Сникерсов» купить.

Но деваться некуда, пошла на аборт и вернулась домой опустошенная, как физически, так и морально. Мечта о дочке, так и осталась мечтой.

Муж встретил радостно, народная молва уже донесла, что Дуня с аборта возвращается.

- Ну вот и молодец! Вот и правильно, ты, Дуняха, не переживай. Жалко, конечно, девчонку – дочку - то нашу, а давай, мы ее помянем, у меня и бутылка есть – предложил он.

- Да пошел, ты с бутылкой своей – рявкнула Дуня.

- Понял, не дурак… Я пошел – и убежал к друзьям, с ними и «помянул».

***

После нового года Дуня вышла на работу в колхозную бухгалтерию, и жизнь вроде, как наладилась, она перестала грустить и хандрить. Утром корову подоит, ребенка в садик увезет на саночках и на работу, а там хорошо, дома – то в декрете присесть некогда, а тут сиди и радуйся, правда, цифры считать надо и в ведомости их записывать, но это уже мелочи, к тому же компания подходящая – женская, каждый день кто-нибудь чего - нибудь приносит из стряпни к чаю, Дуня даже поправилась на 6 килограмм. Пришлось маме пошить для дочки новые наряды для работы. В них и щеголяла Дуня перед коллегами, а те завидовали… А еще все дамы делились своими проблемами, а других послушаешь, и свои неприятности, как – то меркнут на общем фоне. Все вроде бы нормально, с мужем Дуня дружно живут, ну, пока он трезвый…

Быстро летят годы, вот и Лёне уже четыре исполнилось.

На работе главбух сказала:

- Евдокия, тебе «комсомольское» задание. Берешь декларации, и едешь в Заречинск, в налоговую. Поняла?

- Поняла, что тут не понятного.

- Молодец. Ну и за одним зайдешь в сельхозуправление, к начальнику, вот эти документы пусть он их подпишет, и привезешь обратно – объясняла ей главбух, а Дуня уже толкала документы в свою сумку, она все поняла и побежала исполнять поручение. До Заречинска ее на колхозной машине увезут, а уж обратно, как-нибудь сама доберется, кто знает, сколько времени в налоговой проторчит. Там вечно очередь в отчетный период. В очереди простояла почти до обеда, в управление не успеет. Время терять она не любила, раз уж приехала в город, решила в парикмахерскую сходить.

- Мне только кончики подравнять – сказала она.

- У меня по записи – фыркнула популярная в городе мастер Галина – а вот Оля свободна.

Молодая девушка Оля посмотрела на волосы Дуни внимательно.

- Только кончики? Давай я Вам нормальную стрижку сделаю?

- Ну, хорошо, только не коротко – произнесла с сомнением Дуня, муж не любит короткие стрижки. Оля взялась колдовать над ее волосами старательно, чуть не каждую волосинку отдельно стригла. Крутой мастер Галина смотрела на ее манипуляции иронично, пока к ней не пришла клиентка по записи.

- Изабелла Марковна! Здравствуйте! – пропела Галина радостно – проходите, садитесь. Все как обычно?

- Привет, Галя. Ушки открыть, сверху - шапочкой, снизу на ножке, ну ты сама знаешь.

Сама госпожа Топтыгина на стрижку пришла, сделать вид, что Дуня ее не заметила проблематично тем более, что Изабелла ее увидела уже.

- О! Евдокия? Ты? Вот так встреча!

- Здравствуйте, Изабелла Марковна – натянуто улыбнулась Дуня.

- Ну, привет, давно не виделись. Как жизнь – то? Не жалеешь, что не послушала меня?



Надежда Бер

Отредактировано: 11.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться