В мечту. Я (не) живу

Размер шрифта: - +

Глава 1. Не жизнь

Она смотрела на блестящий круг и никак не могла понять, продолжение ли это сна или нет.

Она так много читала о нем. Ей так хотелось, чтобы он попал к ней в руки. И всегда она с горечью думала, что это невозможно.

Но ошиблась.

«Я наверняка не до конца проснулась», — говорило ей сознание.

«Я смогу сделать то, чего так давно хотела, — ликующе прошептало подсознание. — Я могу… победить смерть».

***

Днем ранее

 

Дождь на кладбище смотрелся как нельзя органично.

Холмики могил ровными рядами лежали под серым пасмурным небом, и прохладные капли мерно барабанили по могильным камням, высеченным на них буквам и фотографиям людей, навеки застывшими в миге прошедшей жизни. Шуршаще перестукивали они и по листьям деревьев, и по траве, и этот тихий шелест был единственным звуком, нарушающим тишину. Здесь словно находился другой мир. Будто не скрывалась за деревьями дорога, по которой автобус увозил и привозил людей из города, будто не было самого города, шумного и оживленного. Другая реальность — тихая, застывшая в вечном безмолвии.

С фотографии на одной из могил смотрело лицо совсем молодого парня, лет пятнадцати-шестнадцати. Парень улыбался, чуть наклонив голову, и его смеющиеся глаза казались живыми. Словно он с интересом глядел в настоящее из своего прошлого, где не был еще мертв.

Могила эта была примечательна тем, что только около нее находился человек. Девушка, на вид ровесница парня, держащая в руке зонтик и застывшая напротив камня с фотографией. Худенькая, хрупкая на вид, с каштаново-рыжими длинными волосами, удерживаемыми белой повязкой на голове, в джинсах и простой белой майке. Карие глаза девушки были устремлены на фотографию, но смотрели, казалось, сквозь нее. Взгляд их был отсутствующим и словно бы недоверчивым, точно девушка так и не смогла смириться с утратой.

Девушку звали Миц. Вообще, конечно, Марина, но ей больше нравилось прозвище из веселого и немного хулиганского детства. Парень с фотографии был ее братом.

Капли дождя тихо барабанили по зонту, и Миц отстранено вслушивалась в их шелест. Кап, кап, кап... «Небесные слезы», как когда-то она вычитала в какой-то книге. Природное явление, которое любят добавлять во всякие печальные сцены, как бы показывая, что небо грустит вместе с героями. Вот только на самом деле все не так. Природе все равно, о чем там скорбят люди, ей плевать, что за человек лежит в земле и что он был ей, Миц, братом. Дождь — это просто дождь.

И смысл жить и что-то пытаться делать, если все равно в итоге тебя положат в деревянный ящик, и ты станешь удобрением и пищей для червяков...

Миц упустила момент, когда затих шелест капель по зонту. Поняв, что больше не слышит их, она опустила зонт и подняла голову. Дождь прекратился. Небо стало менее пасмурным, облака посветлели, в них образовались просветы. Солнечный луч упал на лицо Миц, и она закрыла глаза, чувствуя легкое тепло на коже.

— Миц, солнце выглянуло! Ну наконец-то, а то достала эта пасмурная погода уже!

Миц вздрогнула и, опустив голову, открыла глаза. Перед ее взором снова предстал могильный камень с фотографией брата и тут же слегка расплылся, отгороженный слезами.

Смысл жить, если жизнь заканчивается смертью?..

Миц отвернулась могилы и смахнула слезы тыльной стороной ладони. Поморгала, взглянула перед собой. В траве блестели капли недавнего дождя. Недалеко от Миц падал еще один солнечный луч, оставляя на ней небольшой круг света.

В нем, сидя на покачивающейся травинке, слегка трепетала крыльями синяя бабочка.

Почему-то, увидев ее, Миц никак не могла оторвать взгляд. Конечно, синие бабочки в их краях встречались не особо часто, но девушка смутно ощущала, что не только интерес был причиной того, что она так пристально следила за каждым движением насекомого. Что-то было в бабочке такое...

Знакомое.

Бабочка спорхнула с травинки и неторопливо полетела куда-то. Проводив ее взглядом, Миц вновь посмотрела на солнечное пятно. Почему-то ей казалось, что к нему надо подойти. Там... там может что-то быть...

— Марина!

Вздрогнув от неожиданности, Миц обернулась на голос. Недалеко от нее стояли родители.

— Пора ехать, — сказала мама мягко. — Автобус скоро уйдет.

Миц кивнула. Оглянулась на солнечное пятно, но странное чувство, что там может что-то быть, уже прошло. Последний раз скользнула взглядом по фотографии брата и зашагала к родителям, складывая на ходу зонт.

«А мы все равно умрем. Мама, папа, я... все мы когда-нибудь будем лежать там же, где и Максим».

***

Максим погиб полгода назад, и его смерть была, прямо сказать, нелепа. Миц, может быть, и смирилась бы, если бы брат ценой жизни спас кого-то или хотя бы умер чуть более достойно, но его гибель являлась всего лишь дурацкой случайностью, словно нарочно созданной для того, чтобы показать, от каких идиотских вещей порой может умереть человек.



Юлия Коковина

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться